тульская областная универсальная научная библиотека
 ГУК ТУЛЬСКАЯ ОБЛАСТНАЯ
 УНИВЕРСАЛЬНАЯ НАУЧНАЯ
 БИБЛИОТЕКА
 • основана в 1833 году •
 Режим работы:
пн. - чт. - с 10:00 до 19:00
пт., сб. - с 10:00 до 18:00
вс. - выходной
последняя среда месяца
санитарный день
300 041, г. Тула,
ул. Тургеневская, д. 48
Для корреспонденции:
300 000, г. Тула, а/я 3151
Тел.: +7 (4872) 31-24-81
guk.tounb@tularegion.ru
Памятные даты
Вт мая 21
95 лет со дня рождения Николая Григорьевича АНТОНОВА (1924-2007), Героя Советского Союза, уроженца д. Александровка Ефремовского р-на (См.: Герои Советского Союза : крат. биогр. слов. – М., 1987. – Т. 1. – С. 69).
Ср мая 22
115 лет со дня рождения Константина Васильевича ШОРЫГИНА (1904-1990), актера Тульского драматического театра им. М. Горького и Тульского театра юного зрителя, заслуженного артиста РСФСР (См.: Тульский биогр. слов. Новые имена. – Тула, 2003. – С. 264).

Расцвет российского экслибриса

(1970-1991)

1. Московские художники-графики

В Москве в 1970-1991-е годы в искусстве книжного знака работали наряду с молодыми московскими  художниками, родившимися после войны и получившими художественное образование в 1960-е годы, ряд художников старшего поколения, сделавшие первые шаги в экслибрисе в период его становления в 1920-х - начале 1930-х годов. Между ними  была большая группа талантливых графиков, начавших свой  творческий путь в малой графике, в период возрождения отечественного искусства книжного знака в конце 1950-1960-х годах. К группе  московских мастеров малой графики старшего поколения принадлежали  Е.Н.Голяховский, Г.А.Кравцов, М.Л.Фрам, В.Н.Вакидин, Е.И.Коган, П.М.Кузанян, Ф.Д.Константинов и др. К группе московских графиков  среднего поколения относились художники, чье творчество доминировало в отечественной малой графике в годы ее расцвета. Художники этого поколения - В.А.Фролов, Н.И.Калита, А.И.Калашников, В.А.Носков, Г.Л.Ратнер, М.М.Верхоланцев, Е.В.Терехов, В.С.Житников, В.В.Морозов и многие другие выполнили графические миниатюры, получившие признание на международных выставках, завоевавшие десятки призов и  отмеченные медалями высшего достоинства. Наиболее яркими представителями молодого поколения московских художников были С.М.Харламов, Ю.И.Космынин, В.В.Покатов. А.М.Мосийчук,  В.В.Потапов, А.М.Панин, Ю.Л.Коннов, В.И.Савельев, О.Б.Рытман и др. Благодаря творчеству московских художников экслибрис, несмотря на свою скромную роль и малые размеры, получил в стране широкое развитие. Для московского экслибриса этого периода характерна экспрессия, символика, лаконичное художественное и графическое выражение интересов книголюба.

Пожалуй, одним из самых значительных  московских художников-графиков старшего поколения  был Е.Н.Голяховский, жизнь отвела ему в начале 1970-х годов всего два года творчества. Но и за это короткое время он создал талантливые графические миниатюры, вошедшие в золотой фонд отечественного книжного знака. Голяховский создал более 250 безупречных по технике, изящных и романтичных книжных знаков, его экслибрисы по праву принадлежат к классике современного советского и мирового искусства книжного знака.  Г.А.Кравцов и в 1970-е годы продолжал активно работать в малой графике. Один из экслибрисов Кравцов выполнил для Центрального музея Революции СССР. Эта ксилография отразила момент штурма Зимнего дворца в октябрьские дни 1917 года. В 1979 году Кравцов выполнил книжный знак для вице-президента Академии наук СССР, лауреата Ленинской и государственных премий, Героя Социалистического труда Б.Н.Петрова. Сюжет знака предельно прост и лаконичен, на нем изображен аппарат для обследования поверхности Венеры, в разработке которого принял активное участие академик Петров - председатель  «Интеркосмоса». Композитору Яну Френкелю Кравцов подарил красивый экслибрис, на котором показал летящих голубей. Продолжал работать в искусстве книжного знака старейший московский мастер книжного оформления и один из пионеров советского книжного знака М.Л.Фрам. Мастерски выполнил художник книжный знак для научного сотрудника космического корабля «Восход» космонавта Константина Феоктистова, слетавшего в космос в октябре 1964 года вместе с командиром корабля Владимиром Комаровым и врачом Борисом Егоровым. Изыскана фрамовская ксилография на пушкинскую тему для московского искусствоведа А.В.Косаревой, украшают его два портрета - древнегреческого поэта, автора «Илиады» и «Одиссеи» Гомера и великого русского поэта А.С.Пушкина. Филигранно выполнен экслибрис для книг Всесоюзного общества книголюбов, на нем изображен меч, пронзающий фашистскую свастику на фоне голубя мира и лавровой ветви.

Не оставлял работу в малой графике старейший московский график В.Н.Вакидин. На экслибрисе для художника Николая Чернышева Вакидин изобразил флейтистку с античного рельефа. Лаконичен вакидинский экслибрис для искусствоведа Семена Ивенского, на нем изображена пьющая воду собака. Блестящий ксилограф, Вакидин оставил в малой графике заметный след. Старейший московский график Е.И.Коган выполнил несколько талантливых книжных знаков. Один из них он подарил  страстному библиофилу и коллекционеру малой графики, народному артисту СССР Борису Тенину. В его сюжете он  использовал мотив знаменитой киноленты «Человек с ружьем», где знаковладелец сыграл роль солдата Ивана Шадрина. Интересен когановский экслибрис для писателя Льва Разгона, этот экслибрис включает в себя два образа - русского воина в шлеме и кольчуге и красноармейца в буденовке, как символ преемственности воинской славы поколений.  Заслуженный художник РСФСР П.М.Кузанян в основном рисовал шрифтовые экслибрисы. Четыре шрифтовых книжных знака выполнил Кузанян для библиотеки тульского коллекционера Эдуарда Гетманского, среди них знаки, посвященные лениниане, книгам по экслибрису и книгам по искусству. Кузаняновские шрифтовые экслибрисы неповторимы, в искусстве отечественного книжного знака не было графика равного ему по мастерству в создании этого вида графических миниатюр.

Член-корреспондент АХ СССР, народный художник РСФСР Ф.Д.Константинов делал книжные знаки в технике гравюры на дереве. Потрясающий по красоте и силе экслибрис создал Константинов для московского журналиста и коллекционера Якова Бейлинсона. На нем изображена встреча римского наместника Иудеи Понтия Пилата с Иисусом Христом. Все, что Константинов создал в малой графике это шедевры советского экслибрисного искусства. Продолжал рисовать книжные знаки старейший московский художник Г.Н.Карлов. Для книг домашней библиотеки московского коллекционера Сергея Юрчука художник сделал экслибрис, на котором нарисовал Сергея Есенина в цилиндре, пожимающим лапу собаке, и привел есенинские слова «Дай Джим на счастье лапу мне». Тамбовскому библиофилу Николаю Никифорову Карлов подарил знак, где изобразил отражение «черного человека» в разбитом зеркале, здесь на память приходят есенинские строки «Я в цилиндре стою, никого со мной нет. Я один… и разбитое зеркало». Народный художник РСФСР Н.В.Кузьмин выполнил в 1970 году есенинский экслибрис для библиотеки московского художника Анатолия Маркова, на нем автор нарисовал кленовые листья, в точности воспроизведя обложку сборника стихов поэта, оформленного Кузьминым в 1933 году.  Старейший московский график С.Г.Завадский в 1970 году сделал для московского журналиста Юрия Юшкина красивый книжный знак, где на страницах раскрытой книги изобразил портрет Сергея Есенина.

В год своего 89-летия старейший московский художник А.П.Могилевский для своей домашней библиотеки сделал книжный знак, в котором использовал пушкинский сюжет о золотом петушке. Продолжал работать в книжном знаке отличный московский ксилограф А.И.Мищенко. Он для научного сотрудника Эрмитажа, автора исследований по истории русского оружия В.М.Глинки сделал экслибрис, на котором изобразил разнообразное оружие на фоне ленинградского пейзажа. Московский график М.Ю.Панов в экслибрисе для московского профессора истории Владимира Королюка, изобразил грамоту на фоне толстого фолианта и корзины с множеством свернутых в рулон свитков. На автоэкслибрисе Панов привел бунинские строки «Молчат гробницы, мумии и кости - лишь слову жизнь дана: из древней тьмы на мировом погосте, звучат лишь письмена». Великолепный художник - график, лауреат Государственной премии СССР и международной премии имени Х.К.Андерсена Т.А.Маврина, к сожалению, крайне редко обращалась к искусству книжного знака. Один из своих немногих экслибрисов она подарила московскому журналисту Якову Бейлинсону, на нем художница изобразила древнерусского воина на коне. Ее называли «русским Матиссом». Маврина талантливый художник книги, прекрасный живописец и художник театра, ее экслибрисное творчество отмечено поэтическим ощущением русского фольклора, сказки и старины.

Народный художник СССР Н.Н.Жуков сделал несколько книжных знаков в рисунке тушью, в том числе для тамбовского коллекционера Николая Никифорова для книг по ленинской теме его домашней библиотеки. На этой графической миниатюре  дан портрет В.И.Ленина на фоне раскрытой книги. Творчество московских художников-графиков среднего поколения, работавших в малой графике в 1970-1980-е годы XX века, представлено рядом известных имен, каждое из которых оставило заметный след в  искусстве советского книжного знака.  Одним из этой когорты мастеров экслибриса был В.А.Фролов. Для книг ветеринарной станции Верхняя - Тойма в Архангельской области Фролов сделал чудесный экслибрис, на котором изобразил доктора Айболита с лекарствами в окружении множества зверей. В сюжете знака для библиотеки московского инженера Николая Лебедева художник использовал сюжет «Сукиного сына» Сергея Есенина, изобразив девушку с письмом в руке рядом с собакой. Глядя на эту ксилографию, невольно вспоминаешь стихи поэта:

 

Снова выплыли годы из мрака

И шумят, как ромашковый луг,

Мне припомнилась нынче собака,

Что была моей юности друг.

Нынче юность моя отшумела,

Как подгнивший под окнами клен,

Но припомнил я девушку в белом,

Для которой был пес почтальон

Активно продолжал работать в малой графике известный московский художник Н.И.Калита. В 1980 году он выполнил экслибрис для художника Е.И.Вагина, предназначался он  для книг о Москве, на нем видны кремлевские башни, новостройки столицы, салют Победы и вечный огонь у кремлевской стены. Сюжеты экслибрисов Калиты весьма разнообразны, так роденовская скульптура «Мыслитель» легла в основу сюжета книжного знака для К.Т.Мазурова, одинокая сосна на острове украшает графическую миниатюру, подаренную художником писателю Валентину Распутину, а портрет Михаила Лермонтова  с лирой и лавровым венком включены в композицию экслибриса для книг московского журналиста Якова Бейлинсона. За 21 год творческой деятельности с 1970 года по 1991 год Калита выполнил всего 22 книжных знака, все они исполнены с присущим ему изяществом, с четким сюжетом и композицией, что принесло  художнику мировую известность в графике малых форм.

Имя заслуженного художника РФ А.И.Калашникова стало широко известно любителям и знатокам книжного знака во всем мире в 1960-е годы. Работы художника узнаются сразу, он оригинален, своеобычен и разнообразен. В 1976 году Калашников выполнил универсальный книжный знак  «Из книг о  городе-герое Туле». В центре композиции знака три устремленные ввысь штыка - детали монумента в честь героических защитников города на площади Победы в Туле. Штыки изображены в сочетании с зубцом Тульского кремля и наковальней символизирующими боевые и трудовые традиции туляков. Красивый экслибрис выполнил Калашников для директора тульской типографии «Коммунар» С.Б.Самкова, на нем художник изобразил Одоевские проездные ворота и Успенский собор (собор Успения пресвятой Богородицы) Тульского Кремля. На книжном знаке для музыканта из Винницы А.С.Зуева художник изобразил портреты трех композиторов А.П.Бородина, П.И.Чайковского и С.В.Рахманинова, а на экслибрисе врача-стоматолога из Евпатории Бориса Самуся дан великолепный портрет Самуила Маршака. Подарил Калашников книжный знак представителю королевского Дома Великобритании принцу Филиппу герцогу Эдинбургскому. Калашников выполнил многие сотни книжных знаков для политических деятелей страны, видных деятелей культуры, науки и техники, известных коллекционеров и библиофилов, многих известных и неизвестных книголюбов, кто искренно любил книгу и ее охранную грамоту - книжный знак. Поистине его экслибрисы это жемчужины графики в книжном переплете.

Увлекся книжным знаком известный московский ксилограф, народный художник РСФСР В.А.Носков. Оригинален его книжный знак для члена-корреспондента АН СССР А.А.Сидорова, на нем изображен воин на коне, вступивший в схватку с драконом, который держит в крепости томящуюся в заточении женщину. И обнаженная женщина, призывно взывающая о помощи, и извергающий пламя из пасти дракон, и, конечно, отважный воин, взметнувший в руке меч, все это изображено в гравюре на дереве художником с добрым чувством юмора. Для космонавта Владимира Джанибекова, который пять раз летал в космос, после его полета  на «Союзе Т-12» летом 1984 года Носков выполнил книжный знак. В нем он оригинально интерпретировал миф о сыне Зевса и Данаи Персее, который убил горгону Медузу и освободил от морского чудовища дочь царя Эфиопии Андромеду, которая после смерти превратилась в созвездие в Северном полушарии. Космонавт на знаке изображен с палитрой в руках, что вполне обосновано, так как он член Союза художников СССР, автор известных картин и ряда экслибрисов.

Парадоксальны и удивительны ксилографические книжные знаки московского графика М.М.Верхоланцева. В книжных знаках замечательного ксилографа можно встретить многие сюжеты из греческой мифологии. Это и афинский царь Тесей - победитель Прокруста и Минотавра, который не без помощи дочери критского царя Миноса Ариадны сумел выйти из лабиринта в сюжете книжного знака для Ю.Н.Александрова. В экслибрисе для музыковеда А.С.Зуева художник использовал мотив из греческой мифологии, где невежественный и самоуверенный царь Фригии Мидас присудил первенство в музыкальном состязании сына Зевса и покровителя искусств Аполлона с богом природы Паном, последнему, в наказание за это Аполлон наделил Мидаса ослиными ушами. На экслибрисе для художника Л.Лобака художник изобразил одного из трех верховных богов в брахманизме и индуизме Шиву (наряду с Брахмой и Вишну). Пророк и Серафим изображены на книжном знаке для дизайнера Хейки Лахи, сын Зевса и богини Лето Аполлон и бог врачевания Эскулап показаны в гравюре для врачей В.В. и И.В. Тарноградских.  Оригинальны экслибрисы Верхоланцева по «ню» теме. Это графические миниатюры для московского писателя Е.Ю.Корациса, бельгийского художника  Г.Годуэна, английского коллекционера В.Батлера, ленинградского коллекционера М.Тылевича, певца Анатолия Попова, художника Виталия Стацинского и др.

Очень продуктивно над экслибрисом работал  московский график Г.Л.Ратнер. Он создавал свои книжные знаки только в технике линогравюры. Оригинальный экслибрис подарил художник М.И.Чуванову, собравшему уникальную библиотеку, насчитывающую более 20 тысяч томов. В его книжном собрании были редчайшие старопечатные издания, часть их он подарил главной библиотеке страны - ГБЛ. Для этих изданий и был сделан знак Ратнером, на нем он изобразил памятник Ивану Федорову, воздвигнутый в Москве в 1909 году. Доминантой его творчества было море - корабли, фрегаты, шхуны, яхты, бригантины, порты и морская экзотика. Остался верен художник и другой своей любимой теме, связанной с архитектурой. Юмором проникнут экслибрис для книг для библиотеки Л.И.Ратнера, на нем изображена собака, внимательно читающая книгу, лихой водитель за рулем кабриолета начала XX века в сюжете книжного знака для Эрика Мроста, важные пингвины у глобуса украшают графическую миниатюру для Г.И.Матвейчука. Многоглавый собор изображен в экслибрисе для семьи Рувинских-Дидковских, борьба двух японских борцов в сумо показана на книжном знаке для японского библиофила Сато Тэцы. Редко обращался к книжному знаку прекрасный московский график В.А.Дувидов. На одном из книжных знаков, подаренных А.П.Цесевичу, автор изобразил художника, рисующего Пизанскую башню. Дувидовские экслибрисы украсили книги его друзей художников Вадима Фролова, Мая Митурича, Петра и Сергея Каневских. То немногое, что создал в экслибрисе Дувидов, отмечено печатью большого художественного таланта.

Активно работал в искусстве книжного знака педагог мастерской офорта факультета графики Московского художественного института имени В.И.Сурикова В.С.Житников, выполнивший более 200 экслибрисов, часть из которых в офорте. Красив знак, выполненный Житниковым, для космонавта - исследователя Светланы Савицкой. Она первая женщина в мире, вышедшая в открытый космос, где занималась электросваркой, это и нашло отражение в экслибрисе, как и то, что Савицкая москвичка, в миниатюре виден символ Москвы - Московский Кремль. Композиционно знак довершают букет цветов и две звезды Героя Советского Союза. Особая страница в творчестве Житникова - пушкинская. Так в экслибрисе для московского художника Р.Дмитриева использована тема Моцарта и Сальери,  в знаке для Аленушки Житниковой сказка о золотой рыбке, переводчика с чешского языка В.Чешихиной сюжет об ученом коте. Аникушинский памятник Пушкину на фоне ленинградского архитектурного пейзажа лежит в основе сюжета  книжного знака для военнослужащего В.Ф.Козявина. Книжные знаки Житникова это зоркое наблюдение за окружающим его миром, поэтому они столь просты, понятны и доходчивы.

Активно продолжал  работу над книжным знаком москвич В.Н.Егоров. Интересен его экслибрис, выполненный в рисунке тушью, для космонавта Андрияна Николаева, он напоминает о первом в мире групповом полете в космическое пространство, продолжавшийся более 70 часов 11 и 12 августа 1962 года. Величественная фигура «Родина-мать» монумента нашей славы, что на Мамаевом кургане, украшает экслибрис дважды Героя Советского Союза, генерала армии Павла Батова, который в битве на Волге командовал прославленной 65 армией.  На книжном знаке в деревянной гравюре для домашней библиотеки доктора Марты Хораковой художник выполнил прекрасный портрет Александра Попова, это лучший книжный знак в коллекции советского экслибриса с портретом изобретателя электрической связи без проводов (радиосвязи) и первого в мире радиоприемника. Книжные знаки художника раскрывают профессиональные и духовные интересы знаковладельца, они в полной мере выполняют те функции, которые возложены на экслибрис, как охранную грамоту книги.

Оригинальным и самобытным художником зарекомендовал себя московский график Е.И.Желтухин. Красивый книжный знак выполнил он для первой женщины - космонавта Валентины Терешковой, совершившей на космическом корабле «Восток-5» 48 витков вокруг Земли. На знаке дан портрет Терешковой и изображена чайка - дань  ее космическому позывному. Сложен по композиции портретный пушкинский экслибрис для Ф.С.Карачурина, на нем изображен памятник Салавату Юлаеву  в столице Башкирии Уфе, дуэльный пистолет и горящий фитиль, текст на знаке гласит «Береги честь смолоду». Великолепный книжный знак подарил художник  поэту Алексею Суркову, на нем изображен памятник Петру I «Медный всадник», скорбящая женщина с венком над головами пяти казненных декабристов - П.И.Пестеля, С.И.Муравьева-Апостола, К.Ф.Рылеева, М.П.Бестужева-Рюмина и П.Г.Каховского. Венчает знак надпись «Россия помнит…». Сеятеля, разбрасывающего зерна в землю, изобразил художник на книжном знаке для писателя Владимира Солоухина. Вдохновенная фигура женщины-музыканта дана в основе сюжета экслибриса для композитора Микаэла Таривердиева, а в книжном знаке для народной артистки СССР, солистки Большого театра Елены Образцовой, художник показал певицу на сцене во время оперного спектакля.

Продолжал работать над книжным знаком в технике линогравюры Н.Д.Еремченко. Разнообразны по композиции сюжетные знаки художника, так в экслибрисе для Леона Гринберга он изобразил русалку, которая рукой держится за Эйфелеву башню, колокол в раме дан в сюжете экслибриса для книжного собрания В.Б.Новикова, а самовар с клубком шерстяной пряжи включил в композицию книжного знака для Лили Орловой. Оловянный солдатик в форме участника войны 1812 года, плывущий на бумажном кораблике, украсил графическую миниатюру для книг домашней библиотеки И.Гладкова, а футбольный вратарь, увлеченно читающий книгу во время футбольного матча, прислонившись к штанге ворот, с юмором награвирован художником для Н.И.Горбачева. Линогравюры В.А.Кирина украсили библиотеки многих коллекционеров и библиофилов страны. Так в экслибрисе для председателя Московского клуба экслибрисистов Соломона Вуля художник изобразил Печатный двор в Москве, основанный в XVI веке. Первые упоминания о нем датированы 1588 годом. В этой крупнейшей русской типографии только в XVII веке было напечатано около 500 книг. Киринский экслибрис украсил  книги  домашней библиотеки балерины Большого театра СССР Надежды Павловой. На автоэкслибрисе Кирин начертал слова «Дорогу осилит идущий». 

Плодотворно работал в книжном знаке московский график В.П.Куров. Двух актеров на сцене в свете юпитеров изобразил художник в графической миниатюре для народного артиста СССР, библиофила и коллекционера книжных знаков Бориса Тенина. Один из своих книжных знаков Куров подарил писателю Владимиру Солоухину. С юмором сделан экслибрис для Анатолия Канна, где изображен мужчина с ножовкой в руках, пытающийся распилить фантастическое животное. Экслибрисы Курова полны фантастических животных, птиц, цветов, чудовищ, кого только не рождает неуемная фантазия художника, все необычно в  сюжетах его книжных знаков. Главной темой в экслибрисном творчестве московского графика Б.А.Левшина была архитектурная тема. Профессиональный архитектор он посвятил этой теме большинство своих графических миниатюр, он смог талантливо перевести ее на графический язык малой графики. Так на книжном знаке для архитектора Евгении Маринченко художник использовал архитектурные мотивы, включив в композицию знака Дворец культуры «Украина», в проектировании которого принимала участие знаковладелица. Пушкинский экслибрис Левшин выполнил для воронежского поэта Виктора Панкратова, на нем дан портрет Пушкина на фоне земного шара. Толстовской теме посвящен экслибрис для Ю.Левшина, на нем изображены въездные башни Яснополянской усадьбы Л.Н.Толстого. 600-летию Куликовской битвы посвящен левшинский экслибрис для библиотеки Глеба Борисова, на нем изображена секира древнерусского воина и памятник, возведенный на Куликовом поле, что между рекой Непрядвой и Доном в Куркинском районе Тульской области.

Московский график В.В.Лукашов в издательстве «Современник» иллюстрировал подарочное издание «Даль Памяти» лауреата Ленинской премии поэта Егора Исаева, в это же время художник подарил поэту экслибрис, в основу композиции которого было   положено содержание поэмы - гимн родной земле и человеку труженику.  Для писателя-фронтовика Григория Бакланова выполнил один из своих книжных знаков Лукашов. В грустном раздумье стоит писатель у вечного огня, вспоминая друзей - однополчан, не доживших до светлого дня Победы. Его повесть «Пядь земли», лежащая у подножия вечного огня, как и другие его произведения о войне «Навеки - девятнадцатилетние», «Июль 41 года», «Мертвые сраму не имут», дань памяти всем тем, кто шел дорогами войны и ковал Победу. Широкую популярность в стране получили графические миниатюры московского ксилографа В.В.Морозова. Интересен его книжный знак для летчика-космонавта СССР Георгия Берегового. В нем отражена страница жизни космонавта, когда он командир эскадрильи штурмовой авиации, совершив 185 боевых вылетов,  за мужество и героизм, проявленные в Великой Отечественной войне был удостоен звания Героя Советского Союза. Он заслуженный летчик-испытатель СССР  в октябре  1968 года совершил полет в космос на корабле «Союз-3». Солисту Большого театра народному артисту СССР Евгению Нестеренко художник подарил графическую миниатюру, на которой певец изображен в роли Бориса Годунова, сумев при этом передать характерные черты этого образа. Для омского библиофила В.Я.Авдюкова художник выполнил ксилографию с портретом Ф.И.Шаляпина в шубе с картины Б.М.Кустодиева. Книжные знаки Морозова делают книгу еще ближе, еще дороже читателю, настолько органично на них выглядят графические миниатюры художника.

Художественный редактор издательства «Мысль» В.Ф.Найденко для библиотеки своего издательства вырезал линогравюру, где воспроизвел фрагмент роденовского «Мыслителя» рядом с издательской маркой. Оригинальный книжный знак выполнил художник для космонавта Владимира Комарова в канун его второго трагического полета в космос на «Союзе-1» в апреле 1967 года. На книжном знаке дан портрет космонавта и Спасская башня Московского Кремля,  как символ его родного города Москвы. Портрет Пушкина дал Найденко на книжном знаке для библиотеки известного прозаика Георгия Гулиа. Здесь художник умело вплел в композицию знака известный пушкинский силуэтный рисунок Е.С.Кругликовой, выполненный ею в 1930-е годы. Портрет Н.Г.Чернышевского на фоне Петропавловской крепости, куда он был заключен в 1862 году, и вид сибирского острога, где он провел на каторге почти 20 лет жизни, включены в композицию графической миниатюры для книг Дома-музея Н.Г.Чернышевского. Экслибрисы Найденко весьма компактны, четки по композиции и книжны. Одним из крупнейших представителей московской школы гравированного экслибриса был А.В.Сапожников. Добрым юмором наполнена графическая миниатюра художника для тамбовского коллекционера Александра Чернова, на нем усатый красавец  гусар бегом уносит с бала молодую девушку в бальном платье, композицию знака дополняют воркующие при свечах голубь и голубка. Несколько экслибрисов художник выполнил для доктора исторических наук, московского коллекционера Владимира Королюка. На одном из них он изобразил громадного русского мужика в косоворотке и лаптях, с саблей в руках, на другом он показал женщину с распущенными длинными волосами, на третьем видны две обнаженные натуры.

