тульская областная универсальная научная библиотека
 ГУК ТУЛЬСКАЯ ОБЛАСТНАЯ
 УНИВЕРСАЛЬНАЯ НАУЧНАЯ
 БИБЛИОТЕКА
 • основана в 1833 году •
 Режим работы:
пн. - чт. - с 10:00 до 19:00
сб., вс. - с 10:00 до 18:00
пт. - выходной
последняя среда месяца
санитарный день
300 041, г. Тула,
ул. Тургеневская, д. 48
Для корреспонденции:
300 000, г. Тула, а/я 3151
Тел.: +7 (4872) 31-24-81
guk.tounb@tularegion.ru
Памятные даты
Пн апреля 22
105 лет со дня рождения Анастасии Владимировны БОГАЧЕВОЙ (1914-1991), врача-терапевта, заслуженного врача РСФСР, почетного гражданина г. Венева.
Чт апреля 25
115 лет со дня рождения Василия Ивановича МУРАШЕВА (1904-1959), ученого в области строительной техники, лауреата Государственной премии СССР (1951), уроженца д. Тургенево Чернского у.

Моноспектакль Инны Тарады, посвящённый творчеству Марины Цветаевой

EzUc866MjSo

22 апреля в 14:00

Вход свободный

Э.Д. Гетманский

Лениниана в книжном знаке. Часть 1 (1920-1940-е годы)

Ленинская тема в экслибрисе - это особая страница в истории отечественного книжного знака. Экслибрисная Лениниана занимала в советской малой графике ведущее место, она чрезвычайно обширна и богата по материалу. На протяжении десятилетий экслибрисная Лениниана была в центре внимания нескольких поколений художников. Владимир Ильич Ленин был страстным книголюбом, он любил и ценил книгу. Ни тюрьмы, ни ссылки и эмиграция не смогли помешать постоянному стремлению Ленина к созданию личной библиотеки, книги всегда окружали его. Судя по каталогу ленинской библиотеки в Кремле и воспоминаниям Н.К.Крупской, В.И.Ленин уже в 1895 году «располагал небольшой библиотекой», ко времени окончания шушенской ссылки в его библиотеке «находилось около 500 книг», летом 1914 года после ареста в Поронино «польский полицейский чиновник, производивший осмотр библиотеки в квартире Владимира Ильича, в своем донесении определил ее вес в 10 центнеров», то есть она по своей величине втрое превышала шушенскую библиотеку. К началу 1917 года в Женеве у Ленина накопилось столько книг, что их, по шутливому выражению Н.К.Крупской, стало «девать некуда». Ленин очень дорожил многими книгами, отмечая их своей владельческой пометой. Самая ранняя из них выглядит так - «18 19/10 90 В.Ульянов». Затем появилась надпись по своему содержанию соответствующая экслибрису - «Из книг В.Ульянова». Сохранились четыре книги с такой надписью, причем первые две относились, возможно, к числу самых ранних приобретений Ленина - «Психологические этюды И.М.Сеченова», изданная в 1883 году и «Капитал» Карла Маркса на немецком языке (1885).

В 1908 году В.И.Ленин поселился в Женеве, а затем в Париже, и стал более систематически собирать личную библиотеку, тогда он и завел резиновую печатку с латинским шрифтом «Vl. Oulianoff», которую ставил в верхнем правом углу титульного листа книги. Этот штемпельный оттиск 185 раз встречается на книгах и периодических изданиях ленинской библиотеки в Кремле, Ленин пользовался этим штемпелем вплоть до конца 1917 года, а самый ранний оттиск был сделан на книге, изданной в 1897 году. С этим оттиском связана удивительная история. После окончания войны воинская часть, в которой служил капитан Л.П.Зяблин, разместилась в берлинской казарме, где ранее находилась фашистская диверсионная школа. Для солдатской библиотеки Зяблин решил отобрать ряд книг, которые во множестве валялись в подвалах казарм, это были книги из разграбленных гитлеровцами библиотек. Его внимание привлекла книга Бельтова «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю», изданную в Петербурге в 1895 году. Зяблин ушел на войну студентом исторического факультета МГУ и прекрасно знал, что Бельтов - это псевдоним Г.В.Плеханова. Книга имела штемпель, что она принадлежала библиотеке Польского генерального штаба. Но самое удивительное было то, что на книге стоял оттиск печатки «Vl. Oulianoff», а на последней странице имелись пометки от руки. Капитан Зяблин сохранил ленинскую книгу, как выяснилось позднее, она входила в Поронинский архив В.И.Ленина.