Талантливые работы создавал в малой графике московский художник В.И.Семенов. С большой любовью художник выполнил книжный знак для  школы № 310 города Москвы, в которой он учился. На знаке дан пушкинский автопортрет и это не случайно, так как в этом здании школы в Большом Харитоньевском переулке № 21 часто бывал и писал о нем А.С.Пушкин. В шрифтовой части знака художник привел пушкинские строки «Здравствуй, племя младое, незнакомое…». Семенов сделал цветной универсальный экслибрис «Из книг о городе-герое Новороссийске», где показал фрагмент мемориального комплекса «Героям Гражданской войны и Великой Отечественной войны 1941-1945 годов» скульптора народного художника СССР В.Е.Цигаля, тоже малоземельца. В цветном экслибрисе для библиотеки генерала В.М.Шатилова, чьи воины первыми ворвались в рейхстаг, художник изобразил прославленного генерала склонившегося над оперативной картой  перед тем тяжелым сражением. Московский график В.А.Ковенацкий свой первый экслибрис выполнил в технике гравюры на дереве в начале 1970-х годов. В книжном знаке для московского журналиста и коллекционера Якова Бейлинсона художник показал сцену ограбления на лесной дороге, когда преступник под дулом револьвера остановил почтовую карету. На экслибрисе профессора истории Владимира Королюка художник изобразил Георгия Победоносца повергающего копьем крылатого змея. А на графической миниатюре профессора А.Пушкинова изображен нерадивый студент, которого отчитывает профессор с кафедры, на которой сидит мудрая сова, студента, поддерживает в тяжелую для него минуту обнаженная женщина, вселяя на него надежду на благополучный исход дела и возвращение к любовным утехам.

Космическая тема была одной из самых любимых в творчестве  московского графика, главного художника журнала «Здоровье» Е.В.Терехова. Графические миниатюры художника украсили книги поэта Андрея Вознесенского; писателя, литературоведа и мастера устного рассказа Ираклия Андроникова; физика-теоретика впервые (вместе с Ю.Б.Харитоном) рассчитавшего цепную реакцию деления урана академика АН СССР Якова Зельдовича; писателей Георгия Маркова и Владимира Солоухина; журналиста Василия Пескова. Терехов создал множество экслибрисов на спортивную тему, но лучшие из них, пожалуй, выполнены для известных шахматистов страны. После победы Анатолия Карпова в Багио в 1978 году, художник подарил ему графическую миниатюру, в которой звучат филиппинские мотивы. Лиричен экслибрис для чемпионки мира Майи Чибурданидзе, на нем маленькая девочка твердо шагает по шахматной доске навстречу короне шахматной королевы. Вызывает улыбку тереховский экслибрис, подаренный в 1980 году чемпиону мира по шахматам Гарри Каспарову, на нем маленький мальчик в лучах шахматной короны внимательно штудирует шахматную книгу на фоне земного шара, покрытого черно-белыми клетками, где отчетливо проступают контуры страны, откуда он родом - СССР. Продолжал работать в малой графике московский художник В.В.Щербинин. Интересный сюжетный ход избрал он в экслибрисе для  летчика-космонавта СССР Петра Климука. На этой ксилографии в отличие от всех книжных знаков по космической теме изображен не космический корабль или орбитальная станция, а белый аист, столь почитаемый в Белоруссии, откуда родом Климук. От этой миниатюры веет добротой и любовью, испытываешь такое волнение души, будто сердцем прикоснулся к родимой земле. Экслибрисы Щербинина, выполненные в деревянной гравюре, были хорошо приняты искусствоведами и коллекционерами книжного знака. 

Московский график В.Н.Чефранов в офортной технике выполнил красивый книжный знак для Государственной библиотеки СССР имени В.И.Ленина. Эта графическая миниатюра предназначалась для книг по древней истории. Он выполнил книжные знаки для библиотек поэта, автора и исполнителя своих песен Булата Окуджавы; поэта Сергея Наровчатова; грузинской певицы Нани Брегвадзе. Оригинален экслибрис художника для Алексея Югова, посвящен он творчеству писателя Бориса Шергина, автора сказов о поморах «Поморщина - корабельщина» и «Океан - море русское». На этой великолепной ксилографии дан портрет писателя и показаны герои его произведений. Гамзатовские «Журавли» изобразил Чефранов на экслибрисе Н.Н.Мозговой; летательный аппарат, созданный на заре авиации изображен на книжном знаке летчика, прошедшего дорогами войны, московского библиофила и коллекционера книжных знаков Семена Гудовича. Лирической грустью проникнут экслибрис поэтессы Юлии Друниной, выполненный на ее имя. Художник показал поэтессу, вспоминающей свое военное прошлое, боевую молодость и праздник Победы «со слезами на глазах». Чефранов великолепный гравер, он прекрасно понимает специфику гравюры на дереве, умело использует ее возможности. Московского художника Ю.И.Космынина интересовала космическая тема в книжном знаке. Ей он посвятил экслибрис для летчика-космонавта СССР Владимира Шаталова, трижды летавшего в космос. Очень остроумно  и талантливо молодой художник использовал в знаке дату рождения космонавта, изобразив стрельца в космическом костюме, посылающего стрелу в космос к звездам. В лирической манере Космынин выполнил экслибрис для узбекской поэтессы Зульфии, где звучит подсказанный ее стихами национальный песенный мотив, отзываясь в звуках саза. Космынин награвировал на самшите оригинальный книжный знак для замечательного  грузинского поэта Ираклия Абашидзе. Содержание этого портретного экслибриса подсказано стихами А.С.Пушкина о Кавказе. В книжном знаке для поэта Андрея Дементьева художник сумел найти оригинальное решение, чтобы передать в декоративной, тонко награвированной миниатюре, родниковую чистоту лирики поэта, ее патриотический пафос. 

Кадровый военный, кандидат военных наук А.С.Чернов активно работал над книжным знаком. Великолепный портретный экслибрис подарил художник народному артисту СССР Юрию Никулину, он украсил  книги артиста цирка и кино, сыгравшего Балбеса в фильмах «Операция «Ы» и другие приключения Шурика» и «Кавказской пленнице», Тихона в «Двенадцати стульях», Мячикова в «Стариках - разбойниках», лейтенанта милиции Глазычева в фильме «Ко мне, Мухтар», Некрасова в фильме «Они сражались за Родину» и др.  Сюжеты черновских экслибрисов самые разнообразные, так книжный знак для врача В.Д.Бабенко выполнен на медицинскую тему, а  на знаке для Манджоза художник изобразил знаменитую картину Леонардо да Винчи  так называемую «Мадонну Бенуа», написанную около 1478 года и хранящуюся в Эрмитаже. На знаке московского искусствоведа, члена-корреспондента АН СССР Алексея Сидорова изображены двое мужчин, которые с трудом несут на плечах палку, к которой подвешена большая стопка книг, молодая женщина, играющая на арфе, украшает экслибрис музыкального работника и библиофила из Винницы Алексея Зуева. Экслибрисы Чернова, несмотря на то, что он был по существу художником-любителем, выполнены на приличном профессиональном уровне. Книжные знаки А.М.Панина отличались филигранной техникой, его ксилографические экслибрисы истинные шедевры графики. Изумительный по чистоте штриха и сюжетному решению книжный знак подарил художник одному из первых исполнителей роли А.С.Пушкина на советской сцене Всеволоду Якуту, на ней изображен  Якут, стоящий перед зеркалом, в котором отражается образ Пушкина. Это один из самых лучших  и оригинальных пушкинских книжных знаков, созданных в советской малой графике. Образ Эрнеста Хемингуэя и огромная меч-рыба в центре композиции книжного знака для новосибирского коллекционера и библиофила Альберта Мякина. Панин был одной из самых ярких фигур в искусстве советского книжного знака 1970-1980-х годов, его ксилографии пользовались огромным  уважением, как со стороны книголюбов, так и высоко ценились коллекционерами малой графики.           Из молодого поколения московских художников буквально ворвался в искусство книжного знака  талантливый и самобытный художник А.М.Мосийчук. Сюжеты его  книжных знаков чрезвычайно разнообразны. Он настойчиво ищет свою поэтическую формулу, вольно перелагая сюжеты, темы и мировоззренческие мотивы мировой классики от Гомера и Данте до Достоевского и Кафки. Один из своих книжных знаков художник выполнил для библиотеки космонавта Валерия Рождественского. Здесь наряду с его деятельностью в качестве бортинженера на корабле «Союз-23» художник отразил его работу в качестве командира группы водолазов-глубоководников до его прибытия в отряд космонавтов. В шрифтовой части знака художник дал латинское изречение «Таков путь к звездам». Замечателен экслибрис художника для режиссера фильма  «Баллада о солдате» Г.Н.Чухрая, отмеченного Ленинской премией. В центре композиции знака образ главного героя фильма Алеши Скворцова и это не случайно, так как создатель фильма, вошедшего в золотой фонд советского киноискусства, сам был фронтовиком и, как его герой, участвовал в боях против фашистских захватчиков. Великолепный пушкинский портрет выполнил художник на ксилографическом экслибрисе для книг Государственного музея  А.С.Пушкина в Москве.  Книжные знаки Мосийчука пользовались неизменным успехом у книголюбов не только в нашей стране, но и за рубежом.

Музей - квартира К.А.Тимирязева получила в дар экслибрис от московского художника В.В.Потапова. Он же сделал линогравюру для библиотеки Московского государственного института имени В.И.Сурикова, в котором он работал, на нем изображен печатный станок и палитра с кистями, что говорит о содержании библиотечного фонда этой библиотеки. Графическую миниатюру для пушкинианы в фондах библиотеки Центрального дома литераторов имени А.А.Фадеева выполнил Потапов, на нем художник воспроизвел перьевой автопортрет великого поэта. Комсомольской юности поэта Александра Жарова посвящен экслибрис художника, на нем изображен трубач Первой конной армии и боевая кавалеристская шашка. Интересны экслибрисы Потапова для олимпийских чемпионов велосипедиста Виктора Капитонова и гимнастки Маши Филатовой. Книжные знаки Потапова истинное украшение книги, они в полной мере отражают интересы и внутренний мир знаковладельца.

Плодотворно работал в книжном знаке московский художник- ксилограф Г.А.Еремеев.  Великолепный портрет немецкого живописца и графика Лукаса Кранаха Старшего украшает экслибрис Владимира Петухова, а первопечатник Иван Федоров, внимательно изучающий, только что снятый со станка печатный лист, глядит с книжного знака профессора Евгения Немировского. Еремеевский книжный знак украсил книги библиотеки БПК «Адмирал Нахимов», на этой графической миниатюре художник нарисовал портрет выдающегося русского флотоводца, адмирала П.С.Нахимова, разгромившего турецкий флот в Синопском сражении и руководившего героической обороной Севастополя во время Крымской войны. С тонким чувством юмора Еремеев выполнил книжный знак для легендарного вратаря заслуженного мастера спорта СССР Льва Яшина. На знаке в футбольных  воротах изображен симпатичный улыбающийся царь зверей лев с пятнистым мячом в передних лапах. Эта графическая миниатюра, выполненная в 1978 году, очень нравилась прославленному голкиперу. Пушкинский сюжет использован в экслибрисе для московского журналиста Якова Бейлинсона, на нем изображен озабоченный невзгодами старик, который тянет невод, не зная, что в нем золотая рыбка. Хорошо знакомые слова «Не расстанусь с комсомолом, буду вечно молодым» включены в композицию экснотиса художника для композитора, народной артистки СССР Александры Пахмутовой. Над книжными знаками Еремееева не нужно ломать голову, в них все предельно просто и понятно.

Хорошо известен своими книжными знаками в библиофильской среде страны московский художник Б.В.Костромин. Его экслибрисы, выполненные в технике линогравюры, украсили книги многих книголюбов и коллекционеров. Потрясающий книжный знак выполнил он для своих родителей, отца - В.Н.Костромина и матери - К.М.Кулаковой. На экслибрисе дан семейный портрет родителей художника и его самого в детском возрасте. Знак по своему внутреннему содержанию поражает своей силой и мощью, на экслибрисе видны живые люди с их заботами, тревогами и радостями. Пиратский корабль в тихой морской гавани с каменными надгробиями на берегу  основа сюжета экслибриса для Сюзанны Терзибашен. Книжные знаки Костромина спокойны и камерны по композиции.

Заметной фигурой в московском книжном знаке был Б.А.Малинин. На экслибрисе для космонавта Виталия Жолобова художник передал рассказ самого космонавта о родном его рыбацком селе на Черном море и морском промысле, который для семьи был главным делом. Этот рассказ художник дополнил портретом космонавта, читающим книгу на фоне звездного неба и орбитальной станции «Салют-5» - «Союз-21», на которой летом 1976 года совершил космический 48 суточный полет бортинженером вместе с Борисом Волыновым. Художник в знаке для космонавта Владимира Ляхова, рассказал о родном городе Антраците, изобразив на линогравюре отбойный молоток и глыбу каменного угля на фоне летящей в космосе орбитальной станции и звездного неба. Малинин также выполнил экслибрис для космонавта №2 Германа Титова совершившего полет в космос на «Востоке-2» в августе 1961 года. Оригинальный  книжный знак выполнил художник для ленинградского инженера Якова Добкина, собравшего уникальную коллекцию, посвященную Дон Кихоту. Малинин удачно разработал сюжетную линию знака, изобразив Дон Кихота на невских берегах. В гравюре на линолеуме художник сделал графическую миниатюру для советского врача Юрия Сенкевича, принявшего участие в двух международных экспедициях Тура Хейердала.  

Талантом отмечены графические миниатюры московского графика В.В.Покатова. Великолепный книжный знак подарил Покатов главному режиссеру ленинградского Большого драматического театра народному артисту СССР Г.А.Товстоногову, на нем на фоне панорамы города на Неве изображены театральные маски  и занавес БТД. Известный литературовед, текстолог, академик Дмитрий Лихачев известен своими фундаментальными исследованиями «Слова о полку Игореве», литературы и культуры Древней Руси. Это и постарался отразить в книжном знаке на имя выдающегося деятеля науки, соединив в композиции две сюжетные линии: образ Пушкина, работающего над рукописью, и «страницу» «Слова о полку Игореве». Памятник воину - освободителю в берлинском Трептов - парке изображен на  цветном книжном знаке художника для Героя Советского Союза писателя В.В.Карпова. Появление этой графической миниатюры связано с прочтением художником произведения Карпова «Полководец». Более 12 тысяч томов личной библиотеки маршала Советского Союза К.Е.Ворошилова поступило в 1985 году в Ворошиловградский музей его имени. Для книг этой библиотеки и был предназначен покатовский экслибрис.

Талантливый молодой художник С.М.Харламов подарил ксилографический экслибрис Исторической публичной библиотеке. Знак выполнен с любовью к истории родного Отечества и как нельзя лучше отражает главное содержание книгохранилища. В 1984 году Харламов выполнил универсальный экслибрис «Из книг о городе-герое Одессе». Экслибрис предельно прост по сюжету, его трактовка оригинальна – бескозырку украшает лавровая ветвь, символика знака строга и лаконична, эта гравюра, вырезанная на дереве, возвращает нас к тем героическим дням. Чудесный экслибрис подарил художник московскому журналисту и коллекционеру Якову Бейлинсону, на нем изображен Гулливер с глашатаем лилипутов в руке. Для Печорского музея в Псковской области художник выполнил экслибрис, на котором изобразил архитектурный ансамбль Псково - Печорского монастыря сложившегося в  XVI - XVIII веках. Харламовские графические миниатюры это произведения графического искусства высшей пробы,

В книжный знак пришел интересный и мастеровитый художник, в прошлом морской офицер Северного флота, В.П.Мухачев, который в малой графике работал в основном в технике линогравюры. После первого полета Леонида Кизима в космос вместе с Олегом Макаровым и Геннадием Стрекаловым в конце ноября 1980 года на корабле «Союз Т-3» художник подарил командиру корабля графическую миниатюру, на которой изображены взлетающий космический корабль, и сельский пейзаж с одинокой лошадью на берегу узкой реки. Композицию знака дополняет яблоневая ветка с плодами, что говорит о том, что в космос летают люди, которым ничто человеческое не чуждо и что многого земного им не хватает в их многомесячных космических экспедициях. Несмотря на то, что Мухачев не был профессиональным художником, его графические миниатюры выполнены на приличном уровне и отличаются не только хорошей граверной техникой, но и проникновением в мир знаковладельца.

Талантливый художник Ф.В.Домогацкий не часто работал в малой графике. Наиболее известна его гравюра на дереве для Московского музея М.Ю.Лермонтова, где на раскрытой книге дан портрет поэта. Для полковника медицинской службы Л.А.Эльдарова, художник выгравировал книжный знак, на котором показал его военную молодость, когда будущий медик воевал в составе различных фронтов танкистом. О связи прошлого и настоящего в жизни знаковладельца говорит и медицинская эмблема - чаша со змеей и хирургический скальпель - оружие бывшего танкиста в мирное время. К 80-летию Института русской литературы (Пушкинский дом) Домогацкий для его книжного собрания вырезал на самшите портретный пушкинский книжный знак. Интересен тот факт, что дед автора книжного знака, известный скульптор В.Н.Домогацкий в 1929 году выполнил гипсовый портрет великого поэта, который хранится во Всесоюзном музее А.С.Пушкина.

Москвич А.С.Зайцев работал в гравюре на пластике. Один из своих экслибрисов художник выполнил для писателя Даниила Гранина, основной темой творчества которого является наука и ее творцы. Художник в центре композиции знака поместил портрет М.В.Ломоносова, как начала всех начал в отечественной науке, а также изображение моста, носящего имя великого русского ученого - памятника конца XVIII века. Заведующий редакцией в издательстве «Художественная литература», мастер книжного оформления Ю.Л.Коннов выполнил ксилографию для  Дома-музея С.П.Королева. На ней дан  портрет конструктора ракетно-космических систем, основоположника практической космонавтики, дважды Героя Социалистического труда, академика АН СССР Сергея Павловича Королева. Оригинален экслибрис художника для писателя-фронтовика главного редактора журнала «Дружба народов» С.А.Баруздина. На нем автор изобразил воина-победителя, как символ солдатской верности Отечеству. Продолжала работать в книжном знаке талантливый график Н.Н.Лапшина. Одна из ее немногих графических миниатюр, была сделана в гравюре на дереве для Д.М.Роузер-Черноусовой, на ней изображена женщина с рогом изобилия в одной руке и лавровой ветвью в другой на фоне ярких солнечных лучей. Экслибрисы художницы  отличались четкой сюжетной канвой, логически завершенным композиционным построением, высоким мастерством гравера.

В начале 1980 годов в книжном знаке начали работать совсем молодые московские  художники, которые родились в 1950-х годах, они закончили московские художественные учебные заведения, получили прекрасное графическое образование. Среди молодой и талантливой поросли графиков этого периода следует отметить В.И.Савельева, В.В.Носкова, В.А.Руткина, О.Б.Рытман, М.М.Якушкина. Активно вошел в искусство книжного знака талантливый график В.И.Савельев, отличавшийся своим особым видением природы экслибриса. Великолепна савельевская серия графических миниатюр, посвященных подвигу советского народа в годы Великой Отечественной войны. Эта тема нашла свое воплощение в графической миниатюре посвященной Герою Советского Союза А.П.Маресьеву. Экслибрис художник подарил Маресьеву в 1984 году, когда прославленный фронтовик был членом Советского комитета защиты мира и первым заместителем председателя Советского комитета ветеранов войны, эта маленькая гравюра поистине является летописью подвига Алексея Маресьева. «Послом мира» называли московскую школьницу Катю Лычеву, совершившую по приглашению американской организации «Дети, как миротворцы» поездку в США весной 1986 года. Обаятельная пятиклассница успешно осуществила миссию мира. После этого события Савельев сделал девочке в подарок экслибрис, на котором изобразил голубя мира и земной шар с нарисованным на нем детской рукой домиком. Оригинально найдено и шрифтовое решение знака – надпись «Из книг Кати Лычевой» написанное, словно, рукой самой Катюши на страничке разлинованной школьной тетради. Динамичен экслибрис художника для двукратного олимпийского чемпиона в беге на 100 и 200 метров Валерия Борзова. В центре композиции знака изображен бегун, олимпийские кольца и олимпийский огонь - символы олимпийского движения. Многотомье книг и овал стадиона логически завершают композицию знака сильнейшего в мире  спринтера, совершившего спортивный подвиг.

В начале 1980-х годов появились первые ксилографии в книжном знаке художника В.В.Носкова.  Оригинальный книжный знак выполнил он для космонавта Геннадия Стрекалова, слетавшего в космос в составе экипажа на космическом корабле «Союз Т-3» с командиром корабля Леонидом Кизимом и бортинженером Олегом Макаровым в ноябре 1980 года. Эта графическая миниатюра посвящена не космической теме, художник в сюжете использовал увлечение космонавта горнолыжным спортом, этот книжный знак предназначался для спортивных книг домашней библиотеки Стрекалова. Изредка занимался книжным знаком  москвич О.А.Шаргин, он сделал целую серию графических миниатюр для своих друзей по «Клубу присяжных заседателей». С юмором выполнил художник экслибрис для В.А.Дивакова, на нем барон Мюнхгаузен  верхом на самоваре летит к звездам, а на книжном знаке московского коллекционера Семена Гудовича обнаженная женщина, стоя на плечах мужчины, достает книгу с верхней книжной полки. На графической миниатюре для М.М.Шаргиной изображена поварская книга с надписью «Не красна изба углами, а пирогами», а в сюжете знака для В.И.Виноградова изображена подкова на счастье. В композиции графической миниатюры для Саши Русина показан олимпийский Мишка  с книгой и письмом в лапах, а в экслибрисе для Владислава Шаргина виден симпатичный слон, несущий в хоботе экслибрис.

Сразу заявил о себе молодой московский график В.А.Руткин. Несколько экслибрисов выполнил художник для летчиков-космонавтов СССР. Один из них в гравюре на пластике он подарил врачу-космонавту Борису Егорову. Он был членом экипажа трехместного космического корабля «Восход» стартовавшего в космос в октябре 1964 года, командиром которого был Владимир Комаров, а бортинженером Константин Феоктистов. Егоров имел хорошую домашнюю библиотеку, в которой было много книг по космической медицине, для них и был предназначен экслибрис художника. Тема повести М.М.Колосова «Три круга войны» послужила Руткину основой сюжета книжного знака для писателя. Уважением к памяти советского воина проникнута эта линогравюра, а чернильница с гусиным пером говорят о характере творческой деятельности знаковладельца. Художник выполнил несколько спортивных экслибрисов. Один из них, пожалуй, лучший был выполнен для домашней библиотеки олимпийского чемпиона, прыгуна в высоту Валерия Брумеля. Добрый доктор Айболит в окружении своих пациентов зверей и птиц смотрит  со знака для юной читательницы Светланы Шопохиной. Портрет основателя военно-полевой хирургии Николая Ивановича Пирогова в центре композиции экслибриса для Леонида Писаренко. Экслибрисы Руткина хорошо прорисованы и мастерски награвированы.

Молодой московский график О.Б.Рытман смело заявила о себе уже первыми своими работами в малой графике. Для книжного собрания поэта Евгения Евтушенко художница выполнила красивый экслибрис с двойным портретом - А.С.Пушкина и знаковладельца. Рытман прибегла к такой необычной композиции, стараясь подчеркнуть о тесной связи современной поэзии с пушкинским наследием. В 1985 году Рытман исполнила экслибрис, который был подарен Всесоюзным обществом книголюбов пограничникам Дальнего Востока, на знаке изображены дальневосточные рубежи страны – море, дымящиеся вулканы и сопки. В центре композиции изображен пограничник в  боевом дозоре на охране границы, вдали виден полосатый пограничный столб с гербом Советского Союза. Молодой график М.М.Якушин активно работал в малой графике. Один из своих книжных знаков он подарил юной гимнастке Елене Мухиной. На нем он показал девочку, стоящую перед открытой дверью в будущее, в руке у нее мячик на котором изображены олимпийские кольца, словно говоря, что она наша олимпийская надежда. Позже Мухина стала олимпийской чемпионкой. С большой любовью выполнил Якушин экслибрис для лучшего в мире  футбольного вратаря Льва Яшина. На нем изображен лев в футбольной форме и олимпийский мишка внимательно читающие книгу. Экслибрис-великан выполнил Якушин для тульского библиофила и коллекционера Эдуарда Гетманского. Предназначен он для книг о славном городе-герое Туле и его чудо-мастерах. Композиция линогравюры очень сложна, но в ней есть и тульский Левша и тульские самовары, пряники и ружья.

Москвич О.И.Ардимасов работал во многих графических техниках. Так шрифтовой знак в растительном орнаменте для домашней библиотеки вологодского искусствоведа и коллекционера Семена Ивенского художник выполнил в технике рисунка. Для XV Международного экслибрисного конгресса в югославском городе Бледе, состоявшегося в 1974 году, художник выполнил универсальный офортный экслибрис с портретом В.И.Ленина. В резцовой гравюре на меди художник сделал книжные знаки для датского коллекционера Клауса Ределя, поэта В.Панкратова и учёного М.Минкевича. Акватинта использована художником в графической миниатюре для книжного собрания С.Я.Антропова. Рисованные книжные знаки Ю.Г.Батаена хорошо были известны в книжной среде столицы. Они отличались оригинальностью композиции и лаконичностью формы. На знаке для М.Ю.Батаен автор изобразил черта с натянутой тетивой лука на фоне раскрытой книги, а в композиции книжного знака для Герр показаны море, горы и яркое солнце, отдыхающие на пляже люди и лежащий на пыльном шоссе под автомобилем знаковладелец. К сожалению лица счастливого обладателя собственного авто не видно, о серьезности поломки говорят разбросанные вокруг инструменты и запчасти.

Московский график  Л.В.Бодэ выполнил ряд экслибрисов  в технике ксилографии. Его гравюры на дереве отличались чистотой штриха, высоким профессиональным мастерством и умелой компоновкой  с четкой проработкой сюжета. На экслибрисе О.Филиппова художник показал храм на берегу реки и художника, делающего его зарисовку в альбоме, сидя в лодке. На экслибрисе для В.Шиманского художник изобразил два журавля в полете, гербовый экслибрис был выполнен художником для библиотеки Сушанека. Несколько книжных знаков в гравюре на дереве выполнила А.Е.Голяховская - дочь одного из лучших отечественных советских графиков Евгения Николаевича Голяховского. Из немногих ее работ можно отметить книжный знак для Толика Никича, на нем изображен кинооператор, снимающий обнаженную женщину, вторая графическая миниатюра выполнена для заместителя директора издательства «Восточная литература», председателя Московского клуба экслибрисистов Соломона Вуля. Этот экслибрис предназначен для книг по восточной тематике, на нем изображен всадник с луком на фоне раскрытой книги. Московский график Е.В.Касперский выполнил линогравюру для библиотеки известной гимнастки Эльвиры Саади, на ней прославленная спортсменка  изображена в момент исполнения ею вольных упражнений. Один из своих книжных знаков художник подарил народному артисту СССР, цирковому клоуну Михаилу Николаевичу Румянцеву (Карандашу).

К 165-летию со дня смерти Карла Маркса для Московского музея К.Маркса и Ф.Энгельса выполнил книжный знак московский художник Л.В.Козлов. Книжный знак выполнен в рисунке тушью, на нем портреты К.Маркса и Ф.Энгельса на фоне книжных полок, лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» дан на немецком языке - по оригиналу «Манифеста Коммунистической партии». Московский художник В.В.Кортович гравировал книжные знаки на линолеуме. Несколько экслибрисов он выполнил для искусствоведа  и коллекционера Семена Ивенского. На одном из них он изобразил художника с мольбертом в руках в костюме боярина, на другом столпника, стоящего на высокой деревянной колонне в лесу, на третьем изобразил мужчину, плывущего в челне в лучах заходящего солнца. Интересен экслибрис Кортовича для доктора Мюллера, на нем изображена чаша со змеей и ангел с букетом цветов. Экслибрисы Кортовича отличают ясный графический  язык, крепкое мастерство гравера и ясное представление природы книжного знака. Москвич А.Ф.Марков изредка рисовал книжные знаки. На одном из них для личной библиотеки он дал силуэтный портрет Сергея Есенина, выполненный по рисунку художницы Елизаветы Кругликовой. Лиричен марковский  экслибрис для домашней библиотеки писателя Сергея Баруздина, на нем изображен крестьянский дом в лунную ночь и атрибуты писательского труда - рукопись и перо. Два экслибриса художник выполнил для своей библиотеки, на одном он нарисовал пенсне и факсимиле Чехова, на втором, посвященным «Персидским мотивам» Есенина, изображены танцующие восточные красавицы.

Над рисованным экслибрисом в Москве работала Г.Ф.Никольская. На знаке для домашней библиотеки А.Вороновой она изобразила весы на одной чаше, которых  показала пальмы, море и цветы, а на второй чаше - кастрюли, банки, стиральную доску, белье на веревке, пар, смрад и чад от домашних дел. В середине весов сидит женщина с короной на голове и крыльями ангела, которая с печалью смотрит на вторую чашу, которая существенно перетягивает первую. На экслибрисе для Аполлона Чернова изображены две женщины на морском пляже - одна полуобнаженная довольная жизнью, а вторая в полосатом костюме типа арестантской робы забитая заботами о семье  бытовыми и жизненными проблемами. Многие экслибрисы Никольской посвящены женской теме, ее чисто несбывшимся мечтам о личной свободе, отдыхе и красивой жизни. Л.П.Саванов создавал свои книжные знаки в технике линогравюры. Сюжетная их канва чрезвычайно разнообразна, так на экслибрисе врачей Яковлевой и Белогрудова изображена чаша со змеей, из которой руки выдавливают змеиный яд. В миниатюре для А.Тартаковской в центре композиции показана обнаженная женщина на пегасе перед раскрытой книгой.

В технике линогравюры делал оригинальные книжные знаки В.Н.Товстоногов. Он выполнил целую серию графических миниатюр для московского историка и коллекционера Владимира Королюка, все эти знаки по «ню» теме. На одном из них изображена обнаженная женщина, играющая на гитаре, сюжет знака дополняет текст на латинском «Истина в вине». На другом экслибрисе художник изобразил массу обнаженных женщин распятых на кресте, смеющихся, кающихся, корчащихся на костре, а на третьем экслибрисе  дан фантастический сюжет - обезглавленные торсы женских обнаженных тел, лица-маски искаженные болью. Экслибрисы Товстоногова сюралистичны, полны экспрессии, глядя на них, забываешь, что перед тобой графическая миниатюра - экслибрис, настолько они увлекают своей изобразительной картинкой. Московский инженер А.В.Сазонов рисовал книжные знаки тушью с последующим клишированием. Для юриста из Макеевки Донецкой области Николая Федосеенко он выполнил портретный есенинский книжный знак. На экслибрисе чукотского писателя Юрия Рытхэу  художник изобразил перо, как символ писательской деятельности знаковладельца. На одном из книжных знаков чемпиона мира по шахматам Анатолия Карпова художник показал почтовую марку, изобразив на ней карпа с чешуей в виде клеток шахматной доски, играющего с рыболовным крючком, автор попытался обыграть фамилию знаковладельца, в то же время отметил его страстное увлечение филателией.

В Москве над книжным знаком также работали художники С.В.Миклашевич, Г.П.Руденко, Л.С.Курзенков, Б.А.Скориков, П.Л.Бунин, Б.Г.Софрин, С.Г.Чернышов, Г.Б.Гордон, Н.Н.Банников, В.Б.Попов, Л.Ч.Гоцлавский,  М.Я.Митряшкин, Ю.А.Молоканов, Б.С.Новиков,  Т.В.Прибыловская, А.С.Скворцов, Ю.Е.Федорова,  Л.П.Дурасов,  В.Б.Тихомиров, Ю.И.Живодеров, В.В.Рожков, М.М.Павлов,  А.И.Симаков, Г.В.Александрова, М.А.Алендорф, И.Е.Есаулов, Н.Д.Карпов, В.И.Чехарин, А.Ф.Линде, А.А.Лурье, М.М.Мечев, В.Д.Перкин, И.В.Гурлев,  Л.С.Файнберг, М.В.Семашкевич, Е.И.Македонская, Э.А.Будогоский, А.И.Гершман, А.И.Голицын, Л.Н.Казаринов, Г.Н.Колчицкая, Н.Н.Курилов, В.И.Ненароков, И.И.Родионов, Ю.Б.Юшкин, М.Ф.Аверьянов, Л.С.Эрман, Б.А.Диодоров. В 1970-1980-е годы в Москве работала большая группа художников, как старшего поколения, многие из которых начинали в бурные для отечественного экслибриса 1920-е годы, так и среднего поколения, творческая деятельность которых на ниве книжного знака в основном и определяла общие тенденции развития  искусства книжного знака не только в столице, но и в советском экслибрисе в целом. За  эти годы подросла молодая поросль московских графиков, которая успела заявить о себе в полный голос, они имели колоссальный творческий потенциал, который, к сожалению, не реализовался в полной мере из-за ограниченного лимита времени, отпущенного им в условиях советской времени, распад Советского Союза был главной причиной тому. Московский книжный знак был представлен особо звучными в графическом искусстве именами, несмотря на то, что в эти годы бурно развивался ленинградский экслибрис и особенно провинциальный книжный знак. Бесспорно, что московские мастера экслибриса играли в советском искусстве книжного знака первую скрипку, да и признание отечественного искусства книжного знака на международной арене шло в первую очередь через творчество москвичей.

 

2. Ленинградские художники-графики

Ленинградский книжный знак в 1970-1980 годы медленно, но верно приходил в себя после того урона в мастерах малой графики, который он понес в ленинградскую блокаду и на фронтах Великой Отечественной войны. Из старшего поколения ленинградских художников над экслибрисом работало всего два художника -  В.А.Меньшиков и Д.П.Цуп. Среднее поколение было представлено графиками, которые пришли в малую графику в 1960-годы, это А.А.Ушин, А.А.Горбоконь О.А.Почтенный, Ф.Ф.Махонин, Я.Г.Добкин, Н.А.Львова, Р.Б.Попов, В.И.Сердюков, В.В.Тамбовцев, Г.И.Сорокин и Н.Г.Стрижак, а также те графики, которые получили художественное образование в 1960-е годы, и свои первые шаги в книжном знаке делали в начале 1970-х годов, это В.К.Карев, В.А.Мишин и Э.Д.Мосиэв. Активно работало в искусстве экслибриса молодое поколение ленинградских художников-графиков, именно они во многом определяли генеральную линию развития ленинградского книжного знака в последние годы существования Советского Союза. Эти художники были  представлены именами В.А.Кундина, В.Г.Шапиля, Н.И.Кофанова, Ю.К.Люкшина, А.Н.Михайлова, Н.А.Саутина, В.Л.Альтмана, Е.Л.Блюмкина, В.Е.Верещагина, Л.М.Ивановой, Н.И.Домашенко и др.  Подросла и успела заявить о себе молодая поросль ленинградской графики, среди них были А.В.Канарейкина, М.С.Карасик, О.А.Толстов. Но как бы быстро не шло восстановление рядов мастеров малой графики северной столицы, все же в количественном отношении ленинградский экслибрис заметно уступал столичному книжному знаку и это несмотря на то, что ленинградский корпус художников-экслибрисистов отчасти пополнялся за счет художников из провинции.

Продолжал работать в книжном знаке старейший ленинградский художник, много сделавший для развития искусства экслибриса В.А.Меньшиков. Им создано около 60 экслибрисов, из книжных знаков нарисованных им в конце своей жизни наиболее интересна графическая миниатюра,  выполненная  для Штакельберга, на ней изображена танцовщица со змеей по мотивам танца со змеей в опере «Лакме» Лео Делиба в постановке Ленинградского малого оперного театра. В экслибрисе для московского архитектора Татьяны Горловой художник изобразил античные развалины, а в книжном знаке для библиотеки врача Эвальда Дворкина нарисовал черта и обнаженную женщину, которые тянут друг от друга открытую книгу «Наука любить». В экслибрисе для Н.В.Алексеевой художник изобразил здание церкви Спаса на Сенной в Ленинграде, а на книжном знаке А.В.Звягинцева показал памятник первопечатнику Ивану Федорову в Москве на фоне Петропавловского собора в Ленинграде и двух гербов - Парижа и Тулы. В 1982 году экслибрис для искусствоведа И.Г.Мямлина выполнил старейший ленинградский график, ксилограф Д.П.Цуп. Миниатюра посвящена  блоковскому разделу библиотеки знаковладельца, на ней показаны исторические места, связанные с жизнью поэта в Петербурге, а также дом в Шахматово под Клином, где 36 лет своей жизни поэт проводил свой летний отдых и, где формировались литературные и театральные пристрастия Блока. Здесь 17 августа 1903 года произошло бракосочетание поэта с Любовью Дмитриевной Менделевой, дочерью великого русского ученого Д.И.Менделеева - «Прекрасной Дамой» его ранней лирики.

Не отошел от книжного знака  заслуженный художник РСФСР А.А.Ушин. Суровый мотив военного времени звучит в экслибрисе, адресованному поэту ленинградцу Михаилу Дудину, в творчестве которого нашла отражение тема мужества и стойкости защитников города. На его книжном знаке художник показал надолбы, опутанные колючей проволокой. Любовью к родной природе пронизан экслибрис Ушина для ленинградского поэта Александра Прокофьева, чье имя воспринимается, как символ города на Неве, на знаке виден пронзительно близкий сердцу русский пейзаж, что с удивительной точностью передает главную сущность поэзии замечательного русского поэта, пронизанную светом любви к отчему краю. Блоковский дом на набережной Большой Невки (Петроградская набережная, 44), где в 1889-1906 годы жил А.А.Блок изобразил художник на книжном знаке для ленинградского библиофила В.Н.Юнга. Экслибрисы Ушина органичны и отмечены печатью большого таланта. Успешно продолжал работать над экслибрисом ленинградский ксилограф Р.Б.Попов. Интересен знак художника для инженера Ирины Мошковой, где показаны места у бывшего Подъячего моста, где прошло ее детство и молодые годы. Эту ксилографию художника отличает безупречное графическое мастерство, тонкий серебристый штрих, мягкость в передаче тональности черного и белого цветов, знак лиричен и изящен, это графическая новелла большого мастера.

Большим разнообразием тем и сюжетов отличалось экслибрисное творчество ленинградского художника О.А.Почтенного. Одну из своих графических миниатюр художник подарил доценту Ленинградского университета О.В.Немиро. На ней он изобразил праздничный город с крейсером «Авророй» на переднем плане, напомнив о том, что знаковладелец - искусствовед, автор книг и исследований по истории революционных праздников. На книжном знаке художника-иллюстратора Б.В.Воронецкого автор знака показал Банковский мостик, этот небольшой пешеходный висячий мост украшают сказочные грифоны с золотыми крыльями скульптура П.П.Соколова, одну из этих скульптур художник изобразил на экслибрисе. Книжные знаки Олега Почтенного заняли достойное место в искусстве отечественного книжного знака. Они достойно представляли ленинградский экслибрис на многих всесоюзных и международных вернисажах малой графики. Ленинградский ксилограф В.И.Сердюков изредка обращался к книжному знаку. Любовью к родному городу проникнута его ксилография для библиотеки художника С.Н.Спицина, на которой изображен ленинградский архитектурный пейзаж за густыми деревьями парка. Все в гравюре подчинено одной сюжетной линии, наполнено чувством гордости за свой красивый и неповторимый город. Этот книжный знак один из лучших в творчестве признанного мастера ксилографии.

Широкую известность завоевали книжные знаки ленинградца Ф.Ф.Махонина. Сюжеты махонинских экслибрисов часто неожиданны и оригинальны. На экслибрисе Светлана Пийльмана  можно увидеть Робинзона Крузо с Пятницей в центре композиции;  каменный идол на могиле воина изображен в книжном знаке для Анатолия Кравченко со словами «мне вас, некаменные жаль…»; великий Рембрандт, рисующий обнаженную красавицу, виден за спиной знаковладельца Алексея Зуева, сидящего за рабочим столом заваленного  графическими листами, экслибрисами и живописными этюдами. Великолепна «ню» тема в экслибрисном творчестве  Махонина, здесь его фантазия не знает границ. Красив и изящен его экслибрис для винницкого музыканта Алексея Зуева, на нем, на фоне сердца изображен рыцарь, поднимающийся по веревочной лестнице, к ожидающей его на ложе при свете догорающей свечи обнаженной красавицы. Гравюра выполнена в цвете, ее венчает девиз «Для каждого его любимая Афродита» на фоне улыбающегося амура с луком и стрелой в руках. Улыбающийся черт, танцующий с обнаженной, умирающей от любви женщиной, в компании довольного крылатого змея, поднявшего за любовь рюмку хмельного вина, изображен на книжном знаке Анджея Кемпы. Обнаженные мужчина и женщина читают книгу сидя на дереве под сенью густой кроны, а внизу у дерева собирает цветы маленькая девочка, этот сюжет художник использовал в экслибрисе для книг К. и Е. Смирновых. Книжные знаки Махонина отличали четкость в сюжетных решениях, декоративность, безупречное графическое мастерство.

Ленинградец Г.И.Сорокин  создал ряд иконографических книжных знаков. Так портрет В.А.Гиляровского украсил экслибрис кемеровского коллекционера Петра Богданова. На этой графической миниатюре художник изобразил  старую Москву конца XIX века и показал книги писателя «Москва и москвичи», «Трущобные люди», а также газеты, где он работал корреспондентом -  «Русское слово» и «Ведомости». Пушкинский портрет Сорокин дал на знаках для Геннадия Игнатова и В.Гельвассера, а портретом Александра Блока украсил автоэкслибрис, он дан на фоне ночного петербургского пейзажа. Последний свой экслибрис Сорокин выполнил незадолго до смерти в 1985 году, посвятив его Всесоюзному обществу книголюбов (ВОК). Этот универсальный книжный знак отражает последние дни Великой Отечественной войны - штурм рейхстага. Великолепные книжные знаки создавала ленинградский график-ксилограф Н.А.Львова, они неоднократно экспонировались на отечественных и зарубежных выставках экслибриса. Одну из графических миниатюр она выполнила для известного ученого в области строительной механики и теории прочности летательных аппаратов академика И.Ф.Образцова. Это направление его деятельности и отражено в композиции книжного знака, как и вехи  жизненного пути ученого,  связанные с Москвой и Ленинградом. Портрет вологодского коллекционера и искусствоведа Семена Ивенского дала художница в гравюре на дереве для книг его домашней библиотеки.

Ленинградский художник В.К.Карев  делал книжные знаки как рисованные, так и в технике линогравюры. На одном из своих экслибрисов он в юмористической форме изобразил двух борющихся белых медведей, стоящих на раскрытой книге, а из полыньи выглядывает улыбающийся тюлень, внимательно наблюдающий за схваткой медведей. Эта графическая миниатюра выполнена для  чукотской поэтессы Антонины Кымытваль. Изяществом и тончайшим штрихом, строгой продуманностью композиционных решений отличаются миниатюрные ксилографии талантливого графика В.В.Тамбовцева. Лучшие его графические работы  связаны с ленинградской темой. Узнаваем Банковский мостик там, где канал Грибоедова делает первый на своем пути поворот,  в экслибрисе профессора - токсиколога И.Д.Гадаскиной. Изящные ксилографии Тамбовцева пользовались широкой популярностью у поклонников малой графики из-за особенности его графического почерка и огромного художественного таланта.

Великолепны литографии ленинградца В.А.Мишина. Его талант и незаурядное мастерство графика с особой силой проявились в серии пушкинских книжных знаков. Среди лучших графических миниатюр в этой серии - книжный знак для архитектора К.А.Кочергина, одного из авторов проекта реконструкции музея А.С.Пушкина на Мойке, 12, последней квартиры великого поэта. Этот дом и изображен в центре литографии художника. Оригинален мишинский знак для московского коллекционера Юрия Арго, эта литография посвящена «ню» теме, ее отличает прекрасный рисунок и великолепная графическая техника. Периодически над экслибрисом  продолжал работать ленинградский график-офортист Э.Д.Мосиэв. Его офортный  книжный знак для ленинградского педагога Александра Левицкого посвящен Куликовской битве, где на фоне древнерусского воина в шлеме и кольчуге изображена летящая стрела, выпущенная из лука, которая должна уничтожить противника, как силу пытавшуюся поставить на колени русский народ.

Тон в ленинградском экслибрисе задавали молодые художники, родившиеся в годы после войны и начавшие свой путь  в искусстве книжного знака в  конце 1960 - начале 1970-х годов. В этой когорте отличных мастеров малой графики особое место в ленинградском книжном знаке занимал В.Г.Шапиль. Самый молодой художник северной столицы был самым богатым по числу созданных им книжных знаков, он выполнил многие сотни графических миниатюр в различной графической технике. Великолепный портретист Шапиль охотно выполнял иконографические экслибрисы, добиваясь поразительного сходства с оригиналом. Таков его экслибрис с портретом народного поэта Латвии Эдуардаса Межелайтиса для евпаторийского врача Бориса Самусь. Книги домашней библиотеки ленинградского библиофила Игоря Эрама украсил шапилевский экслибрис с портретом Ф.М.Достоевского, а пушкинский автопортрет лег в основу графической миниатюры для Беюл. Шапиль незабвенно любил свой город, многие исторические места Ленинграда можно увидеть в его графических миниатюрах. Дом книги изображен на экслибрисе ленинградского букиниста и библиофила Сергея Наумова, его знак венчает надпись «Книга - твой лучший друг, учитель, собеседник». Уголок Летнего сада украсил экслибрис К.Сандалина, а стрелка Васильевского острова в лучах прожекторов и праздничного салюта изображена на знаке председателя Новосибирского клуба экслибрисистов Альберта Мякина. Здание Адмиралтейства, старейшего в Ленинграде, заложенного еще в 1704 году и строившегося усилиями многих архитекторов, в том числе и А.Д.Захарова, изображено в центре композиции экслибриса для книжного собрания В.Н.Моргуна. Сфинксы Ленинграда украшают знак А.Ф.Богданова, а атланты Зимнего Дворца в сюжете миниатюры для В.Я.Бялого. Оригинальную графическую миниатюру выполнил художник для математика и коллекционера академика АПН СССР А.Н.Маркушевича, на нем изображен библиофил, сплетающий венок из книг. Оригинальны шапилевские знаки по эротической теме, привлекает ксилография для книжного собрания винницкого коллекционера  и музыковеда Алексея Зуева, и награвированный на стали экслибрис  для немецкого издателя Ф.Шлаттнера, выполненный Шапилем в 1988  году в Австрии. Шапиль одним из первых в Советском Союзе художников-экслибрисистов был вынужден эмигрировать из страны. Шапиль, как график-экслибрисист, это, бесспорно, явление, причем явление общенационального масштаба.

Самобытным художником был ленинградский  график Е.Л.Блюмкин, он активно работал в малой графике в технике резцовой гравюры на стали. Несколько офортных экслибрисов сделал художник для туляка Эдуарда Гетманского, на одном из них автор показал уголок Летнего сада в Ленинграде, на втором дал портрет В.И.Ленина на фоне дореволюционной Тулы, где можно увидеть церковь Вознесения и церковь Фрола и Лавра, а также дома на улице Посольской (ныне Советской).  На третьем книжном знаке художник показал обнаженную натуру за чтением книги. Мучительный процесс воспитания ремнем показан на экслибрисе для отца художника Л.Л.Блюмкина, сюжет знака дополнен текстом «Знания, полученные в детстве, крепки как надписи, высеченные на камне». Земной шар и голубем мира в руках человека изображены на экслибрисе для Т. Сатыра, надпись на знаке гласит «Что написано Сатыр - все читается до дыр». Офортный книжный знак ленинградского театроведа и режиссера Соломона Трессера украшает театральная маска и палитра с кистями. Оригинален мемориальный экслибрис Блюмкина памяти курсантов Ленинградской ВТШ летчиков. На фоне краснозвездного самолета художник дал портреты трех курсантов в летной форме. Особое место в творчестве Блюмкина занимают экслибрисы по «ню» теме. Изображение  обнаженного тела в экслибрисах Блюмкина отличается большой выразительностью. Прекрасное знание анатомии и тонкое  чувство художника заставляют зрителя увидеть не только физическую красоту женщины, но и поверить в ее духовное здоровье. Экслибрисное творчество Блюмкина оригинально и самобытно, пронизано юмором и теплым отношением к знаковладельцу.

Ленинградский художник В.А.Кундин заявил о себе как талантливый художник-экслибрисист. Изящен его знак для издательства «Наука», где он нарисовал портрет М.В.Ломоносова в центре раскрытой книги и воспроизвел его пророческие слова о том, что «Может собственных Платонов и быстрых разумов Невтонов Российская земля рождать». Рядом художник указал три даты 1727 - год  основания академической типографии, 1923 - год, когда было образовано издательство АН СССР и 1963 - с этого времени оно стало именоваться «Наукой», внизу показана издательская марка. Красив экслибрис художника для Центрального музея Вооруженных Сил СССР. Теме защиты Отечества и мира на земле посвящен этот знак, который венчают слова В.И.Ленина «Такая армия будет непобедима». Оригинален экслибрис художника для библиотеки Ленинградского Дома ученых имени М.Горького, на котором также приведены ленинские слова «Надо сделать книгу доступной массе». Изумителен книжный знак Кундина для народного художника СССР, скульптора Михаила Аникушина, он состоит из отдельных частей искусно соединенных в одно целое, как повествование, написанное отточенным пером талантливого рисовальщика. Здесь изображен памятник А.С.Пушкину на площади Искусств, мемориал «Героическим защитникам Ленинграда»,  скульптурные портреты Аникушина, архитектурные памятники северной столицы и слова великой Анны Ахматовой «…Мы детям клянемся, клянемся могилам, что нас покориться никто не заставит». Экслибрис предназначен для книг о любимом городе Ленинграде домашней библиотеки Аникушина. Художник поведал в этом сюжете о подвиге города-героя в годы военного лихолетья, о величии его духа и о нерушимой стойкости людей.