Судьба книг из библиотеки В.И.Ленина, которую он собрал в Поронино, весьма интересна. В 1918 году корреспондент одной польской газеты обратил внимание на то, что продавец небольшой лавки в городе Краков заворачивает хлеб в листы с русским текстом. Листы вырывались из книг, на которых стоял красноватый оттиск «Vl. Oulianoff». Это были книги из библиотеки В.И.Ленина, которые конфисковали польские жандармы. Журналист купил у лавочника две книги и сообщил о своей находке польскому писателю Гжимала-Седлецкому, который незамедлительно приобрел оставшиеся у лавочника десять книг. До 1932 года эти книги из ленинской библиотеки хранились у писателя, затем он передал их в дар городской библиотеке города Бугдощь. Через посольство СССР в Варшаве эти книги безуспешно пытался приобрести Советский Союз, в обмен предлагались ценнейшие польские издания из фондов советских библиотек. Польские газеты выступили против передачи книг из библиотеки В.И.Ленина Советскому Союзу. Во время войны гитлеровцы пытались вывезти в Германию эти книги, но не успели, помешало стремительное наступление советских войск. В марте 1945 года Рада Народова города Бугдощь, в благодарность за освобождение города от фашистов, передала книги из библиотеки В.И.Ленина в дар советскому народу.   Кроме штемпельного оттиска «Vl. Oulianoff» на ленинских книгах имелись надписи на французском - «Lenine», или немецком языке - «Lenin».

Только после переезда правительства из Петрограда в Москву В.И.Ленин впервые получил возможность приступить к созданию личной библиотеки. Всего за несколько лет, как видно из каталога кремлевской библиотеки, собралось почти 8450 томов. На своих книгах Ленин делал разнообразные и характерные пометки в том числе - «Ленин», «Экз. Ленина», «На стол Ленину», «Вернуть, экз. Ленина», «В мою библиотеку», всего на книгах ленинской библиотеки сохранилось около 900 его помет и надписей. В это же время был выполнен каучуковый штамп с текстом - «Библиотека (№…) Н.Ленина». Известен случай, когда Ленин обнаружил экслибрис на книге М.Лидина «Материалы к выяснению партийного кризиса в Российской социал-демократической рабочей партии». Он написал синим и красным карандашами на ее обложке и титульном листе: «Из книг Лидина?» «Чужой экземпляр. Надо вернуть!!», «Из книг Лидина», «Вернуть Бонч-Бруевичу». Сам Владимир Ильич не имел ни на одной своей книге бумажного экслибриса, но, пользуясь владельческими пометами и резиновыми печатками, проявлял интерес к экслибрису, как к владельческому знаку, как и к случайно попавшим к нему книгам по искусству книжного знака.

Первое знакомство В.И.Ленина с экслибрисной литературой состоялось в ссылке в Шушенском, тогда он получил от сестры Марии Ильиничны номер «Известий книжных магазинов товарищества М.О.Вольф» за 1897 год, где была опубликована статья «Кое-что о библиотечных знаках (экслибрисах). Набросок старого библиофила». Кстати, это краткое исследование, являлось первой публикацией о книжных знаках на русском языке. В библиотеке В.И.Ленина в Кремле под номерами 6744, 6750 и 6769 было три издания по экслибрису. Это «Книжные знаки русских художников» под редакцией Д.И.Митрохина, П.И.Нерадовского и А.К.Соколовского («Петрополис», 1922). Это издание вышло тиражом всего 500 экземпляров, в нем рассказывалось о создании экслибрисов более чем 200 русских художников, среди которых были - А.Н.Бенуа, М.А.Врубель, М.В.Добужинский, И.Я.Билибин, А.И.Кравченко, Е.Е.Лансере А.П.Остроумова-Лебедева, В.А.Фаворский, Г.И.Нарбут, Б.М.Кустодиев, В.М.Конашевич, Д.И.Митрохин, С.В.Чехонин и К.А.Сомов. Творчеству русских и западноевропейских художников-экслибрисистов была посвящена вторая книга - Р.В.Фрейман «Экслибрис. Краткий исторический очерк книжного знака», вышедшая в Петроградском издательстве «Время» в 1922 году. Третье издание - В.К.Охочинский «Книжные знаки Владимира Изенберга» также вышло в Петрограде («Север», 1923). Трудно представить, что В.И.Ленин при всей своей занятости, мог интересоваться столь специфическим разделом малой графики, каким является экслибрис, скорее всего эти издания поступили вместе с другими обязательными экземплярами из Российской книжной палаты.