Искусствовед и художник Н.А.Саутин автор великолепных ксилографических книжных знаков. Один из них он подарил  академику Дмитрию Сергеевичу Лихачеву. Удивительно изящна эта графическая миниатюра, где художник умело, соединил в одной композиции и архитектуру родного города, и крепостные сооружения древней Руси, и перьевой портрет Александра Пушкина. Графическая миниатюра выполнена к юбилею ученого, который провел фундаментальное исследование «Слова о полку Игореве», а также литературы и культуры Древней Руси. На экслибрисе Владимира Дудинцева изображен том его романа «Не хлебом единым» с прикованной к нему перьевой ручкой. С книжного знака Даниила Гранина смотрит автор романов «Искатели» и «Иду на грозу», а на знаке Георгия Гулиа, художник изобразил на фоне Кавказских гор книгу, ручку, колесо от арбы и колонну с коринфской капителью, увитую цветами. Автору романов «Соленая пядь» и «Комиссия», главному редактору журнала «Новый мир» Сергею Залыгину художник подарил графическую миниатюру, на которой изобразил челн, у которого мачта - перьевая ручка, а парус - журнал «Новый мир». Оригинален экслибрис Саутина для Андрея Битова на нем автор романа «Молодой Одоевцев» изображен проходящим через зеркало. Саутинские экслибрисы были выполнены для книжных собраний Михаила Шолохова, Евгения Носова, Юрия Рытхэу, Виктора Бокова, Виктора Астафьева, Василя Быкова, Сергея Баруздина, Евгения Евтушенко, Вадима Шефнера и других литераторов. На книжном знаке народного артиста СССР Георгия Жженова  исполнителя роли генерала Темерина в фильмах «Путь к «Сатурну», «Конец «Сатурна» и «Бой после победы», отца Леонида в  фильме «Журавушка», Раевского в фильме «Гибель эскадры», генерала Бессонова в фильме «Горячий снег», художник дал портрет артиста, разорванная колючая проволока напоминает о том, что молодые годы Жженов провел в сталинских лагерях. Оригинален саутинский экслибрис для народного артиста СССР, главного режиссера ленинградского Большого драматического театра Георгия Товстоногова. На нем изображена лошадь без головы, в нее, пытаясь залезть, поднимается обнаженный актер, которому вероятно предстоит сыграть роль кентавра. Саутин выполнил несколько портретных мемориальных экслибрисов, в том числе памяти родоначальника супрематизма, автора «Черного квадрата» Казимира Малевича; одного из основоположников абстрактного искусства Василия Кандинского; автора «Пира королей» Павла Филонова; эстонского художника-графика Рихарда Кальо. Интересны саутинские экслибрисы для народного художника СССР Ильи Глазунова; киевского хирурга академика Николая Амосова; литературоведа Льва Гумилева - сына Анны Ахматовой и Николая Гумилева. Экслибрис для Саутина - это высший символ единения человека и самого прекрасного творения его гения - книги.

Оригинальностью, своим видением мира, великолепным мастерством отмечены офорты ленинградского графика Ю.К.Люкшина. Интересен экслибрис художника на эротическую тему, выполненный для киевского художника и коллекционера Леонида Куриса в офортной технике. В офортном экслибрисе для В.Халифа в центре композиции изображена босая женщина с головой быка на поднятых руках на фоне толпы людей и замка своим шпилем, устремленным в небо. Безудержная фантазия, блестящее искусство рисовальщика, потрясающее профессиональное мастерство офортиста делают знаки Люкшина истинным произведением искусства. Их невозможно спутать с работами других отечественных офортистов. Великолепны офортные экслибрисы ленинградского  художника В.Е.Верещагина.  На книжном знаке, выполненного для художника Валерия Мишина, предстает связанный путами по рукам и ногам мужчина с лицом полным страданий и мук, вдали виднеется гладь воды и невский берег с ленинградским архитектурным пейзажем. Потрясающе красивы книжные знаки Верещагина на эротическую тему, их отличает блестящая графическая техника, деликатный графический язык и безудержная фантазия.

Незаурядное графическое мастерство проявил ленинградский график В.А.Лужин в своих книжных знаках. Изумительна его ксилография для библиотеки Лениздата, выполненная в 1987 году. Художник долгие годы сотрудничал с этим издательством. Его графическая миниатюра проникнута любовью к своему родному городу, чью панораму он и дал в знаке, показав в центре композиции экслибриса книги А.Пушкина, М.Горького, А.Толстого,  О.Берггольц, М.Дудина, Д.Гранина и А.Чепурова. Книги этих и многих других авторов издавало это крупнейшее в стране книжно-газетное издательство. Основанное в ноябре 1917 года как издательство Петроградского Совета, оно с 1924 года называлось Ленгиз, а с 1938 года - Лениздатом. Ленинградский график В.Л.Альтман подарил линогравюру ленинградке  К.Васениной, пережившей блокаду, поэтому в сюжете ее знака изображена знаменитая Дорога жизни - единственная транспортная магистраль через Ладожское озеро, связывавшая с сентября 1941 года по март 1943 года блокированный Ленинград с тылом страны. Пришел в книжный знак замечательный художник-график, работавший в деревянной гравюре, Д.К.Титов. Военной теме посвящена ксилография Титова для участника обороны Ленинграда Виктора Иванова, на ней видна Ростральная колонна и шпиль Петропавловской крепости. Ночное небо над городом во вспышках взрывов и зареве пожара, его охраняют зенитные батареи и огромные воздушные шары.

Из молодой плеяды ленинградских художников выделялась Л.М.Иванова, которая работала в технике линогравюры. Оригинальный книжный знак выполнила художница для тульского коллекционера Эдуарда Гетманского, на нем изображено древо жизни, книги и перья, как символ активной журналистской деятельности знаковладельца, о его профессиональной деятельности-военного авиационного инженера говорит самолет, включенный в композицию знака. Рыцарские доспехи лежат в основе книжного знака для Дмитрия Павловского; женский портрет в окружении цветов украшает графическую миниатюру для Валентины Калининой; множество роз на фоне мужских и женских рук автор включила в сюжет экслибриса для А.Горской. Художница прекрасно чувствует природу книжного знака, поэтому столь органично смотрятся ее графические миниатюры на форзаце книги и не выпадают из книжного ансамбля. Молодая ленинградская художница А.В.Канарейкина рисовала свои экслибрисы тушью. В 1985 году она подарила книжный знак директору Ленинградского цирка А.А.Сонину, на нем было изображено здание этого цирка.

Ленинградский график  Н.И.Кофанов успешно работал в экслибрисе, многие его графические миниатюры с успехом представляли искусство книжного знака северной столицы. Памяти первого космонавта планеты Юрия Гагарина посвящен кофановский экслибрис, предназначенный для книг библиотеки Звездного городка.  «Смерти нет – ребята» такую надпись оставил на стене поверженного рейхстага майским днем 1945 года фронтовик Б.Н.Блудов, это и отразил в своем экслибрисе на его имя Кофанов, на ней изображен купол рейхстага с красным знаменем Победы, всполохи пожара и огни праздничного фейерверка. Замечательны кофановские иконографические знаки. Портрет писателя Л.Н.Андреева выгравирован на книжном знаке для Ю.В.Бабичевой; Ф.М.Достоевского на экслибрисе В.С.Пушкаревой; образ И.А.Бунина в основе линогравюры для Л.В.Крутиковой. Портрет Л.Н.Толстого в графической миниатюре Льва Вязовикова;   А.М.Горького в сюжете экслибриса для Е.Г.Мирошниченко;  М.Ю.Лермонтова на книжном знаке М.Юлиева. Особое место в экслибрисном творчестве Кофанова занимали книжные знаки по пушкинской теме. Трижды приезжал Пушкин в родовую вотчину своих предков село Большое Болдино в Нижегородской губернии. Здесь создан уникальный музей-заповедник в центре, которого Дом-музей А.С.Пушкина. Для хранящихся в нем книг Кофанов создал цветной экслибрис в гравюре на пластике, в основе композиции которого запечатлел болдинский дом Пушкиных. Кофановскую пушкиниану продолжает книжный знак для библиотеки поэта Михаила Дудина. Главный замысел этой изящной гравюры в том, что все лучшее, чем богата наша современная поэзия - это продолжение пушкинских традиций. Памяти одаренной художницы Нади Рушевой безвременно ушедшей из жизни в юном возрасте посвящен кофановский мемориальный экслибрис, на котором воспроизведен один из  рисунков Нади – юноша - кентавр. Пограничный столб в центре композиции экслибриса  изобразил Кофанов в книжном знаке для пограничника Юрия Бабанского, вступившего в неравный бой с нарушителями границы на острове Даманском. Книжные знаки Кофанова отличались понятным графическим языком, они книжны и мастерски выполнены твердой хорошо поставленной рукой гравера

Активно работал в книжном знаке переехавший в Ленинград из Сибири художник Н.И.Домашенко. Особое место в его экслибрисном творчестве занимают эротические экслибрисы, мотивы которых навеяны мифологическими и библейскими сюжетами, а также классическими произведениями Апулея, Д.Боккаччо, Г.Мопассана и других авторов. Его работы, выполненные в технике офорта, покоряют не только техникой гравирования, но и новыми возможностями трактовки этой деликатной темы в искусстве книжного знака. Таковы его графические миниатюры, выполненные в 1990-1991 годах для ленинградского коллекционера Александра Михайлова, председателя Ленинградского клуба экслибрисистов и любителей графики Вениамина Худолея и ленинградского библиофила В.Рощина. Очень красив подкрашенный акварелью офорт художника для книг библиотеки Л. Мышлевцевой, на нем обнаженная натура, стоя читает книгу, и весь образ красавицы и сама эстетика знака радуют глаз, этот экслибрис, бесспорно, является  достойным украшением книги.

Открытой символикой и ленинградской тональностью привлекают гравюры графика О.А.Толстова. Работал он в гравюре на резине. Интересен его книжный знак для супругов Лилии и Бориса Николаевых, в графической миниатюре на фоне Исаакиевского собора показаны книги Пушкина и Лермонтова и дымящаяся химическая колба, так художник отразил профессиональные интересы ленинградской четы - химика и филолога. Красивый экслибрис подарил художник летчику-космонавту СССР,  дважды Герою Советского Союза Владимиру Джанибекову, на нем он показал не только две медали «Золотая Звезда» на фоне звездного неба, но и обозначил даты всех его пяти космических полетов, а также изобразил нагрудный знак выпускника суворовского училища с портретом Александра Суворова. Рыцарь печального образа Дон Кихот изображен на знаке для А.Н.Елисеева, театральную сцену с занавесом и будкой суфлера художник изобразил на экслибрисе, предназначенном для книг о театре актёра и режиссёра театра «Суббота» Соломона Трессера. С чувством юмора выполнен экслибрис художника для ленинградского писателя-фантаста Феликса Дымова, на нем изображена мудрая сова, сидящая на лафете пушки, рядом с ней видно множество ядер.

В Ленинграде работала большая группа художников-любителей. Творчество таких художников, как Н.Г.Стрижак, А.А.Горбоконь, Я.Г.Добкин, А.Н.Михайлов пользовалось уважением советских библиофилов. В экслибрисном творчестве ленинградца Н.Г.Стрижака видное место занимал иконографический книжный знак.  Очень любил он есенинскую тему, выполнив по ней около 30 графических миниатюр. На одной из миниатюр для книжного собрания ленинградского библиофила Юрия Васильева автор изобразил деревянную скульптуру «Торс Айседоры Дункан» работы С.Т.Коненкова. На экслибрисе ленинградского инженера, автора книг о Сергее Есенине Льва Карохина художник дал портрет поэта, выполненный по рисунку художника В.Юнгера, показав зал Лассаля в бывшей Городской думе по Невскому проспекту дом 33, где 14 апреля 1924 года состоялось выступление поэта. Красив портрет В.Я.Брюсова на экслибрисе домашней библиотеки И.А.Куцина, на котором приведены слова поэта «Я люблю большие дома и узкие улицы города». Портрет Антуана де Сент-Экзюпери украшает экслибрис ульяновского коллекционера Николая Яценко, в нем использован сюжет из аллегорической сказки «Маленький принц». Элегантен экслибрис для Е.Н.Коллерова, на котором изображен А.С.Пушкин во время посещения им Старицы Тверской губернии в 1829 году. На знаке виден Успенский монастырь на берегу Волги, построенный в XVI-XVIII веках. Оригинален экслибрис Стрижака с портретом Владимира Высоцкого для В.О.Альбертина, в нем использован сюжет песни барда о «Большом Каретном». Книжные знаки Стрижака выполнены с любовью к знаковладельцу, они книжны, хорошо смотрятся на книге.

Активно работал в малой графике художник-любитель А.А.Горбоконь. Для известного ленинградского букиниста и библиофила Сергея Наумова художник выполнил книжный знак с памятником «Медный всадник» в центре композиции, на раскрытой книге начертаны слова В.И.Ленина «Книга - огромная сила». На втором наумовском  экслибрисе автор выполнил портрет знаковладельца, приведя слова А.С.Пушкина «Чтение - вот лучшее учение» и показал многотомье книг «Искусство», «Литература», «Книговедение», «Фольклор», «Словари» и др. Третий книжный знак Горбоконь подарил Наумову к его 85-летию, на нем дан портрет юбиляра в окружении книг «П.А.Ефремов-библиограф», «А.А.Сидоров-искусствовед»,  «Г.И.Гидони - экслибрисист»,  «М.Д.Хмыров-коллекционер». На стене кабинета висит картина с видом стрелки Васильевского острова. Композицию знака дополняет изречение Д.Свифта «Книги-дети разума». Горбоконь работал инженером-конструктором в Государственном оптическом институте имени С.И.Вавилова, в своем экслибрисном творчестве он и остался скрупулезным, дотошным инженером, композицию любого своего опуса он строил, как инженерную конструкцию - тонко, надежно и детально. Из немногих экслибрисов выполненных И.Г.Гиммельманом следует отметить графические миниатюры для Г.В.Заушкевича, на котором изображены два клоуна и О.Белова со шпилем Петропавловской крепости, книгами, альбомами с марками, морским якорем и слесарными инструментами. На книжном знаке для Д.Робинсона изображены праматерь всех людей, первая женщина, жена Адама, созданная из его ребра, мать Каина, Авеля и Сифа, Ева и змей-искуситель на яблоне с райскими яблоками. Графические миниатюры Гиммельмана лаконичны, скупы на детали, компактны и отражают в полной мере интересы знаковладедьца.

Известный ленинградский коллекционер Я.Г.Добкин иногда рисовал и книжные знаки. Коллекция Добкина посвящена Сервантесу, поэтому любимая тема его экслибрисов посвящена этой теме, один из таких книжных знаков с Дон Кихотом Ламанчским, понуро бредущим на Росинанте с внимательно наблюдающей за рыцарем печального образа сеньоры Дульсинеи Тобосской, автор подарил московской журналистке Наталье Дардыкиной. Для серии книг «ЖЗЛ» домашней библиотеки рязанского книголюба Владимира Селиванова предназначена графическая миниатюра Добкина, как и задумавшийся над смыслом жизни роденовский «Мыслитель» и восточный факир на экслибрисе для Феликса Кривина. Ленинградский коллекционер книжных знаков А.Н.Михайлов создал десятки графических миниатюр для своих друзей, книголюбов, коллекционеров и художников. Оригинальны по сюжету многие из его экслибрисов, так на медицинском экслибрисе для Д.И.Ивина изображены два врача-хирурга у распростертой на лавке обнаженной женщины, один из эскулапов читает по книге, что необходимо делать, а второй с длинным ножом для разделки мяса приготовился к «операции» на пациентке. У ее изголовья стоит чаша со змеей, из которой выглядывает горлышко бутылки. Оригинальны экслибрисы Михайлова по «ню» теме, это и черт, наблюдающий из-за кустов за любовными утехами обнаженной красавицы в книжном знаке для рижского художника Вилниса Ресниса,  и сцена любовной встречи инопланетянина с земной женщиной на другом экслибрисе рижанина, и графическая миниатюра для В.А.Бубенина, где обнаженный любовник, потерпевший крушение на ложе любви, с остервенением рвет журнал «Плейбой», тогда как его партнерша с искаженным от злости лицом презрительно наблюдает за ним.

Над книжным знаком в Ленинграде также работали художники-графики - Л.Е.Шняков,  Ю.Г.Андреев, В.Д.Бертельс, В.И.Бочаров, В.В.Бродский, И.М.Сенский, А.Г.Слепков, А.В.Дурандин, Н.Н.Громов, Б.Забирохин, Л.Н.Завьялова, В.И.Константинов, Е.Лопатина, О.В.Харитонов, И.В.Чагина. Е.К.Новикова, А.Б.Геннадиев, В.М.Звонцов, А.М.Москалев, В.А.Бендингер, А.М.Ванин, Ю.К.Певницкий, М.С.Тренихин, Е.М.Щапова, О.Ю.Яхнин. М.М.Петренко, А.С.Смирнов, Е.А.Блинова, Р.М.Яхнин и А.Л.Каплан. Несмотря на то, что в количественном отношении ленинградский книжный знак заметно уступал столичному, в качественном аспекте  это различие не было таким разительным, ленинградские графики достойно представляли советское искусство книжного знака на выставках различного уровня, как внутри страны, так и на международной арене. Ленинградский экслибрис, славный своими традициями  и громкими именами,  в целом успешно развивался в 1970-1980-е годы - время бурного развития советского искусства книжного знака, но динамика его роста и та роль, которую он играл, все же не сопоставимы с 1920-годами, как по творческому потенциалу, так и по той значимости, какую он занимал тогда в молодом и только зарождающемся искусстве советского экслибриса. 

 

3. Провинциальные художники-графики

Провинциальный книжный знак в 1970-1980-е годы сделал колоссальный прорыв в советском искусстве малой графики. На экслибрисной карте России обозначились новые центры, в которых экслибрисная жизнь интенсивно развивалась, как по линии художественной, так и по линии коллекционной. Экслибрис проник в самые отдаленные точки российской глубинки, туда, где раньше о нем даже и не ведали.  Наряду со сложившимися традиционными экслибрисными центрами России такими, как Вологодская, Кемеровская, Саратовская, Тамбовская области, книжный знак заявил о себе в полный голос в Краснодарском и Ставропольском краях, Ярославской, Архангельской, Курской, Ростовской, Тульской, Горьковской и Мурманской областях. Появились художники-экслибрисисты в Якутии, Магаданской области, Дагестане, Кабардино-Балкарии, Петрозаводске, Удмуртии и Мордовии.

 Сибирь и Урал буквально потряс экслибрисный бум. В Иркутске, Томске, Свердловске, Новосибирске, Челябинске, Омске, в ряде других крупных и мелких городов и районных центров этого огромного российского региона, книжный знак заявил о себе творчеством  великолепных мастеров малой графики. Шел не только количественный рост провинциального книжного знака, но и что особенно важно, его качественный рост. Такие провинциальные художники как Г. и Н. Бурмагины, А.Т.Наговицын с Вологодчины, Ф.Д.Молибоженко из Краснодара, томич В.А.Марьин, А.И.Аносов из Иркутска, тамбовчанин А.Ф.Бучнев, Р.В.Копылов из Свердловска, Е.Г.Синилов из Камышина,  В.М.Васильев и А.В.Шершнев из Пскова, Б.Н. Склярук из Ульяновска,  В.Ф.Логачев из Дагестана или Г.С.Паштов из Нальчика своим экслибрисным творчеством подняли российский книжный знак на высочайший уровень. Благодаря этим художникам, как и мастерам малой графики Москвы и Ленинграда, российский книжный знак, как составная часть советского искусства малой графики, получил международное признание, а лучшие российские провинциальные художники, работавшие в малой графике, стали лауреатами многих престижных экслибрисных вернисажей, как в Советском Союзе, так и за рубежом.

Общественный интерес к искусству книжного знака в 1970-1980-е годы в основном мотивировался массовым движением книголюбов в нашей стране. Рост интереса к экслибрису в российской глубинке был настолько велик, что невозможно даже приблизительно назвать число профессиональных художников, тем более художников-любителей, кто делал книжные знаки на огромных российских просторах. Из сотен авторов экслибрисов, кто представлен в моей коллекции книжных знаков, насчитывающей около 50 тысяч графических миниатюр, рассмотрим творчество лучших российских  провинциальных художников. Это позволит в полной мере оценить масштабы экслибрисного бума в России и разобраться в творчестве лучших российских художников за два последних десятилетий существования СССР. Провинциальные российские художники отнюдь не были статистами или сторонними наблюдателями в советском искусстве книжного знака, они смело экспериментировали в различных графических техниках, многие из них успешно освоили офорт, литографию, конгрев, смешанную технику.  Здесь в провинции художники-экслибрисисты активно использовали в своих графических миниатюрах национальные мотивы, местный фольклор, народное творчество. Отсюда из провинции шел огромный творческий импульс, здесь смело разрабатывались многие новые темы в книжном знаке и  генерировались новые творческие идеи. По сути дела провинциальный российский экслибрис  был детонатором советского искусства малой графики в целом и российского искусства книжного знака в частности. Российское искусство книжного знака в 1970-1980-е годы прорастало в первую очередь своим провинциальным экслибрисом.

Начнем с одного из экслибрисных центров российской провинции – Вологодчины. Вологодская графика в полный голос заявила о себе в 1960-е годы, став заметным явлением в художественной жизни страны. Здесь продолжали работать художники Г.Н. и Н.В. Бурмагины, А.Т.Наговицын, Ю.П.Минаков, В.У.Едемский, А.С.Аверкиева,   А.С.Чернов, Л.Н.Щетнев, В.С.Иванов, появились новые  художники-графики А.В.Денисов, Ю.В.Медведев, Т.Н.Белозерова, Е.А.Лебедев и др. Короткая творческая жизнь была суждена художникам Г.Н. и Н.В. Бурмагиным, которая была связана с Вологдой и Ферапонтовым Белозёрским  монастырём в Кирилловском районе Вологодской области. Экслибрисы Генриетты и Николая Бурмагиных 1970-х годов запоминаются филигранным изяществом формы, напевной сказочностью фантазии, теплотой чувств. Плодом их совместной работы явились книжные знаки для поэта Александра Яшина, народного артиста СССР Бориса Тенина, коллекционеров книжного знака Соломона Вуля, Евгения Минаева, Семена Ивенского и др. После смерти Николая в 1974 году Генриетта освоила ксилографию и офорт, создала романтическую иллюстративную серию к поэме «Двенадцать» Александра Блока. Генриетта на 11 лет пережила мужа, создав за это время 26 книжных знаков, на них в основном дан женский образ на фоне цветов, вологодской архитектуры, сказочных птиц и старинных бытовых предметов Вологодчины. Павлины в руках улыбающейся женщины в основе экслибриса для Яны Эренбург-Бабицкой. На знаке для В.Ходова художница показала шута с двумя розами в руках на фоне крепостных башен. Оригинален экслибрис Владимира Королюка, на нем художница изобразила женщину с ухватом и мужика с бутылью самогона, венчает знак надпись «Супостат наш алкоголь, причиняет вред и боль». Женщина с букетом цветов в нарядной одежде на фоне храма, показана на знаке для одесситов Елизаветы и Бориса Левых. Женский образ в окружении цветов, сказочных птиц, и оленя дан в центре композиции экслибриса для семьи Смирновых, похож по сюжетной проработке на этот  книжный знак и экслибрис для Лизоньки Кузнецовой. Книжные знаки Генриетты Бурмагиной проникнуты любовью к людям, добрым юмором и прекрасным пониманием природы экслибриса, они самобытны и наполнены особой аурой русского Севера. Творчество Генриетты и Николая Бурмагиных неповторимая и яркая страница в отечественном искусстве книжного знака, их графические миниатюры получили всесоюзное и мировое признание на многих выставках экслибрисов в нашей стране и за рубежом. 

В полную силу развернулось  творчество череповецкого мастера ксилографии А.Т.Наговицына в искусстве книжного знака. Он создал ряд графических миниатюр, которые вошли в золотой фонд советского экслибриса. Оригинален его книжный знак для ленинградского коллекционера А.М.Кричевского. На нем дан вид Ленинграда и фрагменты колонн архитектурных памятников города на Неве. С любовью выполнил художник экслибрис для своих земляков участников Великой Отечественной войны Ивана и Марии Кушнаревых, где отражена их любовь к природе. На миниатюре изображен цветок иван-да-марья, а также каска и платок санитарки с красным крестом на фоне автомата покрытого рушником. Блоковский портрет украшает книжный знак московского инженера-строителя Юрия Арго. Петр I у наковальни таков сюжет экслибриса для ленинградского искусствоведа Ольги Туберовской, композицию знака дополняет текст «То академик, то герой, то мореплаватель, то плотник». Портрет Михаила Лермонтова в центре композиции знака для одесского библиотекаря Тамары Кузнецовой. Изысканный книжный знак выполнил он для заслуженной художницы РСФСР Джанны Тутунджан из Вологды, на нем изображен рыцарь на коне и крестьянин. Текст на французском языке гласит «Король царствует, но не правит», вторая надпись на щите говорит «Только вперед». В экслибрисе московского журналиста и коллекционера Владимира Перкина художник  изобразил деревья на камнях, снабдив их текстом «Я знаю -  время даже камень крошит…». Наговицынские экслибрисы имеют свой особый графический почерк и присущие им чистоту и ясность графического стиля.

Вологодский художник Л.Н.Щетнев создал в 1970-1980-х годах не один десяток экслибрисов. К 175-летию со дня рождения А.С.Пушкина художник подарил Борису Левыху очень красивый экслибрис с портретом поэта и образами женщин пушкинского времени. Среди этих блестящих красавец можно узнать Анну Петровну Керн, Екатерину Николаевну Ушакову, Анну Алексеевну Оленину, Наталью Николаевну Гончарову, Александру Осиповну Россет и др. Это удивительно красивый по композиции и художественному исполнению экслибрис, один из лучших в обширной отечественной экслибрисной пушкиниане. На одном из экслибрисов Левыха Щетнев  изобразил Пушкина и русского военного инженера, генерал-аншефа, сына эфиопского князя, камердинера и секретаря Петра I, своего прадеда - Абрама Петровича Ганнибала. Красивый экслибрис подарил художник винницкому коллекционеру Алексею Зуеву, на нем он изобразил танцующую Айседору Дункан   по рисунку с обложки книги «Изадора Дункан». Надпись на знаке гласит «Памяти Айседоры Дункан. 1878-1927». Дочери Зевса и Эвриномы (три хариты) - древнегреческие богини красоты, радости, олицетворение женской прелести - Аглая (Блеск), Эвфросина (Радость) и Талия (Цвет) украшают книги костромского коллекционера А.И.Бузина. В лучших экслибрисах Щетнева присутствуют задушевность, нежность и лиричность.

Не оставлял работы над книжным знаком вологодский художник В.С.Иванов. На знаке В.В.Магарева художник показал черта играющего в карты. Всадника в белом пиджаке на коне повергающего копьем змея показал Иванов на экслибрисе книголюба Георгия Шелковского, а русалка, которая ловит рыбу, и очкастая жаба, наблюдающая за ней,  изображены автором на графической миниатюре для Л.С.Карасика. Экслибрисы В.С.Иванова бесхитростны в сюжете и просты в композиционном решении, они в полной мере отражают профессиональные и духовные интересы знаковладельцев. Вологодский художник В.У.Едемский работал в технике деревянной гравюры. Великолепный рисовальщик, он гравировал свои знаки на высочайшем профессиональном уровне. Таков потрясающий по своему трагизму экслибрис для профессора истории  Владимира Королюка. На нем, на поле брани, усеянном человеческими костями и черепами, изображен стервятник и зазубренный меч, воткнутый в землю. Сеятель экслибрисов старец, разбрасывающий книжные знаки из торбы, изображен на экслибрисе для вологодского художника Леонида Щетнева. Интересен экслибрис Едемского для В.Благова, на нем изображена обнаженная женщина с книгой в руках рядом с иконой Иисуса Христа.  

Продолжал работу над экслибрисом череповецкий художник Ю.П.Минаков. Сюжетная канва минаковских экслибрисов разнообразна, так для книг профессора истории и коллекционера Владимира Королюка художник выбрал апулеевский сюжет из «Золотого осла», а на экслибрисе Светы Беляевой изображена конопатая девушка с венком из луговых цветов на голове.  Морской якорь на фоне многомачтового парусника дан на графической миниатюре В.П.Просвирнина, деревянная церковь в основе композиции книжного знака для И.И.Поп. Архитектурный пейзаж старой Риги присутствует в графической миниатюре Р.Лейландса, цветы, ласточки и бабочки на фоне раскрытой книги  украшают экслибрис Е.Знаевской. Книжные знаки Минакова хорошо сработаны, они компактны, книжны и строги по сюжету и композиционному решению. Е.А.Лебедев работал художником оформителем в Устюжне, первый свой книжный знак выполнил в 1984 году в технике гравюры на пластике. Великолепен его экслибрис для Н.П.Михеева, на нем изображен  Петр I с чертежом и топором в руках, вдали виден строящийся парусный военный корабль. Безупречно выгравирован экслибрис для Ивана Бентчева, на нем показан звонарь на колокольне и лики святых. Романтичен знак художника для А.Платонова, на нем скрипач идет к солнцу по натянутой веревке. Провожают музыканта в его пути множество птиц, а далеко внизу люди машут ему руками. Очень красив экслибрис художника, выполненный для книг библиотеки таллиннского инженера Сергея Брехова, на ней изображена ливерпульская четверка «Beatles» на фоне граммофонной пластинки и цветов. Экслибрисы Лебедева выполнены на добротном профессиональном уровне, просты по сюжету, наполнены добрым юмором и любовью к людям.

Череповецкий художник Е.И.Мартышев выполнил чудесный есенинский книжный знак для вологодского инженера Ольги Викуловой, на нем Есенин - юноша играет на свирели. Портрет поэта, горящая свеча и цилиндр в композиции другого есенинского знака художника для череповецкого инженера Александра Серова. Прост по композиции книжный знак для Василия Лучко, где художник изобразил памятник Богдану Хмельницкому в Киеве на фоне раскрытой книги. Экслибрисы Мартышева истинные произведения графического искусства, выполненные на высочайшем профессиональном уровне, умно, с любовью и талантливо. Старейшая вологодская художница А.С.Аверкиева активно продолжала работать над экслибрисом. На книжном знаке для С.В.Борисова Аверкиева изобразила конную группу на Аничковом мосту в Ленинграде скульптора Петра Клодта. Для библиотеки вологодского педагога Антонины Богдановой она нарисовала портретный есенинский экслибрис, приведя строки  поэта из стихотворения «Край любимый! Сердцу снятся» (1914):

Край любимый! Сердцу снятся

Скирды солнца в водах лонных,

Я хотел бы затеряться

В зеленях твоих стозвонных

Несколько книжных знаков выполнил художник фабрики «Северная чернь» А.С.Чернов из вологодского Великого Устюга. Его  линогравюры украсили книги московского коллекционера, историка Владимира Королюка, на одной из них изображена ладья под парусом в бурлящем море, на второй русская красавица в красивой национальной одежде, а на третьей изящная глиняная посуда, выполненная умельцами северного края. Вологодский книжный знак продолжал в 1970-1980-х занимать одно из ведущих мест в российском провинциальном книжном знаке.

В российском провинциальном искусстве малой графики в полный голос заявил о себе книжный знак Краснодарского края. Одним из самых известных кубанских  художников, бесспорно, был новороссийский график Ф.Д.Молибоженко, он активно работал над книжным знаком. Одна из его ксилографий была подарена детскому писателю Сергею Михалкову. В композиции знака увязаны, такие, казалось бы, разные детали, как атрибуты писательской работы, фигура Дон Кихота, басенные персонажи, театральные маски, как символ драматургии и русская поговорка «Прямиковое слово, что рогатина». Красив экслибрис художника для народной артистки СССР композитора Александры Пахмутовой. Он навеян высоким гражданским пафосом ее песен, поражает выразительность сюжетного решения, его глубина и четкость. Один из своих знаков художник посвятил популярной грузинской певице Гиули Чохели. В нем он воспел образ Тбилиси, а в шрифтовой части, где имя певицы дано на грузинском языке, ввел на русском языке прекрасные строки Шота Руставели «Что разрушено враждою, возводила вновь любовь». В подарок поэту Роберту Рождественскому художник выполнил экслибрис, где на фоне лиры изобразил авторучку, дополнив изображение розой и лавровым венком, как знак признательности и любви к поэту почитателей его творчества. Великолепный портретный экслибрис выполнил художник для библиотеки Евгения Евтушенко, в котором приведена строка поэта  «И если, кто меня помянет, то это родина моя». Оригинальный экслибрис подарил Молибоженко лауреату Ленинской премии писателю и литературоведу Ираклию Андроникову. Его сюжет навеян содержанием «Бахчисарайского фонтана» А.С.Пушкина. Национальным колоритом пронизаны книжные знаки Молибоженко для личных библиотек народного артиста Украины певца Юрия Богатикова и народного артиста СССР композитора Платона Майбороды. Оригинален экслибрис Молибоженко для Софийской библиотеки имени Кирилла и Мефодия. Портреты двух братьев, славянских просветителей, создателей славянской азбуки и проповедников христианства Кирилла и Мефодия в центре композиции этого прекрасно выполненного в гравюре на дереве книжного знака. Великолепен театральный экслибрис Молибоженко посвященный памяти Федора Шаляпина, его венчает портрет великого певца на фоне архитектуры Москвы и Большого театра, а также слова «Вся русская земля принадлежит ему, так же, как и он принадлежит ей». Большинству книжных знаков мастера свойственны лиричность, задушевность, поэтичность.

На смену отцу пришел очень талантливый художник Ю.Ф.Молибоженко. Лесной пейзаж с озером, восход солнца над горами изобразил художник в ксилографии для томского бухгалтера Ольги Козловой. Этот есенинский книжный знак композиционно завершают слова поэта «…страна березового ситца». Красив экслибрис художника для П.Г.Кононенко, на нем дан перьевой автопортрет А.С.Пушкина на фоне лавровой ветви и томика пушкинских стихов. В.А.Пташинский охотно работал в малой графике в технике линогравюры. Экслибрисы Пташинского украсили книжные собрания народного артиста СССР Михаила Жарова; директора Краснодарского театра кукол Виталия Смирнова; председателя Московского клуба экслибрисистов Соломона Вуля и московского профессора Владимира Королюка. Пташинский выполнил  талантливый экслибрис для библиотеки Краснодарского художественного музея, где на фоне живописного полотна художник показал скульптуру Афродиты Милосской, древнегреческую амфору и тома книг по искусству. Лермонтовский портрет украшает экслибрис Пташинского для книг Музея лермонтовской книги в Тамани. Экслибрисы Пташинского просты, понятны, без претензий на оригинальность, они отражают в полной мере круг интересов знаковладельца, приближают книгу к нему, делают ее родней и дороже. 

Достаточно активно работал над книжным знаком краснодарский график В.Э.Бегиджанов. Талантлив его экслибрис для Трошкова с музыкантом в центре композиции Его работы, выполненные в технике гравюры на дереве, отличаются высоким профессиональным мастерством, оригинальностью композиции. Не оставлял работу над книжным знаком  старейший краснодарский художник И.Ф.Вайкин. Он подарил книжный знак космонавту Алексею Губареву, дважды летавшему в космос на «Союзе-17» в 1975 году и «Союзе-28» в 1978 году с чехословацким космонавтом Владимиром Ремеком. На знаке изображена орбитальная космическая станция «Салют-5». Космическую тему художника продолжает его экслибрис для летчика-космонавта СССР Виктора Горбатко, дважды летавшего в космос на «Союзе-7» в октябре 1969 года, а также «Союзе-24» и орбитальной станции «Салют-5» в феврале 1977 года, на знаке изображены две звезды Героя Советского Союза и корабль космонавта. Самолет над земным шаром изображен на книжном знаке для книжного собрания заслуженного летчика-испытателя СССР, дважды Героя Советского Союза Владимира Коккинаки, совершившего в 1939 году беспосадочный  полет Москва - остров Мискоу (США). Он установил 22 мировых рекорда и испытал 62 типа самолетов.

Сочинская художница М.И.Кислякова-Могиленко работала над рисованным книжным знаком. Ленинской теме посвящен книжный знак для исполнителя роли В.И.Ленина в фильмах «Шестое июля», «В начале века», «Исход», «Ленин в Париже», «Кремлевские куранты», народного артиста РСФСР  Юрия Каюрова. В память о суровых днях Великой Отечественной войны автором выполнен книжный знак для О.Ф.Кельмера, на нем изображена мишень на фоне разорванной колючей проволоки и указаны годы 1941-1945. Переехавший в Сочи из Кемерово художник М.А.Паньков создал сотни графических миниатюр. Иконографический экслибрис занимает в творчестве Панькова заметное место, так портрет писателя Н.Г.Гарина-Михайловского нарисован в экслибрисе библиофилов И.А.Куцина и Д.И.Ривкиной; портрет немецкого живописца и графика Альбрехта Дюрера украшает экслибрис коллекционера Бориса Кузина, а портрет художника В.А.Тропинина в сюжете графической миниатюры для Ю.Невзорова. На знаке Ю.Борисова художник изобразил портрет американского писателя Германа Мелвилла, автора известного романа «Моби Дик» и дал портрет польского поэта Адама Мицкевича в книжном знаке для С.А.Романенко. К 70-летнему юбилею писателя Георгия Маркова Паньков подарил ему экслибрис. В основе его композиции лежит портрет писателя, ветка сибирского кедра с шишкой, символизирующие место его рождения - Сибирь и гусиное перо, как символ труда писателя. Несколько экслибрисов художник выполнил для тульского библиофила и коллекционера Эдуарда Гетманского. Среди них работы по ленинской теме, а также знаки для книг по авиации и толстовской теме с изображением  Дома Волконского в родовом имении Л.Н.Толстого в Ясной Поляне. Рисованные экслибрисы Панькова, это в своем большинстве отличные графические миниатюры с крепким рисунком и умелой компоновкой знака. На Кубани над книжным знаком также работали Ю.М.Шуляков, Г.А.Булгаков, И.Я.Коновалов, В.Ф.Москальченко, Л.Н.Леонтьев, Ю.Д.Степанов, Ю.Н.Осипов, В.М.Савранский, Г.И.Трашков, В.Б.Филин, Е.Н.Черный, С.В.Савенко, В.И.Сучков, А.Е.Глуховцев, В.Е.Пальченков и другие художники.

Продолжал активно развиваться саратовский книжный знак. Здесь наиболее заметной фигурой был старейший саратовский художник В.Ф.Мощенко, чье творчество достигло в 1970-1980-е годы своего расцвета. Отличный рисовальщик, он создал ряд экслибрисов, которые вошли в число лучших из лучших в собрании советского книжного знака. Целую серию книжных знаков выполнил  Мощенко для тульского коллекционера  и библиофила Эдуарда Гетманского. Первый экслибрис этой серии был выполнен в 1978 году по ленинской тематике, знаковладелец активно собирал экслибрисную лениниану, она впоследствии стала самой крупной в Советском Союзе, превысив 1500 графических миниатюр. Позже художник сделал книжный знак с портретом  Л.Н.Толстого на фоне его произведений - томов книг «Война и мир», «Анна Каренина», «Воскресение» и др. В 1979 году Мощенко нарисовал еще два экслибриса, один из них пушкинский  портретный знак, а второй знак ленинский, где изобразил В.И.Ленина в кругу детей. В 1980 году Мощенко для книжного собрания Гетманского выполнил три великолепных блоковских экслибриса, на одном из них нарисован портрет Александра Блока и приведены слова поэта «Слушайте революцию», на втором книжном знаке, также иконографическом, начертаны блоковские строки «Революция - это я - не один, а мы». На третьей графической миниатюре художник написал блоковские стихи «О, сердце, сколько ты любило! О, разум, сколько ты пылал!». Еще один портретный ленинский экслибрис Мощенко украсили слова С.С.Каменева «Руководство Владимира Ильича гражданской войной, является законченной наукой о войне всей страной». В 1980 году художник выполнил экслибрис с портретом А.П.Чехова. Другой книжный знак предназначался для книг по искусству, на нем нарисован портрет М.С.Сарьяна и приведены его слова «Самая большая тайна искусства - искренность». Для этого же раздела  библиотеки туляка художник выполнил великолепный экслибрис по «ню» теме. Позже Мощенко нарисовал красивый экслибрис для книг Эдуарда Гетманского по книжному знаку, в композицию которого включил книги известных исследователей и коллекционеров книжного знака - Иваска, Голлербаха, Вуля, Фортинского, Амбура, Ивенского и др. Еще один книжный знак выполнил автор для книг по искусству, на нем нарисован портрет Неффертити.  В канун XXII летних Олимпийских игр в Москве художник нарисовал экслибрис, где символ Московской олимпиады - симпатичный олимпийский Мишка изображен с рюкзаком полных книг на лыжной трассе. Последний книжный знак, выполненный Мощенко для домашней библиотеки Гетманского, датировался 1981 годом, на нем изображен поэт Демьян Бедный и приведены его сова «Наследье гениев былого - источник вечного добра. Живое ленинское слово звучит сегодня, как вчера».

Старейший саратовский художник В.А.Карев в 1987 году подарил книжный знак В.С.Чернышевской в память о ее предке. На этой графической миниатюре художник изобразил портрет Н.Г.Чернышевского, она предназначалась для книг о городе на Неве. На этом экслибрисе можно увидеть контуры Петропавловской крепости, куда в 1862 году был заключен революционер-демократ. Великолепный портретный пушкинский экслибрис выполнил художник для директора Государственного музея А.С.Пушкина заслуженного работника культуры РСФСР Александра Крейна. Портрет К.А.Федина украшает экслибрис Государственного музея К.А.Федина, а хрупкая фигура женщины, смотрящая на цветы в саду, в композиции экслибриса для саратовского искусствоведа Константина Шилова - автора книг о художниках К.С.Петрове-Водкине и В.Э.Борисове-Мусатове. На книжном знаке для М.И. Боровского можно увидеть Дон Кихота на фоне парусника, книги и медицинской эмблемы. На графической миниатюре для книг А.М.Абрамова нарисована книга с пегасом на обложке и горящая свеча с авторучкой на фоне архитектурного пейзажа. Карев изумительный рисовальщик, все его экслибрисы отличаются аккуратной до мельчайших подробностей проработкой всех деталей рисунка, чистотой линий и оригинальностью шрифта. Продолжал рисовать книжные знаки старейший саратовский художник В.Г.Евграфов. К 100-летию со дня рождения В.И.Ленина  художник выполнил экслибрис для Г.Я.Лозгачева-Елизарова, где изобразил бюст В.И.Ленина и книги с надписью «Незабываемое». Сюжет экслибриса для Л.Прокопенко предельно прост, на нем изображена кинопленка, обрамленная в рамку, включающую в себя киноаппарат, карандаш, авторучку и кисть. Военной теме посвящен экслибрис для А.Ф.Корина, на нем дан бюст А.В.Суворова на фоне раскрытой книги и древнерусского щита  с красной звездой.

Старейший саратовский художник Б.А.Протоклитов продолжал работать над книжным знаком. Пушкинский экслибрис - особая страница в творчестве художника. Силуэтные портреты поэта в различных сюжетных композициях украшают книжные знаки для личных библиотек Валерия Воробьева, Риммы Мирзоевой,  К.Шилова и др. В технике линогравюры над книжным знаком  в Саратове работал А.С.Кутыркин. На экслибрисе для художника П.М.Кулагина автор изобразил палитру с кистями, плуг и трактор в поле, а в книжном знаке для Ю.П.Киселева нарисовал артиста на сцене с горящим факелом в руке на фоне театральных масок и книг с надписями «Пушкин», «Островский», «Горький», «Арбузов», «Маяковский». Слепой гусляр в основе графической миниатюры для М.А.Белокрыс, а раскрытая книга и гусиное перо в чернильнице на фоне средневекового замка и мачты высоковольтной электропередачи даны в композиции книжного знака для Р.Г.Озерной.  В Саратове над экслиборисом также работали П.И.Карчевский, А.Б.Заславский, Н.М.Ильин. В Энгельсе Саратовской области рисовали книжные знаки В.Н.Ионов, Г.С.Квашина, художник из Балашова Г.М.Мещеряков.  Саратовский книжный знак развивался в 1970-1980-е годы в основном за счет художников старшего поколения, притока  свежих сил за счет молодых художников  не было.

На приличном российском уровне держался курский книжный знак. Поистине экслибрисным долголетием было отмечено творчество старшего из двух братьев Шуклиных В.Г.Шуклина. В 1973 году он нарисовал книжный знак для Музея Курской битвы. Удачна композиция этого книжного знака, где внутри звезды на фоне гвардейской ленты автор показал поднимающего в атаку солдат, воспроизведя известное фото М.В.Альперта 1942 года «Комбат. Коммунисты вперед». На этом экслибрисе изображена также карта Курской битвы и танк Т-34, как главный участник самого крупного в годы Великой Отечественной войны танкового сражения на Курской дуге. Военная тематика экслибрисов Шуклина была продолжена в ряде книжных знаков, выполненных им для крупных военоначальников. Один из них художник  нарисовал для героя гражданской войны, командующего Резервным и Северо-Кавказским фронтами в годы Великой Отечественной войны, Маршала Советского Союза Семена Михайловича Буденного. Другой свой книжный знак художник посвятил для книжного собрания маршала артиллерии, начальника Военной инженерной радиотехнической академии ПВО имени Маршала Советского Союза Л.А.Говорова, профессора Юрия Павловича Бажанова. «Неугомонному глашатаю творчества художников книжного знака» гласит текст  на экслибрисе для вильнюсского коллекционера Виктора Манжуло, кусок минерала в руке на фоне полевой сумки и молотка геолога - основа сюжета экслибриса для геолога и библиофила из Ессентуков Г.Ф.Полковского. Как рисовальщик и гравер В.Г.Шуклин был незаурядный, поэтому его графические миниатюры интересны и являются составной частью книги, ее украшением.

Всего семь лет в 1970-х годах работал в книжном знаке курский художник, младший из братьев Шуклиных А.Г.Шуклин. На одном из экслибрисов для москвича Юрия Юшкина он нарисовал портрет Сергея Есенина, а на другом дал автопортрет Александра Пушкина и портрет Сергея Есенина. На одной из графических миниатюр,  выполненной для своего сына  графика Вадима Шуклина, автор нарисовал портрет А.С.Пушкина. Активно работал в малой графике курский художник И.П.Щербаков. Интересны два экслибриса художника посвященные 600-летию Куликовской битвы. Один из них выполнен для книжного собрания К.Сокола, на нем изображен герой Куликовской битвы, монах Троице-Сергиева монастыря, до пострижения брянский боярин Александр Пересвет. Его поединок с татарским батыром Темир-мурзой (Челубеем) в котором оба погибли, стал началом битвы. На книжном знаке также изображен Родион Ослябя - монах Троице-Сергиева монастыря, до пострижения боярин. Он сопровождал с Александром Пересветом в 1380 году великого князя Дмитрия (Донского) на Куликовскую битву и участвовал в ней. На втором знаке по истории СССР для профессора П.В.Иванова Щербаков изобразил русские войска  во главе с великим князем Владимирским и Московским Дмитрием Ивановичем на пути к полю Куликову, где 8 сентября 1380 года состоялась одна из крупнейших битв средневековья с войсками Золотой Орды под командованием темника Мамая, положившая начало освобождению Руси и других народов Восточной Европы от татаро-монгольского ига.

Активно гравировал книжные знаки на линолеуме курский художник Г.В.Кошелев. Два есенинских портретных книжных знака подарил художник московскому журналисту Юрию Юшкину. Один из них портретный, а на втором он показал всадника на фоне заходящего солнца и привел есенинские строки «Я теперь скупее стал в желаньях…». Кошелевские экслибрисы разнообразны по тематике и проникнуты добрым юмором, так в книжном знаке для Б.Шуклина художник изобразил огромную рыбину, привязанную к крыше «Жигуленка»; улыбающийся Буратино смело шагает с золотым ключиком и огромным портфелем в руках на экслибрисе О.П.Новикова; обнаженная женщина играет на гитаре в ночи при улыбающейся Луне в книжном знаке для Юлии Автономовой; вершину из книг штурмует альпинист с огромным рюкзаком на спине в экслибрисе геолога Геннадия Полковского. Дюймовочка, читающая книгу в кувшинке при свете Луны, украшает графическую миниатюру Наташи Кошелевой,  «Возьми Эверест» гласит надпись на камне в книжном знаке для книг по шрифтам курского художника Василия Шуклина. Ласточка с розой в клюве на фоне цветов и пожелание знаковладелице «Пусть в жизни твоей всегда будут розы счастья» в композиции трехцветного экслибриса для М. Кошелевой. Книжные знаки Кошелева достойно продолжали лучшие традиции курского экслибриса, заложенные еще в первые послереволюционные годы.

Ю.В.Кузнецов книжные знаки выполнял в технике линогравюры, офорта и сухой иглы. Интересны его иконографические экслибрисы. Великолепный портрет американского писателя Эрнеста Хемингуэя нарисовал художник в экслибрисе для новосибирского библиофила Альберта Мякина. Очень красив кузнецовский цветной офортный экслибрис для московского юриста и коллекционера Сергея Фортинского, на нем изображено творение зодчих Бармы и Постника храм Василия Блаженного (Покровский собор) на Красной площади, построенного в ознаменование победы над Казанским ханством. Многие кузнецовские экслибрисы наполнены добрым юмором, так на знаке Р.Алексеева изображен черт в колпаке объясняющийся в любви с пышнотелой хуторянкой; на знаке Зигмунда Ульмана пегас танцует под дудку жокея. На экслибрисе народного артиста СССР Бориса Тенина изображен его герой солдат Иван Шадрин из кинофильма «Человек с ружьем», стоящий у театральной тумбы, где наряду с афишами о выступлении Федора Шаляпина наклеен экслибрис Бориса Тенина. Кузнецовские экслибрисы неповторимы, его интерпретация природы книжного знака оригинальна и самобытна, в какой бы то ни было графической технике, он ни работал.

Много и плодотворно работал в Курске над экслибрисом молодой художник И.И.Толстых. В технике линогравюры он выполнил несколько экслибрисов на военную тему. Портрет знаковладельца  и орден Отечественной войны украшают графическую миниатюру, подаренную Т.Т.Николенко. Медаль «Золотая Звезда» Героя Советского Союза и автоматчик, поднимающий с земли колос пшеницы в центре композиции знака для П.Л.Пашина. Всадник со знаменем в руках и звезда Героя Советского Союза на фоне стилизованной подковы изобразил автор на экслибрисе Е.И.Никулина. На книжном знаке М.Богданова художник показал его увлеченность фотографией, а в миниатюре для Марии Глинской отразил ее путешествие по сталактитовым и сталагмитовым пещерам. Курский художник В.В.Бобин делал рисованные книжные знаки с последующим переводом в цинковое клише. Для библиофила Вадима Халифа художник выполнил книжный знак, на нем он изобразил Адама и Еву на фоне райских яблок и змея - искусителя, на раскрытой книге выполнена надпись «Книга моя, не умыкати».

В гравюре на линолеуме работал Н.М.Локотьков. И по сюжету, и по композиции его работы предельно просты, так в экслибрисе для Умрихиной художник изобразил куклу в национальной одежде; обнаженная женщина, играющая на лире,  дана в сюжете книжного знака для Гольдмана. Женщина  со связкой сушеной рыбы в руках изображена в экслибрисе для домашней библиотеки Пухликова; девочка с книгой и игрушечным мишкой в руках изображена в графической миниатюре для юной читательницы Насти. Целую серию книжных знаков, посвященную участникам Великой Отечественной войны, выполнил в технике линогравюры художник - фронтовик Н.Я.Пекарский. Интересный экслибрис выполнил художник для П.В.Турчанинова, где в окулярах бинокля показал танковое сражение под Прохоровкой на Курской дуге. На графической миниатюре для фронтовички Е.Н.Киселевой, художник изобразил проржавевший пушечный лафет и полевые колокольчики, пробивающиеся через израненную землю. Искусство книжного знака увлекло ряд курских художников, которые работали в различной графической технике, среди них следует отметить В.М.Пронину, В.С.Ходыревского, Г.А.Дубовика, Л.А.Брынцева, А.В.Долженкову, Ю.И.Кутепова, А.Б.Носову, А.Ф.Пашкову, В.М.Пронину, И.А.Спичак, А.Н.Стародубцева и Л.А.Чераневу. 