Книжные знаки Ленинианы можно условно разделить на три группы - портретные (иконографические) экслибрисы; графические миниатюры, содержащие цитаты из произведений Ленина: книжные знаки, в которых отражается его жизнь и революционная деятельность. Первый экслибрис Ленинианы был создан ещё при жизни В.И.Ленина. В 1921 году петроградский художник Александр Степанович Янченко создал экслибрис для библиотеки клинического военного госпиталя Военно-медицинской академии. На знаке изображена медицинская эмблема - чаша со змеей, меч и раскрытая книга со словами В.И.Ленина: «Трудящиеся тянутся к знанию, потому что оно необходимо им для победы». Наличие именно этих слов, сказанных Лениным на Первом Всероссийском съезде по просвещению, вполне оправдано - библиотека состояла в основном из книг, предназначенных для самообразования.

В 1925 году ленинградский художник Иван Константинович Томковид исполнил экслибрис для ленинградских журналистов П.О. и Н.О. Болдиных, работавших в ежедневной «Красной газете» (выходила с января 1918 года по февраль 1939 года), на нем изображены сияющая пятиконечная звезда, деревянный мавзолей Ленина, построенный в 1924 году по проекту архитектора А.В.Щусева, а также молот и шестерня, знаменующие собой союз науки и труда.

Другой экслибрис с изображением мавзолея в 1926 году создал московский художник Михаил Львович Фрам для одного из активных деятелей пионерского движения М.Б.Ценципера. На нём изображены юный знаменосец с алым галстуком на груди и звено пионеров, марширующих на фоне освещённого солнцем мавзолея Ленина. В 1930-е годы М.Б.Ценципер получил высшее образование, защитил кандидатскую диссертацию, и долгие годы работал научным сотрудником Института грудной хирургии Академии медицинских наук СССР. М.Л.Фрам прожил почти 100 лет, он работал над экслибрисом до самой смерти, его книжные знаки покоряли неувядающим мастерством, но над экслибрисной Ленинианой, он не работал.

Первым экслибрисом с портретным изображением В.И.Ленина является знак, выполненный в 1925 году для Ленинградской городской библиотеки имени В.И.Ленина, ленинградским графиком, преподавателем Академии художеств Павлом Александровичем Шиллинговским. Он работать в искусстве книжного знака начал с 1924 года, создав всего 12 экслибрисов, его единственный ленинский книжный знак был одним из первых в его экслибрисном творчестве. На этом экслибрисе изображен В.И.Ленин, склонившийся над книгой, и народ, идущий к вождю. Вдали дымят трубы заводов и фабрик, страна занята восстановлением разрушенного гражданской войной и иностранной интервенцией народного хозяйства. Рисунок обрамлен колоннами со сводчатой аркой, на которой написано слово «Библиотека» и нарисованы серп и молот, окруженные колосьями. В нижней части экслибриса показаны расположенные на столе книги, чернильница с пером. Надпись «имени Ленина» завершает строгую классическую композицию. Эта гравюра на дереве остаётся одной из самых лучших в экслибрисной Лениниане, из всего того, что было создано в советское время по этой теме. К сожалению, великолепный экслибрис Шиллинговского, никогда на книги не наклеивался, и навсегда остался проектом. Причина этого крылась в истории создания этого экслибриса. После смерти В.И.Ленина дирекция филиала Российской публичной библиотеки (ныне РНБ) обратилась в 1924 году в Совнарком с просьбой о присуждении филиалу этой библиотеки имени В.И.Ленина. Одновременно П.А.Шиллинговскому был заказан экслибрис «Библиотека имени Ленина». Но случилось так, что имя В.И.Ленина было присвоено крупнейшему книгохранилищу страны - Румянцевской библиотеке в Москве, которая стала называться Государственной библиотекой СССР имени В.И.Ленина (ныне РГБ). И хотя книжный знак П.А.Шиллинговского остался проектом, именно с этого экслибриса началась советская портретная экслибрисная Лениниана.