Буквально на пустом месте возник тульский книжный знак, этому в большой степени способствало то, что в Туле в течение 15 лет проводились большие выставки книжного знака из собрания тульского коллекционера Эдуарда Гетманского и издавались красочные каталоги к ним. В условиях, когда партийная цензура ставила непреодолимые препятствия на пути пропаганды искусства книжного знака, когда издание  иллюстрированных каталогов выставок российского экслибриса было из области фантастики даже в Москве и Ленинграде, Тула стала поистине выставочной Меккой России. В лучших выставочных залах Тулы экспонировались книжные знаки лучших советских художников-экслибрисистов, со многими из которых владелец коллекции поддерживал добрые  личные отношения. Можно смело сказать, что за 1970-1980-е годы, через тульские экслибрисные вернисажи прошли многие молодые советские художники, которые впервые  имели  возможность показать свои экслибрисные опусы на  выставочных стендах тульских выставок, где принимали участие лучшие советские художники-экслибрисисты. Общение с творчеством мэтров отечественного искусства малой графики, многие из которых лично приезжали в Тулу, бесспорно, позволило приобщить к экслибрису тульских художников, которых увлекло искусство книжного знака. Так заинтересовались экслибрисом и постепенно начали работать в нем тульские художники-графики В.Н.Чекарьков, А.В.Талимонов, Н.С.Карасев, В.Г.Хорошилов, Т.Н.Хлудов, В.Н.Клочков, М.С.Шейнин, Ю.Г.Рогожин. Каждый из них внес свой вклад в развитие тульского книжного знака, но все они по сути дела были первопроходцами, пионерами в искусстве малой графики, до них в Туле никто серьезно книжным знаком не занимался. Книжный знак в Туле начался с этих художников, но первую скрипку здесь, бесспорно, играл В.Н.Чекарьков, именно он высоко поднял планку тульского книжного знака, выведя его на всесоюзную арену. 

В.Н.Чекарьков увлекся экслибрисом в конце 1970-х годов. Многие из своих книжных знаков художник выполнил для тульского коллекционера и библиофила Эдуарда Гетманского. Чекарьков отличный портретист, многие его графические миниатюры для своего земляка являются портретными, иконография этих графических миниатюр весьма разнообразна, на них изображены А.М.Горький, Ф.М.Достоевский, М.А.Шолохов, Демьян Бедный, И.Г.Эренбург, С.Я.Маршак, М.Ю. Лермонтов,  Ю.А.Гагарин, Г.К.Жуков, И.К.Якир, В.К.Блюхер, М.Н.Тухачевский, М.В.Ломоносов, В.М.Шукшин, В.В.Хлебников, А.Д.Сахаров и многие другие. Многие из портретных экслибрисов Чекарькова сопровождаются высказываниями тех людей, чьи портреты приведены на книжных знаках. Так на книжном знаке для литературы по экслибрису дан портрет Альберта Эйнштейна и приведены его слова «Коллекционирование есть форма отдыха от непосредственной работы»; для книг подаренных Эдуардом Гетманским, художник наряду с портретом Шота Руставели дал  его слова «Что ты прятал, то пропало, что ты отдал, то твое». Экслибрис для книг о книгах украшает портрет В.Г.Белинского с его мыслью «Книга, есть жизнь нашего времени». Интересна композиция книжного знака для книг о Туле с портретом императора Петра I, гербом Тулы и ленинскими словами «Значение Тулы для Республики огромно». Книжный знак для книг по экслибрису украшает портрет народного  поэта Латвийской ССР Яна Судрабкална и его высказывание «Листки экслибриса невелики, но мир, который они раскрывают, огромен».

На экслибрисах  Чекарькова для библиотеки Эдуарда Гетманского можно увидеть портреты Виктора Гюго со словами «У истории нет корзины для хлама», Иоганна Вольфганга Гете с его высказыванием «Собиратели  - счастливейшие люди», Антуана де Сент-Экзюпери, написавшего, что «Есть только одна подлинная ценность - связь человека с человеком». На горьковском экслибрисе начертаны слова пролетарского писателя «Жизнь - есть деяние», чеховская мысль «В человеке должно быть все прекрасно: и лицо и одежда, и душа и мысли», или его слова «Все бледнеет перед книгами» присутствуют в чеховских экслибрисах Чекарькова. На книжном знаке с портретом Ф.И.Шаляпина приведены его слова, что «Искусство… вечно, как и сама жизнь». Изречение Гиппократа «Жизнь коротка, искусство долговечно» также украшает книги по искусству домашней библиотеки Эдуарда Гетманского. «Мой ум находил …источник идей в книгах» - слова К.Э.Циолковского, они, как и портрет ученого, украшают книжный знак для книг о космосе. Оригинальный экслибрис подарил художник кадровому военному полковнику-инженеру Эдуарду Гетманскому, на нем дан портрет знаковладельца и приведены слова П.А.Павленко «Кто с мечом к нам войдет, от меча и погибнет. На том стояла  и стоит русская земля».

Несколько экслибрисов Чекарьков выполнил для тульского историка Нины Владимировны Толстой. Самые интересные из них это портретные книжные знаки с образами Льва Толстого, Сергея Есенина, Михаила Зощенко. Владимира Маяковского, Анны Ахматовой, Юрия Гагарина, Владимира Ленина, Иосифа Сталина, Карла Маркса, Фридриха Энгельса. На лермонтовском иконографическом экслибрисе приведены слова поэта из поэмы «Хаджи Абрек» (1833-1834):

Поверь мне – счастье только там,

Где любят нас, где верят нам!

На одном из книжных знаков для Нины Толстой художник дал портрет Вольтера и привел его слова «Поэзия - музыка души». На другом экслибрисе автор нарисовал шекспировский портрет со словами «Истина любит действовать открыто». На третьем знаке для книг по истории с портретом Н.Г.Чернышевского художник привел его высказывание, что «Исторический путь - не тротуар Невского проспекта». На графической миниатюре с портретом историка В.О.Ключевского художник привел его мысль, что «Жизнь учит лишь тех, кто ее изучает». Четыре пушкинских портретных экслибриса художник подарил тульскому  историку Нине Владимировне Толстой. На одной из графических миниатюр приведены   прекрасные пушкинские строки из стихотворения «Жуковскому» (1818):

Не всякого полюбит счастье,

Не все родились для венцов.

Блажен, кто знает сладострастье

Высоких мыслей и стихов.

На другом пушкинском книжном знаке для Толстой художник начертал строки из пушкинского стихотворения «Элегия» (1830):

            

Но не хочу, о други, умирать;

 Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать.

Третий пушкинский экслибрис Нины Владимировны Толстой  украшают строки поэта из стихотворения «Если жизнь тебя обманет» (1825):

Если жизнь тебя обманет,

Не печалься, не сердись.

В день уныния смирись;

День веселья, верь, настанет.

А последний пушкинский книжный знак для Н.В.Толстой дополняется словами друга Пушкина, декабриста, члена «Союза благоденствия», участника восстания 14.12.1825 года, осужденного на вечную каторгу И.И.Пущина о поэте: «Пушкин мой всегда жив для тех, кто как я, его всегда любил,  и для всех умеющих отыскивать его, живого, в бессмертных его творениях».

Владимир Чекарьков нарисовал несколько книжных знаков для международного гроссмейстера и гроссмейстера России по международным (стоклеточным) шашкам, неоднократного чемпиона России, мира и Европы Александра Гетманского. Все они выполнены на шашечную тему и предназначены для его обширной шашечной литературы, а детские его книги украшал экслибрис Чекарькова в сюжете, которого были Жар-птица и Конек-горбунок. Уроженец Тулы Чекарьков прекрасно знает старую Тулу, на его книжных знаках можно увидеть ее исторические памятники - церковь Вознесения (1755-1787) и Всехсвятскую церковь (1774-1797) архитектора К.К.Сокольникова; церковь и колокольню Николы Зарецкого (1730-1734), построенную   А.Н.Демидовым, основателем Нижнетагильских заводов, любимцем Петра I; церковь Фрола и Лавра (1772-1796); Благовещенскую церковь (церковь Благовещения), основателем которой были священник Феоклит Федоров (1692). По сути дела Чекарьков был первым из первых художников в Туле, кто серьезно занялся книжным знаком, до него все, что делалось в этой области, носило эпизодический, временный характер. Чекарьков дал импульс развитию тульского экслибриса, через него пришли в малую графику другие тульские художники

В начале 1980-х годов пришел в книжный знак молодой тульский  художник В.Н.Клочков. Несколько графических миниатюр художник подарил своему земляку библиофилу и коллекционеру книжных знаков Эдуарду Гетманскому. На одном из двух знаков, посвященных 40-летию победы в Великой Отечественной войне, изображены солдаты, водружающие красное знамя Победы на куполе поверженного рейхстага, на втором экслибрисе изображен комбат, поднимающий солдат в атаку. В этих графических миниатюрах использовались фрагменты известных фотографий - «Водружение знамени над рейхстагом» фронтового фотокорреспондента Е.А.Халдея и фото М.В.Альперта «Комбат. «Коммунисты вперед!». Для книг по искусству художник выполнил красивый книжный знак, на котором изображены палитра с кистями, а также скульптурный портрет египетской царицы Нефертити (в переводе с древнеегипетского «Красавица грядет») супруги Аменхотепа IV, созданный скульптором Тутмесом. Веселый Буратино, читающий «Азбуку» Вини Пух, два поросёнка, Чиполлино и другие её друзья нарисованы художником на экслибрисе для дочери Наташи. Встречу, летящего на ковре самолете, старика Хоттабыча с бароном Мюнхгаузеном, путешествующим верхом на ядре, изобразил автор на графической миниатюре для детских книг юного читателя Саши Гетманского. Третий клочковский детский книжный знак предназначен для маленького Гоши, на  нем художник изобразил симпатичного Буратино с «Азбукой» в руках, весело шагающего по жизни. Книжные знаки Клочкова украсили книги многих тульских книголюбов, стали их охранной грамотой и визитной карточкой одновременно.

Активно работал над книжным знаком тульский художник Н.С.Карасев. Несколько графических миниатюр он выполнил для тульского коллекционера Эдуарда Гетманского. На одной из них художник изобразил уроженца земли тульской легендарного командира крейсера «Варяг» контр-адмирала В.Ф.Руднева на фоне «Варяга» героически сражавшегося с превосходящими морскими силами противника в русско-японской войне. Военной теме посвящены два карасевских экслибриса, на одном из них автор изобразил поверженный рейхстаг и советского солдата-победителя, который написал на его стене «Дошли. Май 1945.». Этот книжный знак созвучен с известной фотографией фронтового корреспондента А.П.Морозова «Автограф на рейхстаге. Май 1945г.».  На втором книжном знаке художник изобразил памятник-ансамбль воинам Советской Армии скульптора Евгения Вучетича в берлинском Трептов-парке. Портреты славных представителей земли тульской даны в ряде карасевских графических миниатюр. Автор 7,62 мм магазинной «трехлинейной винтовки образца 1891 года» тульский конструктор стрелкового оружия генерал-майор С.И.Мосин изображен на книжном знаке для  библиотеки О.Волкова. Портрет Л.Н.Толстого  на фоне дома Волконского в родовой усадьбе Ясная  Поляна приведен в экслибрисе А.Киселева. Образ В.В.Вересаева дан в сюжете книжного знака Дома-музея В.Вересаева в Туле, а на экслибрисе Ю.Радчина художник  показал портрет автора «Записок врача» на фоне памятника Вересаеву у главного входа в тульский Центральный парк имени П.П.Белоусова. Портрет другого земляка - писателя Г.И.Успенского, автора «Растеряевой улицы» приведен на экслибрисе для В.Гуреева. На книжном знаке для В.Осипова художник дал пушкинский автопортрет на фоне Петропавловской крепости, есенинский портрет на фоне тульского Музея С.Есенина на улице Коминтерна, 40, украсил графическую миниатюру для книг библиотеки этого музея (ныне этого музея в Туле нет). Интересны карасевские графические миниатюры для детей. «Леночкину книжку» украшают скачущий на сером коне Иван и кит на спине, которого художник поместил целый город, а экслибрис «Олежкиной библиотеки» населяют Буратино и его друзья. Все экслибрисы Карасева выполнены в гравюре на пластике и линолеуме. Он один из немногих тульских художников, кто работал над экслибрисом в материале.

Несколько экслибрисов в основном по есенинской теме выполнил  в конце 1980-х годов тульский художник Ю.Г.Рогожин. Почти все они выполнены для тульского краеведа, собирателя есенинианы Валерия Пилипенко. На одном из экслибрисов изображены Сергей Есенин и Асейдора Дункан на фоне городских и деревенских построек, на другом знаке босоногий юноша-поэт нарисован перед деревенским домом, сидящим на лужайке, в композиции экслибриса видны лошадь с жеребенком, подсолнухи, два журавля в небе, горящая лампада перед иконой и нательный крест. На третьем книжном знаке Сергей Есенин изображен в военной форме на фоне санитарного поезда, на столе видны самовар и тульский пряник, надпись на знаке гласит «Тула». В городе-герое Туле, рисованным экслибрисом, занимался директор издательства «Коммунар» А.В.Талимонов. Он исполнил несколько книжных знаков в основном юмористического содержания. Так на знаке для А.И.Овчаренко он изобразил читающего книгу мужчину, а рядом с ним с поникшей головой пегаса, у которого закончился завод механической пружины, бедный пегас с ключем для подзаводки в боку уныло смотрит в сторону, ему сейчас не до творческого полета мысли. На другом книжном знаке для В.И.Деркача огромная горилла при свете настольной лампы с увлечением и широкой улыбкой читает толстый том о животных.  В Туле в 1970-1980-х годах  также работали над книжным знаком Т.Н.Хлудов, В.Г.Хорошилов и М.С.Шейнин. Тульский книжный знак начался со второй половины 1970-х годов, начался с нуля, не имея ни традиций, ни предшественников. Все началось с экслибрисов В.Н.Чекарькова, а затем пошла  цепная экслибрисная реакция, пришли молодые и амбициозные художники и включились в работу над книжным знаком. Экслибрис в Туле поистине стал знаком дружбы и взаимопонимания, средством общения. Он в полной мере способствовал установлению добрых отношений между художником и знаковладельцем,.

Бурно развивалось искусство книжного знака в Сибири, его рост начался в 1960-е годы, многие из тех сибирских художников, кто тогда начинал работать в малой графике, продолжили ее в 1970-1980-е годы. Пришли и молодые художники, многие из которых сразу заявили о себе своим экслибрисным творчеством. Экслибрисная жизнь развивалась в Сибири в основном в тех городах, где уже сформировались своеобразные  центры книжного знака. Это в первую очередь  Красноярск, Томск, Иркутск, Кемерово, Новосибирск, Омск, Тюмень и другие, большие и малые сибирские города и районные центры. Сибирский книжный знак чрезвычайно разнообразен по тематике графических миниатюр, использованию различной графической техники, по уровню мастерства художников, оригинальности и самобытности сюжетов книжного знака. Сибирский книжный знак всегда был заметен на экслибрисной карте страны, таким он и остался до ее распада. В Иркутской области был самый заметный рост сибирского книжного знака, как в количественном, так и в качественном отношении, здесь  сформировались два экслибрисных центра, в самом Иркутске и в молодом сибирском городе Братске. Заслуженное признание у книголюбов приобрело имя иркутского графика А.И.Аносова. Особое место в творчестве художника занимает иконографический экслибрис. К 150-летию со дня рождения Л.Н.Толстого художник выполнил графическую миниатюру для домашней библиотеки Валентина Распутина; памяти Федора Михайловича Достоевского посвящен портретный экслибрис для книг библиотеки писателя Виктора Астафьева. Аносовские книжные знаки украшают также книги из библиотеки писателя и драматурга Александра Вампилова и поэта Марка Сергеева. Портрет Эрнеста Хемингуэя дан в композиции знака минчанина Михаила Минкевича; ленинский портрет украшает двухцветный экслибрис  Иркутской библиотеки имени В.И.Ленина; пушкинский портрет в центре композиции книжного знака для библиофила Фишмана, а портрет Владимира Маяковского в сюжете бакинского коллекционера Григория Кизеля. Вызывает улыбку  экслибрис для олимпийского чемпиона тяжелоатлета Василия Алексеева, в руке он держит пять медалей в виде огромных «блинов» от штанги. Экслибрисы Аносова рассказывают о профессиях людей, основных чертах характера, увлечениях и даже человеческих слабостях.

Заметное место в сибирском книжном знаке занял молодой  иркутский график О.В.Беседин. Он работал во многих графических техниках - линогравюре, ксилографии, конгреве. Домашнюю библиотеку тульского библиофила и коллекционера Эдуарда Гетманского украсили два книжных знака Беседина, на одном экслибрисе для раздела русской литературы дан портрет Л.Н.Толстого, на втором знаке предназначенного для немецкой литературы XVIII - XIX веков приведен портрет И.Шиллера. Первопечатник Иван Федоров был не только «друкарем книг пред тем невиданных», но и педагогом и редактором, изобретателем и художником, одним из культурнейших людей своего времени, таким он и предстает на графических миниатюрах Беседина для библиофила Геннадия Игнатова. Еще один книжный знак выполнил художник для Игнатова в технике сухой иглы, посвящен он Н.В.Гоголю, на знаке дан портрет писателя и персонажи из «Мертвых душ». Портрет Карла Маркса лег в основу композиции двухцветного экслибриса для Г.Н.Попкова, а образ американского писателя, лауреата Нобелевской премии Эрнеста Хемингуэя, украсил экслибрис красноярца Мечислава Трухницкого. Портреты, живших в Веймаре Гете и Шиллера - основоположников немецкой классической литературы включены в сюжет экслибрисов для Лотара Розе. Украинский коллекционер Леонид Долудь собирал все о чертях, есть в его коллекции и книжные знаки, посвященные чертовщине, один из таких экслибрисов Долудю подарил О.В.Беседин, на нем черт уговаривает ангела согрешить с ним. Безупречно выполненная на пластике двухцветная гравюра отражает коллекционные интересы знаковладельца и предназначена для книг о чертях. В конце 1980-х годов Беседин выполнил множество книжных знаков по «ню» теме, здесь и проработка темы первородного греха Адамам и Евы в знаке для одесского книголюба Бориса Левыха, и образ музы в экслибрисах для книжных собраний художников Льва Гимова и Леонида Щетнева. Экслибрисы Беседина значительная страница не только в искусстве сибирского книжного знака, но в  советском искусстве  малой графики в целом.

Продолжал работать в малой графике Л.Б.Гимов, так для В.И.Мусатова он выполнил книжный знак для книг его домашней библиотеки, на котором изобразил портрет героя Гражданской войны, кавалера трёх орденов Красного Знамени и Почетного революционного оружия  Григория Котовского. Активно работали над книжным знаком в молодом городе Иркутской области Братске местные художники   В.И.Фурин, Б.Ф.Куприянов,  И.А.Шандро, А.Н.Потапов. Братский художник Б.Ф.Куприянов выполнял экслибрисы в технике линогравюры, один из них он подарил ленинградскому библиофилу и коллекционеру Игорю Эраму, на нем художник дал портрет Ф.М.Достоевского и привел его слова «Красота спасет мир». Кастрюля на плите и женщина, увлеченно читающая книгу на кухне, при этом, помешивая дымящуюся еду поварешкой, в сюжете куприяновского книжного знака для Г.А.Рапопорт. Экслибрисы художника отличаются своей контрастностью, силуэтной проработкой некоторых композиционных элементов знака и упрощенностью рисунка. Увлекся книжным знаком В.И.Фурин из Братска. Свои миниатюры он резал на линолеуме. Один из его экслибрисов посвящен есенинской теме, на нем изображена голова собаки и приведены есенинские строки «Дай, Джим, на счастье лапу мне…». Портрет Юлиуса Фучика дан на экслибрисе узника Саласпилсского лагеря смерти Карлиса Буша. Образ Шекспира отражен в сюжете книжного знака для М.Б.Столяра, портрет Ярослава Гашека и его героя Швейка украшают экслибрис Мечислава Трухницкого. Особую тему в экслибрисном творчестве Фурина составляет военная тема, сам участник войны он выполнил ряд книжных знаков для своих однополчан по 100 стрелковой дивизии, один из них посвящен памяти о земляках - вологжанах, однополчанах 100 стрелковой дивизии, павших за Воронеж в 1942 году. На книжном знаке для фронтовика А.Кондатского подаренного к 40-летию Победы, Фурин написал «Дожили, Андрей!».

В Томской области также обозначились два экслибрисных центра в самом Томске и в районном центре области Асино. В областном центре в малой графике активно работали художники-графики В.А.Марьин,  Е.Г.Садикова, В.А.Кан, Л.А.Усов, К.П.Иванов.  В Асино  над экслибрисом трудились их коллеги по художественному цеху В.Т.Кеменов,  М.В.Здоров,  С.В.Борисов и др. Самым  крупным томским графиком был В.А.Марьин, чей талант расцвел в 1970-1980-е годы. Среди марьинских книжных знаков, подаренных космонавтам, следует отметить экслибрис для Николая Рукавишникова, выполненного художником после его полета в качестве инженера-исследователя на космическом корабле «Союз-10» в апреле 1971 года в составе экипажа - командира корабля Владимира Шаталова и бортинженера Алексея Елисеева. Тогда была проведена первая стыковка с научной станцией «Салют». Второй экслибрис был выполнен для космонавта Валерия Кубасова трижды летавшего в космос. Эта гравюра посвящена его второму полету в составе экипажа «Союз-19», когда впервые в мире был осуществлен совместный полет кораблей двух стран СССР и США -  «Союз-Аполлон». «Космическим рукопожатием» назвали это событие, что образно показано на марьинском экслибрисе. Интересен экслибрис памяти гвардии старшего сержанта Марии Октябрьской, томички, Героя Советского Союза, механика-водителя танка «Боевая подруга», построенного на ее личные сбережения, погибшей в 1944 году в бою за  деревню  Шведы в Витебской области. Художник показал на знаке танк Т-34 установленный на постаменте и противотанковые ежи.

В 1982-1985 годах Марьин создал целую серию пушкинских экслибрисов, удивительных по красоте и изяществу, сопровождаемых пушкинскими стихотворениями. Каждый из этих книжных знаков подлинное произведение искусства высокого вдохновенного полета. Среди них экслибрис для писательницы Агнии Кузнецовой с портретом Наталии Гончаровой с сонетом «Мадонна», написанным поэтом в 1830 году:

 

Не множеством картин старинных мастеров

Украсить я всегда желал свою обитель,

Чтоб суеверно им дивился посетитель,

Внимая важному сужденью знатоков.

 

В простом углу моем, средь медленных трудов,

Одной картины я желал быть вечно зритель,

Одной: чтоб на меня с холста, как с облаков,

Пречистая и наш божественный спасатель –

 

Она с величием, он с разумом в очах-

Взирали, кроткие, во славе и в лучах,

Одни без ангелов, под пальмою Сиона.

Исполнились мои желания. Творец

Тебя мне ниспослал, тебя, моя Мадонна,

Чистейшей прелести чистейший образец.

На экслибрисе для А.Пьянова Владимир Марьин воспроизвел черновые стихи XI и XII строф второй главы «Евгения Онегина» с пушкинским автопортретом и профилем Амалии Ризнич. Великолепен в экслибрисе В.Д.Перкина «Большой автопортрет» Пушкина из альбома Елизаветы Николаевны Ушаковой. Композицию этого знака завершает стихотворение «Поэт», написанное Пушкиным в 1827 году.

Пока не требует поэта

К священной жертве Аполлон,

В заботах суетного света

Он малодушно погружен;

 

Молчит его святая лира;

Душа вкушает хладный сон,

И меж детей ничтожных мира,

Быть может, всех ничтожней он.

 

Но лишь божественный глагол

До слуха чуткого коснется,

Душа поэта встрепенется,

Как пробудившийся орел.

 

Тоскует он в забавах мира

Людской чуждается молвы,

К ногам народного кумира

Не клонит гордой головы;

 

Бежит он, дикий и суровый,

И звуков и смятенья полн,

 

На берега пустынных волн

В широкошумные дубровы…

 

Образ Жюль Верна и его слова «Море, музыка, свобода - вот все, что я люблю» украшают книжный знак  геолога из Ессентуков Геннадия Полковского. Фигура  В.В.Маяковского в книжном знаке директора Томского драматического театра Г.А.Ельцова, а портрет Д.Д.Бурлюка дан на экслибрисе директора Тамбовского литературного музея Николая Никифорова. В ряде  экслибрисов для библиотеки воронежского писателя Олега Ласунского даны портреты его земляков поэтов А.В.Кольцова и И.С.Никитина. В графической миниатюре макеевского врача, библиофила и коллекционера Н.Ф.Клименко дан портрет К.Ф.Рылеева, а графическую миниатюру врача из Красноярска И.М.Кузнецова украшает портрет Ф.И.Тютчева. Портреты Сергея Есенина и Юрия Гагарина награвированы художником  в экслибрисах книголюба из Звездного городка В.А.Кирьянова. Великолепны марьинские знаки  с портретами Владимира Высоцкого. Так на экслибрисе с монограммой  «Г.Ю.» художник дал портреты Владимира Высоцкого и Марины Влади, книжный знак сопровождают строки поэта, счастливого тем, что судьба  подарила ему в  жизни:

Я пел и грезил, и творил –

Я многое успел.

Какую женщину любил!

Каких друзей имел!

На другой графической миниатюре, выполненной для книг домашней библиотеки московского коллекционера В.Бакуменко, дан  портрет Владимира Высоцкого и приведены его слова:

Мне есть, что спеть,

представ перед Всевышним,

Мне есть, чем оправдаться

перед ним.

 

Несколько экслибрисов Владимир Марьин посвятил «Слову о полке Игореве». Один из своих знаков по тематике «Слова» художник подарил писателю Евгению Осетрову, автору книги «Мир Игоревой песни», книжный знак выполнен в технике конгрева в виде печатки с изображением князя Игоря, сидящего  на коне с поднятым в руке мечом. В экслибрисе историка Леонида Куриса Марьин изобразил киевского князя Святослава Всеволодовича на фоне Кирилловской церкви, возле которой он был похоронен. Именно в уста этого князя автор «Слова» вложил слова «Злато слово со слезами смешано», они и приведены в композиции книжного знака. В.А.Марьин являлся, бесспорно, одним из лучших графиков-экслибрисистов, сказавших свое весомое слово в этом виде графики. В 1994 году Владимир Алексеевич Марьин, вместе с женой Эрной, перебрался на постоянное место жительства в Германию. Жил в Лаатцене, пригороде Ганновера. Уезжая за границу, Владимир Марьин оставил Русской гимназии всю свою коллекцию изданий «Слова о полку Игореве» - 200 экземпляров.

В гравюре на свинце выполнял книжные знаки томский художник В.А.Кан. Для асиновского библиофила Геннадия Игнатова он выполнил экслибрис, который включает в себя портрет Владимира Высоцкого с гитарой в руках. Экслибрисы Кана немногословны и лаконичны, они тесно связаны с книгой и знаковладельцем. В Томске над книжным знаком работали  К.П.Иванов, Е.Г.Садикова, Л.А.Усов, А.Н.Сондор. В  Асино Томской области активно продолжал работать в малой графике В.Т.Кеменов. Особое место в творчестве Кеменова занимает пушкинская тема. Из сюжетных пушкинских книжных знаков интересен автоэкслибрис, где изображен бой Руслана с головой по поэме Пушкина «Руслан и Людмила». Мотив пушкинского стихотворения «Леда» использован в экслибрисе для одесского библиофила Бориса Левыха. Дом Пушкина в Михайловском изображен на знаке воронежского книголюба И.Б.Карпова; томик Пушкина, свеча, перо и чернильница на фоне Петропавловской крепости в композиции знака львовского коллекционера И.И.Зайчика; портрет Пушкина украшает экслибрис музея «Лукоморье» из  поселка Могочин в Томской области. Особый интерес в экслибрисном творчестве Кеменова вызывает шахматная тема, ей художник посвятил десятки графических миниатюр. Это книжные знаки для шахматных разделов библиотек музея Центрального шахматного клуба СССР в Москве, сестер Полгар из Венгрии и немецкого шахматиста Герда Майера. В томском городе Асино рисовал книжные знаки М.В.Здоров. Для местного библиофила и коллекционера книжных знаков Геннадия Игнатова, он выполнил графическую миниатюру с портретом сибирского писателя Василия Балябина на фоне его книг «Забайкальцы», «Комса» и «Голубая Аргунь».

В Красноярском крае продолжали работать в малой графике художники В.Н.Свалов, С.Ф.Туров, Т.А.Волонцевич, Е.М.Гонтаревский, пришли в книжный знаки графики М.И.Заев, Б.А.Зубковский, В.И.Кривеженко, Л.Ю.Рослов и др. Но не только в краевом центре кипела экслибрисная жизнь, малой графикой интересовались и в глубинке этого северного края. В Норильске делал графические миниатюры Ф.М.Шлюнд, в Ачинске В.А.Дубинский, В.Н.Михайлов в Шушенском, В.Г.Щербаков в Дзержинском. В ксилографии работал один из лучших красноярских художников В.Н.Свалов. Великолепную графическую миниатюру выполнил он для чемпионки СССР по шахматам Елены Ахмыловской, на экслибрисе на черно- белых клетках изображена шахматная королева и склонившийся перед ней в низком поклоне рыцарь. Великолепный книжный знак подарил художник заслуженному мастеру спорта, неоднократному чемпиону СССР, Европы, мира и Олимпийских игр борцу Ивану Ярыгину, на нем на фоне олимпийских колец изображены два борца в схватке. Интересен сваловский экслибрис для экономиста и краеведа И.Т.Лалетина, он посвящен известному факту - падению в 1749 году метеорита весом 42 пуда у села Медведево, что на реке Убей при впадении ее в Енисей. Исследованием метеорита занимался в 1772 году академик Петербургской АН Петр Симонович Паллас, возглавивший экспедицию в эти места, а несколько позже в 1794 году немецкий физик иностранный член-корреспондент Петербургской АН Эрнст Хладни. Он был основателем  экспериментальной акустики, занимался и исследованиями метеоритов и первым в мире указал на их космическое происхождение. На знаке Лалетина, отражены все эти моменты, на знаке изображен медведь держащий в лапах кусок «палласова железа». Работы художника отличались высоким граверным мастерством, сжатостью и компактностью композиции, лаконичностью графического языка.

Красноярец С.Ф.Туров был широко  известным в Сибири графиком. Для страстного собирателя донкихотианы ленинградского коллекционера Якова Добкина художник изобразил Дон Кихота и Санчо Пансо на привале, рыцарь рассматривает местность в подзорную трубу, а его верный оруженосец мирно дремлет, положив голову осла на колени. С юмором выполнен книжный знак для М.Ключникова, где плывущий на весельной лодке мужчина увлеченно читает книгу, а вокруг в воде плескается рыба. Молодая северянка, укутанная в национальную меховую одежду, кокетливо наводящая на лице макияж и внимательно наблюдающий за ней соболь, украшают экслибрис московского журналиста Якова Бейлинсона. Не оставляла работу в книжном знаке старейшая красноярская художница Т.А.Волонцевич. Она выполнила книжный знак по есенинской теме для писателя из Красноярска Александра Ероховца, на котором нарисовала портрет Сергея Есенина и лающую на луну собаку. Портрет А.С.Пушкина дан автором в сюжете книжного знака для книг Л.Б.Найдиса, а в экслибрисе для Г.И.Биглера наряду с рядом книг в сюжете графической миниатюры дан портрет поэта Афанасия Фета. Улыбающийся Буратино пытается открыть замок на книге в книжном знаке для Ярослава Тихонова, а на знаке Валерия Хорошкевича приведены слова «Поет  океан, кружится снег, мчится мгновенный век».

Красноярец Б.А.Зубковский в конце 1980-х годов занялся книжным знаком, первые его экслибрисы были рисованные тушью, позже он освоил технику гравюры на линолеуме и выполнил ряд иконографических миниатюр. Среди них знак для Ирины Зубковской с портретом Сергея Есенина; ахматовский образ дан в книжном знаке для Д.М.Маркеловой; портрет Иосифа Мандельштама в экслибрисе для О.А.Ширяевой; великолепный пушкинский портрет приведен в гравюре для В.П.Синякова. В материале работал красноярский художник Ю.И.Киняйкин.  Для библиотеки юриста из города Макеевки Донецкой области Николая Федосеенко художник выполнил портретный есенинский экслибрис со  словами поэта «Я люблю Родину, я очень люблю Родину!…». На книжном знаке для Василия Якоби художник показал икону с ликом Иисуса Христа, а в экслибрисе для руководителя фольклорного ансамбля «Енисеюшко» Н.Шульпенкова, автор в лубочной манере изобразил народные музыкальные инструменты.

Буквально ворвался в красноярский книжный знак Л.Ю.Рослов. Молодой художник, работавший в технике гравюры на линолеуме, выполнил целую серию добротных и оригинальных графических миниатюр. Так на знаке для Альяновой автор наряду с портретом хозяйки экслибриса включил в композицию образы Дон Кихота и Санчо Пансы, игральную карту с червовой дамой и букет из роз. Оригинален экслибрис автора для П.А.Ивченко, на нем у мольберта изображен художник, пишущий портрет обнаженной натуры, а позади художника показана его изнуренная, замученная семейным бытом жена, занятая стиркой белья в окружении многочисленных  детей. Фантастичен сюжет знака для Г.Т.Мапиева, на нем показана обнаженная женщина в космическом пространстве  в окружении звезд, летающих тарелок и крылатого крокодила, венчает знак текст «Живи пока надеешься, пока живу - надеюсь». Для Стивена Ничолса художник нарезал великолепную линогравюру с двойным портретом итальянского живописца, скульптора и архитектора Леонардо да Винчи и его Монны Лизы (Джоконды) - идеала женственности и человеческого обаяния. На другом знаке для Ничолса художник показал итальянского философа-пантеиста и поэта Джордано Бруно, обвиненного в ереси и сожженного инквизицией на костре в Риме. На знаке начертаны его слова «…и смерть дарует им жизнь в последующих веках». В Красноярске над книжным знаком также работали М.И.Заев,  Е.М.Гонтаревский, В.И.Кривеженко, М.Ф.Кострикин и А.И.Пугач.

Главный художник  Ачинского драматического театра В.А.Дубинский успешно работал в малой графике. Среди обширного собрания иконографических экслибрисов художника следует отметить его толстовские книжные знаки для полиграфиста Станислава Самкова и историка Нины Толстой с ленинскими словами «Л.Толстой, зеркало русской революции».  Интересна серия  книжных знаков, посвященных Антуану де Сент-Экзюпери для французского коллекционера Эдмонда Пети и ульяновского библиофила Николая Яценко.  С любовью художник выполнил книжный знак с портретом Василия Шукшина для библиотеки В.Шанина; гоголевский экслибрис для В.Хорошкевича; чеховские знаки для И.Степанова и Л.Чувашевской; горьковский экслибрис со словами В.И.Ленина «Редкий, хороший человек Горький» для В.Б.Иванова. Несколько универсальных книжных знаков выполнил художник к 1000-летию крещения Руси, 110-летию освобождения Шипки, 400-летию книгопечатания на Руси с образом первопечатника Ивана Федорова. В.Н.Михайлов из районного центра Шушенское Красноярского края рисовал книжные знаки. Один из них с портретом В.И.Ленина он выполнил для ленинианы в книжном собрании В.Г.Лугового. В далеком Норильске в гравюре на пластике над книжным знаком работал Ф.М.Шлюнд. Один из своих экслибрисов он подарил одесскому коллекционеру книжных знаков и библиофилу Моисею Гительмахеру. На нем он изобразил земной шар на фоне книги. В районном центре Дзержинское для своих земляков рисовал книжные знаки В.Г.Щербаков. Один из своих экслибрисов он подарил красноярскому коллекционеру Людмиле Чувашевской, которая собрала обширную книжную и экслибрисную лениниану. В Ачинске рисовал книжные знаки В.А.Сегилев, а в Абакане гравировал на линолеуме А.И.Туманов.

В Кемеровской области прибавления к цеху художников-экслибрисистов в 1970-1980-е годы практически не наблюдалось. Над книжным знаком в основном работали те же графики, которые начинали в 1960-е годы. Более того, отъезд одного из лучших кемеровских художников М.А.Панькова на Кубань в Сочи, заметно ослабил позиции кемеровского книжного знака. Активно продолжал работать над книжным знаком В.А.Зверев. Иконографический экслибрис хорошо представлен в его творчестве. Так портрет Чарли Чаплина украшает книги Ю.П.Умнова, в библиотеке одессита Бориса Левыха есть зверевский экслибрис с портретом Жанны Лябурб, Л.Н.Толстой изображен на миниатюре тульского историка Нины Толстой, Джек Лондон в сюжете экслибриса Д.Милованкина, а портрет Оноре Бальзака в композиции графической миниатюры на свое имя.

Не оставляла книжного знака кемеровская художница О.А.Пинаева. Интересен её экслибрис для библиотеки Н.Д.Тороповой, на нём изображен председатель ВЧК Феликс Эдмундович Дзержинский с группой беспризорных ребятишек. Дзержинский с 1921 года был председателем комиссии по улучшению жизни детей и много сделал доброго в этом направлении. Детям жертвам войны посвящен знак для Тамары Т., на нем изображен ребенок за колючей проволокой на фоне дымящейся трубы крематория. Абашевской культуре бронзового века (2-ая половина 2-го тысячелетия до н.э.) в Среднем Поволжье и Приуралье, названной по селу Абашево в Чувашии, посвящен экслибрис Зои Естамоновой. Продолжал рисовать книжные знаки кемеровский художник Г.А.Ефремов. Научной теме посвящены два ефремовских экслибриса, один из них с магическим кристаллом на знаке Н.Н.Чистякова, на другом книжном знаке для В.В.Линкина показана дорога к тайнам мироздания, устланная книгами. Над экслибрисом в Кемерово также работали Ю.Г.Бердников,  В.Я.Андрианов и Г.Н.Писаревская.

Новосибирск был тихой гаванью в экслибрисной жизни сибирского региона. Здесь в технике линогравюры делал книжные знаки Ю.Д.Белавин. Оригинален книжный знак художника для киевского коллекционера Леонида Бердичевского, на нем он показал обнаженную женщину и ее скелет, разделенный древом жизни. Новосибирский график Б.П.Полонеженцев работал в технике линогравюры. Мужчина, тянущий линию высоковольтный передачи, изображен на книжном знаке Владимира Варежкина; женское лицо в обрамлении нотных знаков изображено на экснотисе В.А.Калиматовой. Новосибирский художник А.Х.Скубенко работал в линогравюре. Один из экслибрисов на пушкинскую тему он выполнил для И.Лебедева, его украшает портрет поэта. На другом книжном знаке для участника Великой Отечественной войны Л.А.Алимпиева изображена раскрытая книга и дан портрет солдата в каске на фоне танка и установки реактивных снарядов «Катюша». В Новосибирске над экслибрисом трудились В.К.Колесников и М.Д.Русаков.

Заметно прибавил в 1970-1991 годах омский книжный знак. Отличные книжные знаки  в деревянной гравюре делал омский график И.И.Желиостов. В экслибрисе для ленинградского врача-хирурга И.П.Туманова художник изобразил хирурга перед операционным столом, на котором лежат розы, а в графической миниатюре для фотографа М.И.Фрумгарца композиция знака состоит из фотопленок, образующих надпись экслибриса. Над офортным экслибрисом  в Омске работал А.В.Машалов, очень талантливый художник. Он сделал потрясающий по силе воздействия экслибрис, где изобразил скульптуру двух сидящих на садовой скамейке диктаторов - Иосифа Сталина и Бенито Муссолини. У их ног валяются две куклы - марионетки, а у подножия памятника черепа, скелеты, останки расстрелянных, без суда и следствия, сгноенных в трудовых лагерях и лагерях смерти людей. Изящен книжный знак Машалова для О.Судакова, на нем изображен азербайджанский поэт и мыслитель, автор поэмы «Лейла и Меджнун» и «Семи красавец» Низами Гянджеви Абу Мухаммед Ильяс ибн Юсуф. Экслибрис, богато декорированный восточным орнаментом, создан в год 850-летия со дня его рождения. 650-летию со дня смерти великого князя литовского Гедиминаса посвящен экслибрис для Д.Румаи, на нем изображен средневековой замок и волчья морда. Над книжным знаком в Омске работали художники А.А.Чермошенцев,  А.А.Князев, В.К.Кудряшов, Б.В.Тржемецкий,  А.А.Савкин и Е.А.Федотов. В районном центре Таврическое Омской области книжным знаком увлеклись супруги С.А.Белов и О.Г.Белова.

В Тюмени в малой графике работал А.И.Мурычев. Он выполнил несколько книжных знаков в технике линогравюры для коллекционера и искусствоведа Семена Ивенского. На одном  из знаков изображен олень с ветвистыми рогами, пьющий воду из реки, на другом изображен голосистый петух на коньке крыши. Выпускник Московского полиграфического института С.Ф.Бобылев жил и работал в Тюмени. Известна его линогравюра, выполненная для библиотеки  художника Меринова, на ней дан портрет мореплавателя, офицера русского флота Витуса Беринга руководившего первой и второй Камчатскими экспедициями. Искусство книжного знака на огромных пространствах Сибири развивалось в 1970-1980-е годы весьма неоднородно, в одних регионах шел заметный рост, как качественный, так и количественный, в других областях наблюдалось топтание на месте. Но тон в развитии сибирского экслибриса задавала художественная молодежь. Именно ее книжные знаки, как и графические миниатюры лучших художников среднего поколения и определяли общее направление  развития сибирского экслибриса..

Искусство книжного знака на Урале развивалось в основном в  трех крупных уральских регионах - Свердловской, Пермской и Челябинской  областях. Уральский экслибрис не затерялся на российской экслибрисной карте, лучшие его представители были представлены в элите отечественного книжного знака. Самым известным художником в Свердловске был Р.В.Копылов, который продолжал работать в технике линогравюры, создавая сотни экслибрисов на различные темы. Более 50 книжных знаков выполнил Копылов по есенинской теме, одной из самых любимых художником. Здесь есть экслибрисы с портретом Сергея Есенина, в том числе для организатора общественного есенинского  музея в Саранске Алексея Котлова и тульского коллекционера Эдуарда Гетманского, один из них - с рябиновой ветвью, второй портретный со словами поэта:

Не жалею, не зову, не плачу,

Все пройдет, как с белых яблонь дым.

В книжном знаке для московского инженера Александра Сазонова художник дал портрет Сергея Есенина на фоне зданий, колокольни, фонаря и керосиновой лампы. В сюжете знака опрокинутая бутылка и стакан, раскрытая книга с заголовком «Москва кабацкая». Один из своих книжных знаков Копылов посвятил участнику Великой Отечественной войны артиллеристу К.Иванову. На нем видны пушки и артиллерийские расчеты во время боя. Венчает графическую миниатюру текст «Артиллерия - бог войны», напоминая о том, что советские воины-артиллеристы внесли свой значительный вклад в великую Победу. Сюжеты копыловских знаков весьма разнообразны. Это изображение игуаны в экслибрисе для книг о животных для библиотеки липецкого коллекционера Вячеслава Некрасова, это и два веселых черта, слушающие граммофон с песней «У самовара я и моя Маша» в знаке для волжского библиофила Льва Вязовикова.  Это и внимательно читающий книгу на морском берегу Дон Кихот Ламанчский в экслибрисе для Н.Старогородского и две обаятельно красивые русалки, на досуге обсуждающие свои проблемы на графической миниатюре Андреаса  Селле.

Изысканно-красивый и лиричный экслибрис выполнил Копылов с портретом Марины Цветаевой для туляка Эдуарда Гетманского. На нем ни слова о знаковладельце, графическая миниатюра выполнена в изумительной по колориту гамме, на ней кроме цветаевского портрета приведены ее слова:

Красною кистью

Рябина зажглась.

Падали листья,

Я родилась.

Спорили сотни

Колоколов.

День был субботний;

Иоанн Богослов.

Книжные знаки Рудольфа Копылова заметное явление в отечественном искусстве экслибриса, они получили заслуженное признание за рубежом, его графические миниатюры находятся в собраниях многих музеев и художественных галерей во многих странах мира и городах Советского Союза. Бесспорно, экслибрисное творчество Копылова, это не только национальное явление, художник оставил заметный след в мировом искусстве малой графики.

В 1980-х годах начал работать в гравюре на линолеуме и пластике молодой и очень талантливый график из Свердловска В.Р.Копылов - сын  художника Р.В.Копылова. К 200-летию со дня основания города Одессы художник подарил великолепный книжный знак одесскому коллекционеру Моисею Гительмахеру. На графической миниатюре на фоне архитектурного пейзажа Одессы виден памятник герцогу Арману Эмманюэлю дю Плесси Ришелье, генерал-губернатору Новороссии, много сделавшего для развития Одессы. Портрет Марины Цветаевой украшает книжный знак ростовского коллекционера Павла Горцева, а  ахматовский портрет смотрит со знака вильнюсского  книголюба Татьяны Манжуло. Памятник В.И.Ленина положен в основу композиции цветного экслибриса выполненного для Музея В.И.Ленина в Киеве, а портрет Павла Петровича Бажова, автора «Малахитовой шкатулки» украшает книжный знак Дома-музея его имени в Свердловске. Великолепный пушкинский портрет на фоне скульптур Летнего сада дал художник в основе композиции книжного знака для И.Г.Ходжамиряна. Владимир Копылов  сразу же заявил о себе как талантливый художник и великолепный гравер, в его  экслибрисах нет ничего лишнего, все подчинено единому замыслу, одной идее.

Продолжал активную работу над экслибрисом свердловский художник Г.С.Метелев. Он награвировал на дереве экслибрис для режиссера Свердловского театра юного зрителя Льва Вайсмана, где с юмором изобразил играющих на сцене манекенов. В книжном знаке для художника Виктора Воловича, автора иллюстраций к драматическим произведениям Шекспира Метелев изобразил знаковладельца в рыцарских доспехах, увлеченно занятого работой над книжной иллюстрацией. С добрым юмором художник исполнил графическую миниатюру для композитора Вадима Бибергана, на ней изображен зрительный зал и оркестровая яма с множеством различных музыкальных инструментов и шарманкой на переднем плане. Оригинален экслибрис для Луция Ходоровича, на нем изображена молодая обнаженная женщина, читающая книгу, в композиции знака изображен ангел стрелой повергающий костлявую смерть с косой в руках. Экслибрисы Метелева талантливы, высокопрофессиональны, как с художественной, так и с графической точки зрения.

Два брата-близнеца Ю.И.Постоногов из Свердловска и Е.И.Постоногов из Нижнего Тагила вместе работали над книжным знаком. Часть их графических миниатюр выполнена в технике линогравюры. Одна из них была подарена трижды Герою Советского Союза, маршалу авиации Александру Покрышкину, который в годы Великой Отечественной войны совершил свыше 600 боевых вылетов, провел 156 воздушных боев и сбил 59 самолетов противника, три  медали «Золотая Звезда», и краснозвездный истребитель в основе сюжета этого экслибриса. Другой книжный знак выполнен для Маршала Советского Союза Федора Голикова, который в годы войны командовал рядом армий и войсками Брянского и Воронежского фронтов. Книги библиотеки киргизского писателя, лауреата Ленинской премии, автора повестей «Джамиля», «Материнское поле», «Прощай, Гульсары!» Чингиза Айтматова украшает экслибрис, подаренный ему братьями Постоноговыми, на нем изображен наездник на верблюде с книгой в руках. Пушкинский автопортрет в центре композиции экслибриса для Ф.И.Козициной, а на книжном знаке В.М.Ветлугина дан портрет Павла Бажова. Ленинский образ в сюжете книжного знака для Марии Качалко, где начертано «В.И.Ленин - основатель советского государства». 650-летию великого литовского князя  Гедиминаса посвящены два офортных книжных знака для Паулюса Славенаса и Видаса Мачюлиса, на них дан портрет Гедиминаса и изображены остатки Верхнего замка в Вильнюсе. Красивый экслибрис подарили авторы одному из ученых в области космических систем академику АН СССР Борису Раушенбаху, эта гравюра посвящена космической теме. В домашней библиотеке киевского литератора Евдокии Ольшанской значительное место занимает творчество поэтов Анны Ахматовой, Марины Цветаевой, Бориса Пастернака и Осипа Мандельштама, этой теме и посвящен офортный экслибрис, подаренный ей братьями Постоноговыми.

Художник из Асбеста Свердловской области П.А.Попов гравировал экслибрисы на линолеуме. Многие из них выполнены с добрым чувством юмора, так в экслибрисе для Е.Н.Ткачука он изобразил кавалера, играющего на гитаре, под окном возлюбленной, читающей книгу, но у них обоих такие тоскливые лица, что вряд ли серенада поможет в делах сердечных. На экслибрисе для А.П.Марина изображены три совы, которые с интересом наблюдают за ежиком, который при свете свечи читает книгу. На книжном знаке для В.Н.Габбасовой изображена довольная курица в очках, которая с умилением смотрит на цыпленка, увлеченно рассматривающего картинки в книге. Знаки Попова интересны по сюжету и композиционному построению, в этом ему помогает природное чувство юмора и понимание природы книжного знака.   И.В.Кескевич из города Каменск-Уральский Свердловской области много работал над книжным знаком. Экслибрисы Кескевича малы по размеру, компактны и разнообразны по сюжету. Так в знаке для И.С.Васильева, автор изобразил келью летописца, за зарешеченным стрельчатым окном за  которым виден храм.

В Челябинске в малой графике продолжал работать В.С.Городилов, среди тех, кто пришел в книжный знак в 1970-1980-е годы, наиболее заметны художники А.А.Соловьева,  Н.И.Черкасов, М.А.Соловьева, а в Магнитогорске Челябинской области экслибрисом увлекся очень талантливый и самобытный график А.Г.Шибанов. В.С.Городилов гравировал книжные знаки на линолеуме, значительное место в его экслибрисном творчестве занимали иконографические книжные знаки. Портрет Жюля Верна  с его словами «Когда я не работаю, то не ощущаю в себе никакой жизни» украсил экслибрис Г.М.Мещерякова.  Образ Карла Маркса в знаке библиофила В. Васильева, Ф.Шопена в гравюре  польского коллекционера Тадеуша Гудзовского,  портрет Михаила Лермонтова на фоне парусника в бушующем море в сюжете графической миниатюры для библиотеки Я.Смоляренко, а пушкинский образ в экслибрисе для бакинца Григория Кизеля. С юмором выполнен им автоэкслибрис, на котором изображена смеющаяся собака и дан текст «Смех - дело серьезное». Врубелевский демон и медицинская эмблема - чаша со змеей нарисованы на экслибрисе профессора медицины Эммануила Бергера.