В 1926 году московский художник Соломон Бенедиктович Телингатер в технике цинкографии создал экслибрис для автора приключенческой повести «Красные дьяволята» («Охота за голубой лисицей»), П.А.Бляхина. На экслибрисе воспроизведены силуэт Ленина и слова Карла Маркса: «Религия - опиум для народа». Бляхин написал две антирелигиозные книги, отсюда и слова Маркса в сюжете знака. Обе книги хранятся в кремлевской библиотеке В.И.Ленина за номерами 6578 и 6579, на титульном листе одной из них дарственная надпись: «Товарищу Ленину. Член IX съезда П.Бляхин. 30/III - 20 г.». С первых дней Великой Отечественной войны П.А.Бляхин ушел в народное ополчение, по заданию командования переходил линию фронта, воевал в партизанских отрядах, затем работал военным корреспондентом в газетах 49 и 61-й армий. Уже после смерти П.А.Бляхина по мотивам «Красных дьяволят» режиссёром Эдмондом Кеосаяном был поставлен популярный героико-приключенческий фильм «Неуловимые мстители» (1966), за которым последовали два продолжения. С.Б.Телингатер никогда больше не возвращался к ленинской теме, со временем он стал крупнейшим мастером книги, и первым из советских художников удостоился, звания лауреата международной Гутенберговской премии (Лейпциг), он стал автором изящных шрифтов, которые применялись в полиграфии

Ленинградская художница Татьяна Фёдоровна Белоцветова выполнила экслибрис в цинке для кадрового военного моряка, активного участника Октябрьской революции Г.Ф.Селезнева. К моменту создания этого книжного знака, в 1926 году Г.Ф.Селезнев заведовал библиотекой Адмиралтейства в Ленинграде. На книжном знаке его домашней библиотеки дан силуэтный портрет В.И.Ленина на фоне здания Адмиралтейства и раскрытой книги.

Ленинградский художник, один из пионеров светомузыки в СССР, Григорий Иосифович Гидони создал несколько ленинских книжных знаков. Один из них «Из книг библиотеки Ленинградского университета» был нарисован в 1929 году. История Ленинградского (Петербургского) университета тесно связана с фамилией Ульяновых. В университете учился старший брат В.И.Ленина Александр Ульянов. Здесь он вступил на путь революционной борьбы, отсюда после покушения на царя ушёл на казнь. В Петербургском университете весной и осенью 1891 года Владимир Ульянов сдавал экстерном государственные экзамены на юридическом факультете. На экслибрисе Г.И.Гидони изобразил В.И.Ленина, сидящим за раскрытой книгой с карандашом в руках. На другом экслибрисе Г.И.Гидони для библиотеки Ленинградского Дома учёных имени М.Горького изображен Максим Горький за письменным столом, на котором среди книг виден бюст В.И.Ленина. В конце  1930-х годов Г.И.Гидонибыл привлечен к работе по светомузыкальному оформлению основного зала проектируемого Дворца Советов, был репрессирован как японский шпион и погиб в заключении.

В 1930 году московский график Николай Павлович Дмитревский подарил великолепный ксилографический книжный знак публицисту, издателю, педагогу, мемуаристу культурному и общественному деятелю. Г.З.Литвину-Молотову. В конце 1920-х годов он работал в Госиздате (член правления). Был председателем правления и главным редактором издательства «Молодая гвардия» С осени 1938 года заведующий научно-библиографическим отделом Государственной библиотеки СССР имени В.И.Ленина. Позднее заведовал кафедрой марксизма-ленинизма и социально-экономических дисциплин в Московском институте иностранных языков. Участник Великой Отечественной войны.В 1946 году был репрессирован («за недооценку «Краткого курса истории ВКП(б)»), отбывал 10-летнее заключение в психиатрической больнице НКВД города Казани. 12 декабря 1955 года Литвин-Молотов был освобождён от принудительного лечения и его «дело» было прекращено. Художник Н.П.Дмитревский начинал в Вологде, сделал он около 60 книжных знаков, в Москву переехал в 1928 году. Его ленинский экслибрис индивидуален по образу и монументален по композиции.

8 июля 1923 года было опубликовано обращение ЦК РКП(б) об учреждении Института Ленина в Москве, задачей которого было собирание, хранение, изучение и издание литературного наследства В.И.Ленина, а также документов связанных с его жизнью и революционной деятельностью. В 1930 году московский художник Николай Иванович Падалицын выполнил в гравюре на дереве экслибрис «Институт Ленина», на котором изобразил здание этого института, построенного в 1924-1927 годах на Советской площади в Москве архитектором С.Е.Чернышёвым. Н.И.Падалицын был арестован 26 июня 1930 года. Постановлением тройки ОГПУ Московской области от 17 сентября 1930 года за «антисоветскую деятельность» приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян 20 сентября 1930 года. Похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве. В 1989 году реабилитирован.

Московский художник Евгений Васильевич Головня в 1931 году выполнил книжных знак для кадрового военного В.И.Цветкова. На нём, на фоне силуэта Ленинграда изображен портрет В.И.Ленина, книга «К.Маркс», множество книг и графических листов. В годы Великой отечественной войны полковник В.И.Цветков был участником обороны Ленинграда. В том же 1931 году Е.В.Головня нарисовал ещё один книжный знак, предназначался он для книг библиотеки Московского отделения Всероссийского общества филателистов (МО ВОФ), на этом знаке художник дал ленинский портрет на фоне кляссеров с марками и альбомов с книжными знаками. Всероссийское общество филателистов (ВОФ) было создано в 1923 году, в конце 1930-х годов фактически прекратило свою деятельность.

Московский ксилограф Николай Алексеевич Пискарев в 1930 году выгравировал на дереве двухцветный экслибрис для библиотеки Дома Красной Армии, где на фоне красного знамени изображён красноармеец в будёновке, вооружённый мосинской винтовкой, стоящий на посту в карауле, вдали виден монумент В.И.Ленина на гигантском постаменте, а также военные корабли и краснозвёздные самолеты. Пискарев был одним из лучших отечественных ксилографов, его экслибрисы покоряли чистотой и тонкостью штриха, простотой и логичностью композиционного решения сюжета.

Московский художник Георгий Константинович Ткаченко выполнил «Ex libris Центральной библиотеки СССР им. Ленина». На этой графической миниатюре он нарисовал памятник В.И.Ленину на фоне здания Румянцевского музея и множества книг. П.Король был преподавателем Киевского художественного института, его домашняя библиотека насчитывала в 1920-е годы около 2000 томов книг по обществоведению и социологии искусства. В 1928 году для книг библиотеки П.Короля в гравюре на дереве выполнила книжный знак украинская художница Елена Борисовна Сахновская.

В 1934 году московский художник М.Г.Дубровский нарисовал книжный знак для А.А.Данцига, на нем видна ленинская траурная марка СССР. Выпущенная в день похорон В.И.Ленина в 1924 году, на фоне стилизованных паровоза и военно-морских судов, а также мачты электропередачи. Два ленинских книжных знака выполнил в 1932 году витебский художник Ефим Семёнович Минин, предназначались они для библиотеки Витебского государственного музея. В 1913-1915 годах он обучался в Витебском коммерческом училище В.Грекова. После демобилизации из армии в 1918 поступил в Витебское художественное училище к Ю.М. Пэну, также был учеником С.Б. Юдовина. В 1920-1921 годах преподавал в Витебском художественно-практическом институте. В связи с несогласием с действиями нового руководства института вместе с Ю.М.Пэном (проректором по учебной работе), С Б.Юдовиным и группой студентов 23 сентября 1923 года выступил с коллективным заявлением об уходе и покинул институт. Позже, до конца 1920-х годов преподавал в Витебском еврейском педагогическом техникуме, принимал активное участие во многих выставках книжного знака и графики. В 1928 году принимал участие в международной выставке книжного знака в Лос-Анджелесе. Работал Е.С.Минин преимущественно в технике ксилографии. Арестован в ноябре 1937 года в Витебске. Постановлением Комиссии Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) и Прокуратуры СССР от 19 ноября 1937 года приговорен к расстрелу. Реабилитирован посмертно в 1958 году.

В моей коллекции ленинских экслибрисов были две графические миниатюры, которые я никогда не показывал на выставках книжного знака и не включал в каталоги своих экслибрисных вернисажей. Причина этого крылась в строжайшем контроле со стороны всесильной партийной цензуры, которая жёстко отбирала каждый ленинский экслибрис для экспозиции на выставках книжного знака.   Первый из запрещённых книжных знаков выполнил ленинградский художник Александр Александрович Труханов для крупного ленинградского коллекционера, председателя ЛОЭ В.С.Савонько. На этом знаке художник нарисовал портрет знаковладельца в военной форме на фоне звезды, меча и раскрытой книги с гусиным пером. Два изречения В.И.Ленина и И.В.Сталина дополняют композицию этого экслибриса, ленинская цитата гласит: «Наши победы стали возможными исключительно благодаря усиленной партийной и культурно-просветительной деятельности в рядах Красной Армии». Сталинское изречение на экслибрисе грозно предупреждает: «Ни одной пяди чужой земли не хотим, но и своей земли, ни одного вершка своей земли, не отдадим никому». Савонько, как кадрового военного, понять можно, в первое послереволюционное десятилетие, все успехи в стране связывали только с её партийным руководством (иначе нельзя было думать), естественно и Красная Армия, в особенности офицерский состав, также свои победы на фронтах связывал исключительно с партией (другая движущая сила исключалась). Ленинская мысль получит свое дальнейшее развитие в процессе военного строительства Красной Армии, конкретно в насаждении в ней всесильных политорганов, а грозное сталинское предупреждение о защите Отечества от внешних и внутренних врагов также сработает в полной мере, и миллионы «врагов народа» превратят в лагерную пыль, а чужую землю, которая была так не нужна, приберут по случаю, отнюдь не мирным, а кровавым путём.

Другой из ранее запретных экслибрисов был выполнен художником Борисом Капцевым для Л.Б.Каменева, старого и верного друга В.И.Ленина. На этом экслибрисе художник умело выдал и сюжет, и композицию по полной программе, как и положено для высшего партийного руководителя с богатым революционным прошлым. На книжном знаке даны два портрета на обложках книг, обращённых друг к другу, портрет В.И.Ленина и портрет, похожий на К.Маркса, между ними художник поместил факел в руке. Кроме того, на знаке изображен оратор, вероятно по логике сюжета сам знаковладелец, который выступает перед массой людей с транспарантами и знамёнами. Текст «Ленинизм» и множество книг венчают композицию этого книжного знака. Знак, как знак, такими в советское время был каждый второй, сама ленинская тема к этому обязывала, но весь вопрос был в том, что Л.Б.Каменев числился «врагом народа», да не просто врагом, а врагом, которому от родителей досталась звучная и такая «понятная» в России фамилия Розенфельд. Л.Б.Каменев в 1910-х годах редактировал газету «Правда», на правах старого друга В.И.Ленина, передавшего ему свой архив, подготовил к печати первое полное собрание ленинских сочинений. Он был первым директором института В.И.Ленина, возглавлял издательство «Academia», был автором работ по истории русской литературы и истории социал-демократического движения в России, руководил Пушкинским домом (Институт русской литературы АН СССР), организовал Институт мировой литературы (ИМЛИ АН СССР). Л.Б.Каменев в декабре 1934 года был арестован, а в 1936 году, представ перед «Всевышним» сталинским судом, был расстрелян. Судьба художника Б.Капцева не известна, но можно предположить, что и он за книжный знак, выполненный для «врага народа», мог разделить его судьбу, во всяком случае, я не могу до сих пор установить, ни его отчества, ни годы жизни, ни город, где он жил и творил. Это мое предположение имеет под собой почву, известно, что в сталинские лагеря попадали художники-экслибрисисты, как не вспомнить здесь уничтоженных в сталинских застенках художников В.В.Гельмерсена, Е.С.Минина, Н.И.Падалицына и др.

Итак, на книжных знаках послереволюционного десятилетия не часто, но уже встречается образ В.И.Ленина и интенсивно используется трудовая эмблематика. В это время возникает даже специальный термин «пролетарский книжный знак». Этот термин появился в 1920-х годах не случайно, он должен был демонстративно подчеркнуть крутой социальный поворот, даже в такой интимной сфере искусства, как книжный знак. С исторической точки зрения термин «пролетарский книжный знак» можно не только понять, но и принять, хотя уже и тогда его содержание не вмещало все обилие экслибрисных типажей. Термин «ленинская тема» в книжном знаке появился гораздо позже появления самих ленинских книжных знаков, объяснялось это тем, что графических миниатюр по ленинской тематике тогда в 1920-е годы было мало, поэтому речь о ленинской теме не могла даже идти, потому что не было самой темы, были редкие отдельные графические миниатюры, на которых был дан образ вождя революции. Со временем, когда будет искусственно создан и раздут культ личности Ленина и его попытаются обожествить, сделав «вечно живым», тогда, и появится Лениниана в кино, литературе, искусстве - живописи, скульптуре и графике. В экслибрисе Лениниана появится еще позже, так как книжный знак долгие годы находился вне закона, как искусство зловредное и даже опасное для искусства соцреализма. Но уже тогда на заре советского искусства книжного знака появились первые экслибрисы, посвященные В.И.Ленину, пройдёт время, на их базе появится и ленинская тема, которая на десятилетия, вплоть до развала Советского Союза в 1991 году станет ведущей в отечественном искусстве экслибриса, как и всё то, что прямо или косвенно было связано с именем вождя социалистической революции в России В.И.Ленина.

Экслибрисная Лениниана во второй половине 1920-х - начале 1930-х годов значительно расширяет свою географию, новые работы появляются не только в Москве и Ленинграде, но и в провинции. Художник из Каменец-Подольска Сергей Васильевич Кукуруза в 1934 году выполнил свой первый ленинский экслибрис «Из книг Э.Ф.Р-Ц». Он предназначался для московского букиниста Эммануила Филипповича (Неемий Фалькович) Ципельзона, который собрал уникальную библиотеку с маргиналиями и автографами. Обладатель столь звучной фамилии раздражал издателей и редакторов, поэтому он воспользовался нехитрым псевдонимом «Россиенов» по названию родного местечка Россиены, где он родился. По воспоминаниям старых книжников Ципельзон был добрым и коммуникабельным человеком. На книжном знаке С.В.Кукуруза изобразил часть рабочего стола Ципельзона с томиками Пушкина и Гоголя, вероятно для благонадежности художник повесил на стену картину с ленинским мавзолеем. Этот экслибрис Ципельзону не понравился, он никогда им не пользовался. Вряд ли сохранился сейчас хоть один экземпляр книжного знака, так как после войны Ципельзон не нашёл у себя ни одного оттиска, а автор в своё время сделал не более 20 оттисков с авторской доски. Этот экслибрис никогда не учитывался автором в своих списках и никогда не экспонировался на выставках. Второй ленинский экслибрис С.В.Кукурузы, выполненный им в 1936 году назывался «Из портретов К.К.Познякова», на нём изображен силуэтный портрет В.И.Ленина, заключённый в круглую раму, на фоне книжного шкафа с книгами и альбомов с портретами.

В конце 1920-х - начале 1930-х годов несколько ленинских книжных знаков в технике ксилографии создал Владимир Иванович Соколов из подмосковного Загорска, одним из них был книжный знак для А.М.Горького, выполненный в 1928 году, но писатель от него вежливо отказался, сославшись на то, что он хотел бы иметь на своем экслибрисе каноническое экслибрисное изображение символической фигуры. В книжном знаке для М.Т.Смирнова В.И.Соколов изобразил книги «К.Маркс», «Энгельс» и «Ленин» в лучах света, на фоне серпа и молота. В автоэкслибрисе художник изобразил книги, чернильницу с пером, настольную лампу, треугольник, рулоны бумаги и текст «Ленинский городок». Ленинские экслибрисы В.И.Соколова, как и все его 43 графические миниатюры, которые он выполнил, удивительно книжны и лаконичны, в них главная доминанта - любовь к книге, они индивидуальны и прекрасно отражают духовные интересы знаковладельца.

Оригинальный книжный знак в технике цинкографии выполнил в 1934 году бакинский художник Людвиг Францевич Книт для библиотеки наркома просвещения Азербайджана Мустафы Кулиева. Экслибрис выполнен в традиционно восточной манере в виде орнамента, в который вписана стилизованная пятиконечная звезда с именем «Ленин», написанным арабским шрифтом. В нижней части экслибриса - русская надпись «Из книг Кулиева», вверху - симметрично расположена вязь арабских букв, указывающих фамилию знаковладельца. Художник Валентин Дмитриевич Багровников из далёкой вологодской глубинки Тотьмы в 1931 году подарил книжный знак рабочему И.А.Чухину. Первая серия ленинских книжных знаков появилась в 1933-1934 годах, ее автором был военнослужащий из Новгорода, график-любитель Владимир Михайлович Богданов. Он в технике линогравюры создал несколько книжных знаков для Новгородского гарнизонного клуба, библиотеки Новгородского Дома Красной Армии, и библиотек своих сослуживцев. Сюжеты его графических миниатюр предельно просты и графически лаконичны. В экслибрисах для библиотеки Дома Красной Армии художник изобразил силуэтный портрет В.И.Ленина, полки с книгами и красноармейца с раскрытой книгой. В экслибрисах для военнослужащих Ф.Е.Блудовского и А.Еремина автор показал силуэтный портрет В.И.Ленина и тома его произведений, а в композиции экслибрисов для своих сослуживцев С.Г.Кизевича, Р.Мысьянова и К.А.Тополева, художник дал силуэтные изображения памятников Ленину на фоне пейзажа и раскрытой книги. Для своего сослуживца С.Ястребова художник сделал экслибрис, в композицию которого включил силуэтный портрет В.И.Ленина на светлом фоне силуэтного портрета К.Маркса.

Со второй половины 1930-х годов для советского книжного знака начались долгие годы застоя и забвения. Экслибрис был в загоне как искусство прозападное, ненужное, не соответствующее советскому образу жизни. Идеологи от искусства считали, что советский книголюб вполне может обойтись без экслибриса на книге, он раздражал их тем, что это был владельческий знак, подтверждающий право собственности владельца на книгу. Власть всячески подчёркивала, что она против этого вредного течения в советском искусстве, экслибрис на взгляд власти никак не вписывался в рамки концепции соцреализма. В нелёгкие для страны 1930-е годы, всё, что не вписывалось в рамки, очерченные властью, подвергалось обструкции или уничтожению. Многие годы не появлялись и ленинские экслибрисы, их постигла та же участь, что и всё советское искусство книжного знака. Но экслибрис, всецело связанный с книгой, никак не мог быть уничтожен по прямой указке власти, пока жива была книга, оставался, жив и ее спутник по жизни, её визитная карточка - книжный знак. Над экслибрисом художники продолжали работать чаще всего в стол, так как выставки не проводились, пресса была закрыта для экслибриса, а книги и иная печатная продукция в стране по книжному знаку не издавалась.

В 1940-е годы над экслибрисом работали немногие художники, причиной тому была Великая Отечественная война и предвзятое отношение к искусству книжного знака со стороны власти. Это были годы застоя и забвения искусства книжного знака. Но маленький книжный знак, несмотря, ни на что, жил, так в блокадном Ленинграде весной 1943 года над книжным знаком работал художник Вениамин Павлович Белкин. В это время В.П.Белкин подарил книжный знак одному из крупнейших коллекционеров графической Ленинианы, ленинградскому искусствоведу П.Е.Корнилову. В центре этого экслибриса в овальной раме дан профиль В.И.Ленина, на картуше приведено слово «Лениниана», а ниже инициалы «П.К.». В 1946 году симферопольский художник Павел Александрович Демидов нарисовал книжный знак для своей библиотеки, где на морском берегу видны тома книг Пушкина, Ленина, Сталина и Горького, плывущий вдали парусник и орден Отечественной войны. Военно-морской врач, крупный коллекционер ленинградец Евгений Александрович Розенбладт пробовал свои силы и в изготовлении книжных знаков. Так в 1936 году Розенбладт нарисовал ленинский экслибрис для руководителя Госиздата, обладателя уникальной библиотеки И.И.Ионова. Советские коллекционеры и художники-экслибрисисты единодушно признали Розенбладта «экслибрисным королем всея Руси», этот «титул» дорогого стоил, потому что заниматься экслибрисом в это время было небезопасно для жизни. Ведь книжный знак, как знак владения, считался пережитком капитализма и был партийной идеологией по сути дела запрещен. Многие из художников верили, что террор против экслибриса в целом и художников - экслибрисистов в частности явление временное и придёт время, когда искусство книжного знак скажет свое веское слово и займёт свою нишу в советском искусстве. Ждать пришлось долго, более 20 лет, но экслибрис не умер и продолжал радовать редких знаковладельцев и авторов графических миниатюр в тяжелые для отечественного книжного знака 1930-е годы массового сталинского террора и в сороковые, роковые, военные и фронтовые.

 

ленин001   ленин002   ленин003 


ленин004  
ленин005   ленин006 

 

ленин007   ленин008   ленин009 

 

 ленин010   ленин011   ленин012 

 

ленин013   ленин014   

 

ленин015   ленин016

 

ленин017   ленин018   ленин019 

 

 

ленин020   ленин021