Буквально ворвался в искусство книжного знака магнитогорский художник А.Г.Шибанов. Его графический почерк предельно ясен, лаконичен и самобытен, работы Шибанова неповторимы по своей оригинальности, виртуозности исполнения и своей неразрывной связью с книгой и знаковладельцем. К 50-летию со дня рождения Владимира Высоцкого Шибанов подарил чудесный портретный экслибрис поэта, актера, певца и композитора его жене - Марине Влади. Любимый в народе бард улыбается хорошо известной по кинофильмам, спектаклям и концертам  доброй улыбкой. Великолепный книжный знак выполнил Шибанов для святейшего патриарха Московского и Всея Руси Пимена, эта графическая миниатюра была посвящена 1000-летию крещения Руси, отмечавшегося в 1988 году. Портрет певицы Аллы Пугачевой с букетом алых роз украшает экслибрис В.Пантелюка, а на книжном знаке для В.М.Сидорова дан портрет живописца и археолога Николая Константиновича Рериха, долгие годы прожившего в Индии. Необычный портрет писателя, автора и исполнителя песен Булата Окуджавы в солдатской пилотке нарисован художником на книжном знаке А.Е.Крылова. Оригинальный экслибрис выполнил художник для библиотеки В.В.Лекарчука, на нем изображен юбиляр с бутылкой водки в одной руке и Петрушкой, разбивающего ее молотком, в другой руке. Текст на знаке гласит «Верю я: народ очнется и сбросит пьяное ярмо». Оригинален экслибрис для В.П.Киселева, где рыбак на берегу реки ловит рыбу, а из воды торчит огромный кукиш. С годами из А.Г.Шибанова вырос серьезный профессиональный график, чьи работы получили высокую оценку со стороны книголюбов, коллекционеров и искусствоведов.

В городе Чайковский Пермской области для учителя и организатора общественного музея Есенина - Твардовского в Саранске Алексея Котлова  художник И.Р.Старцев в 1973 году награвировал на линолеуме есенинский экслибрис, где на фоне звездного неба показал двух резвящихся коней. Уральский книжный знак  развивался неспешно, без экслибрисного бума и ярких имен, многие в этом регионе делали графические миниатюры на любительском уровне, не занимаясь серьезным экслибрисным творчеством.  В Волгоградской области в малой графике работали немногие художники, в том числе В.В.Киселев из города Волжский, И.А.Наумычев в областном центре и Е.Г.Синилов в городе Камышине. В.В.Киселев активно работал в книжном знаке, гравировал он свои графические миниатюры на оргстекле. В июне 1975 года был совершен полет «Аполлона» и «Союза» по программе ЭПАС (экспериментальный полет «Аполлона» и «Союза»). С советской стороны участвовали космонавты А.А.Леонов и В.Н.Кубасов, американский экипаж - Т.Стаффорд, Д.Слейтон и В.Бранд. В полете дважды была осуществлена стыковка и взаимные переходы экипажей. Для американских астронавтов Дональда Слейтона и Вэнса Бранда Киселев выполнил книжные знаки, в которых изобразил старт космических кораблей и совместный полет в космосе.

Значительное место в творчестве художника занимает тема, посвященная Великой Отечественной войне. Великолепен его книжный знак для Героя Советского Союза легендарного сталинградца сержанта Якова Павлова. Именно его штурмовая группа в сентябре 1942 года заняла и удерживала 58 огненных суток так называемый «Дом Павлова» в центре Сталинграда. На экслибрисе Павлова художник и изобразил полуразрушенный «Дом Павлова» и золотую звезду Героя Советского Союза. Киселевский экслибрис украсил книги библиотеки дважды Героя Советского Союза Маршала Советского Союза В.И.Чуйкова. Он был подарен к 80-летию прославленного командарма, который в годы войны командовал 62 армией позже ставшей 8 гвардейской, которая штурмовала Берлин. На книжном знаке в центре композиции показан советский воин с высоко поднятым знаменем в руках, на котором написано гордое слово «Победа».  В гравюре для библиотеки поэта Николая Доризо художник талантливо выполнил пушкинский портрет на фоне паркового пейзажа. Строг и изыскан экслибрис Киселева для музыканта Леонарда Бруштейна, на нем изображена скрипка в море цветов, огнях фейерверка и в камнепаде звезд с темного неба. Экслибрис для книг о фокусах украшает книги этой тематики в личной библиотеке Л.Вязовикова; обнаженная натура и медицинская эмблема украшают книжный знак доктора В.Р.Демьяненко; образ Христа на фоне креста испещренного нотными знаками нарисован на экслибрисе для книг по искусству Рудольфа Копылова.

В Волгограде в малой графике работал И.А.Наумычев. Его линогравюры хорошо известны многим отечественным книголюбам. С юмором им выполнен экслибрис для Мечислава Трухницкого, где его любимый литературный герой И.Швейк, стоя на тумбочке, отдает честь голове начальника, которую он держит в руке. Не без юмора выполнен и эротический экслибрис художника, который он сделал  для ленинградского педагога Александра Левицкого, на нем изображена жена, которая  держит горящий фонарь, подсвечивая в темноте винного погреба мужу, который с головой залез в огромную бочку для ее ремонта, в то время как она не теряет времени даром с любовником. Экслибрисы Наумычева добротны по композиционной проработке сюжета и достаточно крепки в графическом отношении.

Одним из самых ярких представителей советского искусства книжного знака в 1970-1980-е годы стал камышинский художник Е.Г.Синилов. Талантливый и требовательный к себе мастер создал десятки графических миниатюр, вошедших в сокровищницу отечественного искусства книжного знака. Основополагающая тема в экслибрисном искусстве Синилова пушкинская, здесь художник показал поэта не только во всех возможных ипостасях, ситуациях и столкновениях, но и его произведения и их героев. В Шабагишской средней школе Кумертауского района Башкирии создан был литературный музей А.С.Пушкина. В фондах этого музея более шести тысяч экспонатов, среди которых сотни книг. Школе подарили экслибрисы многие художники из разных городов страны. Один из них выполнил Синилов, на нем художник изобразил автопортрет поэта и памятник Салавату Юлаеву в столице  Башкирии - Уфе. Увенчанный лавровым венком силуэтный портрет Пушкина на фоне трапезных Святогорского монастыря изображен на книжном знаке хранителя Пушкинских памятных мест на Псковщине С.С.Гейченко. На другом экслибрисе для Гейченко показан  юноша - Пушкин, лежащий на пожухлой осенней  траве, глядящим в небо. В экслибрисе для одессита Бориса Левыха поэт показан на фоне моря с парусным судном, со строкой из его письма «Ради Бога, слово живое об Одессе…». 

Профильный портрет Пушкина дан в экслибрисе для пушкинских книг библиофила и коллекционера М.Фишелева, на нем приведена на фоне лиры цитата поэта «Духовной жаждою томим…». Для потомка поэта М.Е.Гибшман Синилов нарезал графическую миниатюру с портретом Пушкина над письменным столом возле книжных полок. На синиловских книжных знаках можно увидеть Машу Миронову из «Капитанской дочки», француза Дефорж из «Дубровского», Германа из «Пиковой дамы», героев из «Евгения Онегина», «Каменного гостя», «Моцарта и Сальери». Экслибрисная иконография у Синилова огромна. Портреты К.И.Чуковского, В.В.Маяковского и С.Я.Маршака в центре композиции двухцветного экслибриса для библиотеки М.Петровского; Петр I в сюжете знака для К.Богучарского; портрет М.Ю. Лермонтова, украшает экслибрис  Н.Бурляева, а великолепный портрет В.М.Шукшина в центре графической миниатюры для Г.И.Меркуловой.

Очень интенсивно развивался псковский книжный знак. В этом регионе сложилась группа крепких графиков, которая создала десятки великолепных графических миниатюр, они открыли новую яркую страницу в российском экслибрисе. Продолжал активно работать в малой графике В.М.Васильев. Необычный сюжетный ход избрал художник в книжном знаке для командира корабля «Союз-13» Петра Климука, стартовавшего в космос в декабре 1973 года и впоследствии совершившего еще полеты в космос на «Союзе-18»  весной 1975 года  и летом 1978 года на «Союзе-30» с польским космонавтом М. Гермашевским. На знаке изображена древнегреческая богиня победы Ника на фоне звездного неба и летящих в космос кораблей. Васильев выполнил более ста миниатюр для библиотек известных писателей, искусствоведов и любителей книги. Васильев был директором Псковской детской художественной школы и по сути дела ее организатором. Последние годы жизни художника были связаны с тяжелой болезнью. Он перенес несколько операций, ампутацию обоих ног, но до конца своих дней старался держаться мужественно и не расставался с резцом. С Валентина Васильева начался книжный знак в Пскове, он был первопроходцем, пришедшие за ним в искусство малой графики псковские художники продолжили успешно начатое им дело.

Над рисованным экслибрисом активно трудился в Пскове С.П.Михайлов. Многие его графические миниатюры проникнуты юмором. Так на знаке художника Вилниса Ресниса он изобразил кентавра со штихелем в руках, а  улыбающаяся кошка в объятьях клоуна на экслибрисе циркового дрессировщика-клоуна Юрия Куклачева. Хвостатое чудовище с бородатым мужским лицом, читающего книги, автор дал в экслибрисе Д.Фельдмана. Обнаженного царя морей Нептуна можно увидеть на гравюре для А.Семина, поющего под зонтом соловья, перед которым лежат ноты на пюпитре в знаке для книг Поли Михайловой. Михайловские экслибрисы отличались предельно лаконичным графическим языком, они просты и скромны, их сюжетная канва до предела сжата, а композиционные детали сведены к минимуму. В Пскове ярко заявил о себе молодой и талантливый график А.В.Шершнев. В основе композиции его книжного знака  для библиотеки украинского писателя-фронтовика П.А.Загребельного фигура «Родина-мать», что в Киевском мемориальном комплексе «Украинский государственный музей истории Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.», авторы которого В.Д.Елизаров, В.З.Бородай и Ф.М.Согоян. Оригинальное решение нашел художник в экслибрисе писателя Е.П.Нечаева, где древнерусский воин повергает копьем фашистскую гидру. Сцену из оперы А.П.Бородина «Князь Игорь» изобразил художник в книжном знаке для народного артиста Украины, солиста Киевского театра оперы и балета имени Т.Г.Шевченко Сергея Козака. Портрет Марины Цветаевой лег в основу сюжета книжного знака для В.Галицкого.

На книжном знаке для В.С.Василенко изображен юноша с поникшей головой, опечаленный встречей с возлюбленной. Огорченный попугай на плече хозяина, небрежно брошенная  шляпа, и мандолина с оборванными струнами говорят о фиаско молодого человека. Ангел любви изображен на графической миниатюре А.М.Богатина, который склонился над раненым рыцарем, давая ему лечебное снадобье. Встреча двух воинов на привале за чаркой вина показана на графической миниатюре итальянского коллекционера из Ареццо Марио де Филиппса. С добрым юмором выполнен книжный знак для библиотеки горьковского библиофила В.Б.Пантелеева, на нем книголюб-бурлак с книгой в руке тянет по волжскому берегу лодку верхом, загруженную книгами. На экслибрисе для К.П.Ресслера изображен книголюб с трубкой в зубах увлеченно читающий книгу,  лежа на огромном фолианте, под которым в виде ножек сложены стопы книг, а на знаке для М.Д.Цупрунова изображен вельможа верхом на курице, который копьем повергает крупную рыбину. Шершнев прекрасно понимает природу книжного знака, его экслибрисы поистине книжны, они лаконичны и немногословны. Шершнев исключительно талантливый график и след который он оставил в отечественном искусстве малой графики весьма заметен.

Псковский график Б.А.Яковлев гравировал на линолеуме. Один из его  знаков выполнен для библиотеки Центрального аэроклуба СССР имени В.П.Чкалова, на нем изображен спортивный самолет Як-18. Необычно композиционное решение экслибриса для грузинского футболиста, члена сборной СССР по футболу Давида Кипиани, на нем изображен огромный пятнистый футбольный мяч в виде земного шара на фоне раскрытой книги. Черт, искушающий женщину, изображен в графической миниатюре для библиотеки С.Брехова; на книжном знаке Д. и Т. Вельтюф изображен рыцарь, на коне которого висит портновский манекен, а на книжном знаке Якова Бейлинсона показана борьба ангела и дьявола, которые пытаются удержать книгу в царстве света и тьмы. В Пскове над экслибрисом также работали  С.Ю.Смилга, А.Г.Стройло, В.В.Луцкер, О.М.Аленгоз, Ю.М.Гулин и Л.С.Маневич. Псковский книжный знак в полный голос заявил о себе в отечественном искусстве экслибриса, он отличался высоким профессиональным уровнем графического мастерства, разнообразием художественных вкусов, любовью к  родному краю.

В Горьком искусство книжного знака развивалось очень динамично, многие молодые художники-графики  заинтересовались экслибрисом, появились яркие самобытные мастера малой графики, чьи графические миниатюры в российском книжном знаке заняли достойное место. Активно работал в искусстве книжного знака горьковский художник Ю.Н.Макаренков. Темы его гравированных на пластике экслибрисов весьма разнообразны. Так портрет В.В.Маяковского украсил экслибрис Московского академического театра имени Владимира Маяковского, а горьковский портрет и его слова «Безумство храбрых - вот мудрость жизни» на фоне герба Нижнего Новгорода и башен его Кремля дан в сюжете экслибриса для горьковского коллекционера В.Б.Пантелеева. Юмор не изменял художнику, когда он гравировал экслибрис для коллекционера  А.А.Долудь, который собрал уникальную коллекцию всего, что, связано с чертями, разумеется, в ней есть и экслибрисы по чертовской теме. Макаренков изобразил черта с фотовспышкой в момент съемки фотоаппаратом, установленным на высокой стопке из книг и альбомов с экслибрисами. На книжном знаке В.Н.Нефедова художник изобразил альпиниста, пытающегося покорить вершину из огромной стопы книг и экслибрисов. Для Всесоюзного общества книголюбов (ВОК) художник нарезал линогравюру на военную тему со словами «Никто не забыт, ничто не забыто». В технике линогравюры  в Горьком успешно работал над книжным знаком молодой график Ю.Е.Семочкин. Оригинальный экслибрис выполнил художник для Татьяны Новиковой, на нем изображен дактилоскопический отпечаток внутренней стороны ногтевой фаланги пальца руки в виде лица преступника. Обнаженная натура со штандартом в руке в виде герба города Горького возвышается над архитектурным памятником XVI-XVII веков Горьковским Кремлем в книжном знаке для местного библиофила В.Б.Пантелеева.

В Горьком активно работал в малой графике Л.А.Колосов. Один из колосовских экслибрисов с портретом смеющегося Владимира Высоцкого выполнен  для О.Баранова и включает в себя театральные маски, напоминая о том, что он был ведущим актером Московского театра на Таганке. На другом экслибрисе для В.Альбертина Высоцкий изображен на фоне гитары, здесь он показан, как автор и исполнитель бардовской песни. Мотив искушения Адама и Евы змеем-искусителем лег в основу графической миниатюры для Вячеслава Слезко. Оригинален экслибрис художника для своего коллеги по художественному цеху В.П.Батуро, на нем изображена гипсовая мужская голова, различные предметы необходимые для работы художника, а также гриф гитары с оборванными струнами. Заметной фигурой в горьковском экслибрисе был М.С.Раев. Большое место в экслибрисном творчестве художника занимает иконографический экслибрис. Так портрет немецкого поэта Иоганна Фридриха Шиллера украсил графическую миниатюру для книг библиотеки А.К.Корельского; горьковский портрет в сюжете книжного знака для В. и Э. Ивашиных, а пушкинский портрет в основе композиции графических миниатюр для В.Б.Пантелеева и Н.Р.Раевой. Экслибрисы Раева книжны, проникнуты добрым юмором и отражают интересы знаковладельца.

Много и плодотворно работал в малой графике горьковский художник С.А.Шабанов. Он едва ли не впервые в отечественном книжном знаке дал портрет татарского поэта, Героя Советского Союза и лауреата Ленинской премии, автора цикла стихов «Маобитская тетрадь» Муссы Джалиля в книжном знаке для книг из библиотеки Равиля Енакаева. Великолепна его гравюра для книг и нот Гульнары Алиевой с портретом П.И.Чайковского, а также книжный знак для библиотеки В.Хвостикова с портретом Л.Н.Толстого. Оригинален экслибрис художника для Н.Стрельника, на нем дан портрет изобретателя в области воздухоплавания, контр-адмирала Александра Федоровича Можайского, который около 1882 года построил «воздухоплавательный снаряд» (самолет)  в натуральную величину. Сюжетная канва экслибрисов С.А.Шабанова проработана композиционно так, что в ней нет ничего лишнего, все детали знака завязаны в одно целое и строго подчинены идее знака. В Горьком в малой графике также работали В.А.Логинов, В.М.Осока, В.В.Дудик, А.П.Вагнер. В городе Дзержинске  Горьковской области в технике гравюры на пластике работал над экслибрисом А.Р.Пальцев. Горьковский экслибрис заметно вырос в 1970-1980-е годы не только количественно, но и качественно.

В Калинине кроме В.В.Варламова, пришедшего в малую графику в 1960-е годы, в последующие два десятилетия книжным знаком серьезно занялись местные художники С.П.Евладов, Ю.Д.Иванушкин, Г.П.Клюшин и А.М.Николаев. В.М.Варламов работал в линогравюре, один из своих знаков он выполнил для московского писателя и журналиста Александра Пьянова, на нем изображен фрагмент Старицкого монастыря. В композиции книжного знака для хирурга Бориса Рытмана художник изобразил скальпель и розу, а для кинорежиссера Виктора Хорькова парусную лодку с мачтой в виде кисти для акварельных работ. Ю.Д.Иванушкин из Калинина  книжным знаком увлекся в 1970-е годы. В его экслибрисах привлекает своеобразная пластика, стремление отойти от шаблона. На знаке для художника Германа Зайцева Иванушкин изобразил статую  Венеры и вазу с кистями живописца. Образ горьковского Данко разработан художником в автоэкслибрисе. Портрет Александра Грина нарисован в графической миниатюре для А.Милютиной. На нем автор кроме гриновского портрета изобразил  многомачтовый парусник с вымпелом «Гринландия» и штурвал на фоне географической карты. В резцовой гравюре на меди выполнял свои книжные знаки калининец С.П.Евладов. Интересны его экслибрисы для Калининской библиотеки имени А.М.Горького и Калининского государственного объединенного историко-архитектурного и литературного музея. Широкую известность у калининских книголюбов получили книжные знаки Г.П.Клюшина, выполненные в гравюре на дереве, в том числе для Н.С.Костенко, Александра Вихрова и Т.С.Каюкиной. А.М.Николаев  больше известен как живописец и скульптор, но он пробовал свои силы и в книжном знаке. В графической миниатюре для Елены Грачевой автор изобразил гитару, ноты, розу и птицу, а в автоэкслибрисе он дал собственный портрет на фоне рябины и журавлей.

Продолжал развиваться тамбовский книжный знак По-прежнему самой яркой фигурой в тамбовском  искусстве книжного знака оставался А.Ф.Бучнев. Великолепный ксилограф с  особым видением и оригинальной трактовкой экслибриса, художник неудержимой фантазии и неповторимым графическим языком, он оставил заметный след в отечественном экслибрисе. Из его работ в малой графике интересна графическая миниатюра для О.К.Сазоновой. В центре композиции знака фигура женщины с пальмовой ветвью в руке на фоне башенного крана, серпа и молота, театральной маски и раскрытой книги. Венчает знак надпись «Правда - цель». Красив и компактен экслибрис Бучнева для Н.И.Ромаха, на нем изображена палитра с кистями, тома книг, театральная маска, лира и ангел, трубящий в рог. Танцующая женщина, и две театральные маски в основе композиции знака для Терещенко.

Тамбовчанин А.С.Чернов неоднократно в своем творчестве обращался к есенинскому книжному знаку. На одном из них, выполненного для библиотеки московского коллекционера Аполлона Чернова, художник изобразил Сергея Есенина, Давида Айзенштадта, Александра Кожебаткина и Сергея Стрельцова в книжной лавке. Этот экслибрис не случаен, так как книжная лавка «Артель художников слова» была открыта в начале 1920 года в здании консерватории по Большой Никитской в Москве. Ее владельцем являлся Сергей Есенин, патент Моссовета на его имя выдал издательский  и книготорговый работник Д.Айзенштадт. Из постоянных посетителей есенинской книжной лавки были издатель и владелец дореволюционного издательства «Альциона» Александр Кожебаткин и букинист Сергей Стрельцов. Эту их встречу и запечатлел на книжном знаке художник. Шахматная тема отражена в сюжете книжного знака для В.Забавникова, а судейские весы и карающий меч правосудия даны в основе экслибриса для В.Г.Павловой. Книжная лавка и ее посетители, просматривающие книги и графические листы изображены на знаке Аполлона Чернова. Памятник Ивану Федорову в Москве положен в основу композиции книжного знака для Московского издательско-полиграфического техникума имени русского первопечатника Ивана Федорова. Тамбовский художник В.В.Беркетов работал в технике цинкографии. Многие из его экслибрисов иконографические. Так на книжном знаке для В.Киркевича художник изобразил портрет Николая Константиновича Рериха. Великолепный книжный знак подарил художник Вадиму Альбертину, на нем дан портрет Владимира Высоцкого на фоне гитары и гусиного пера. Композицию знака удачно дополняет гармонично вписанный текст «Нерв XX века (1938-1980)».

И.Н.Халабурдин из Тамбова рисовал свои книжные знаки. Ряд экслибрисов он выполнил для местного коллекционера и книголюба Николая Никифорова. Один из них выполнен на космическую тему,  второй знак - портретный с силуэтом владельца экслибриса. К 100-летию со дня рождения Федора Шаляпина художник выполнил универсальный экслибрис с портретом певца на фоне земного шара. Изредка рисовал книжные знаки А.В.Платицын из города Мичуринска Тамбовской области. Портрет Владимира Маяковского украшает экслибрис тамбовского коллекционера Николая Никифорова. Для воронежского писателя, автора знаменитой повести «Белый Бим Черное ухо» Гавриила Троепольского, Платицын нарисовал книжный знак  с портретом главного героя этой повести. Для московского профессора Владимира Королюка художник выполнил целую серию книжных знаков, на которых поместил архитектурные пейзажи многих европейских столиц, а на экслибрисе для книг по Индии художник изобразил индийского слона на улицах Дели на фоне Моти-масджида и Джама-масджида (Жемчужной и Соборной мечети).

В Кировской области в 1960-х годах в малой графике работал  только А.М.Колчанов, впоследствии в искусство книжного знака пришли самобытные художники Л.Н.Верютин, С.Г.Ичетовкин, В.П.Копылов в областном центре, а также Л.Т.Брылин из Кирово-Чепецка и Ю.А.Ноздрин из Лесных Полян Кировской области.  Кировский ксилограф А.М.Колчанов изредка работал в книжном знаке, но то, что выходило из-под его волшебного резца становилось произведением искусства. Чеканную гравюру с ленинским портретом в обрамлении пятиконечной звезды выполнил художник для библиотеки Ю.Г.Карачарова. Безупречный  по мастерству экслибрис подарил художник искусствоведу и коллекционеру Семену Ивенскому, здесь в лаконичной графической форме отражено книголюбие знаковладельца. В 1980-е годы в Кирове активно занялся книжным знаком Л.В.Верютин. Создавал он свои графические миниатюры в  технике линогравюры. Сюжеты верютинских книжных знаков весьма разнообразны - это и Жар-птица в знаке для Т.Журавлевой; маска черта на экслибрисе Г.Береснева; штангист в гравюре В.У.Ошаева; римский воин на книжном знаке С.Рубцова; лихой боцман в графической миниатюре В.Кутергина со словами «Свистать всех наверх». Графический язык  экслибрисов Верютина предельно прост, он не перегружен деталями.

Любимая тема кировского графика С.Г.Ичетовкина - анималистическая. В его юмористических линогравюрах животных огромное количество. Это крокодил, пытающийся схватить художника, рисующего на берегу реки. Этот знак выполнен Ичетовкиным на свое имя, а надпись на нем гласит «Искусство требует жертв», вряд ли при этом автор знака хотел видеть себя такой жертвой искусства, будучи съеденным крокодилом. На другом книжном знаке для Мечислава Трухницкого художник изобразил льва, мчавшегося за оленем, надпись на графической миниатюре гласит «Не Бог, а бег создал оленя». «Художественный совет» - медведь, лиса и заяц внимательно рассматривают экслибрисы, которые показывает им владелец знака С.А.Корытин. Травля медведя собаками показана на знаке Л.М.Грехова; поющий соловей, гордо восседающий на ботинке, показан в сюжете знака для Тютина;  убегающий от медведя незадачливый охотник в композиции знака для В.Колбина. Скальпель, роза, фотопленка и девиз «Не вреди!» даны в сюжете книжного знака для Б.И.Гуревича, а милиционер, ведущий задержанного преступника, и надпись «Моя милиция меня бережет» включены в сюжет экслибриса П.Я.Красноперова. Кировский художник В.П.Копылов в 1980 году выполнил ксилографию для музея Александра Блока, в которой привел его слова «Кто там машет красным флагом? Приглядись-ка, эка тьма!»

В Кирово-Чепецке, что в Кировской области над книжным знаком в технике линогравюры работал Л.Т.Брылин. Известен его экслибрис для кировского книголюба Аркадия Колчанова, на нем изображен художник за штурвалом речного судна и раскрытая книга с гербом города Кирова, с воспроизведением его прежних названий - Хлынов и Вятка и даты образования города - 1374 год. Эта гравюра выполнена в год 600-летия города. В Лесных Полянах Кировской области в офортной технике создавал экслибрисы Ю.А.Ноздрин. Оригинален его экслибрис для библиотеки Михаила Рощина, там изображена рука на большом пальце и мизинце которой укреплены чаши весов, на одной из них сидит обнаженная женщина, на второй чаше сидит черт. Спор решен в пользу женщины, здесь черт терпит явное поражение. Красивы литографские шрифтовые знаки художника, выполненные в цвете, они покоряют своей логичной вычурностью, он тонко чувствует линию шрифтовой гарнитуры, умело компонует ее в красивую и нарядную картинку, таковы его графические миниатюры для Вячеслава Беляева и Ольги Зайцевой. Кировский экслибрис самобытен, неповторим и интересен в своем многообразии, как в сюжетном, так и в творческом плане. Каждый из кировских художников неповторим в своем творчестве, каждый из них оставил свой заметный след в малой графике.

Первопроходцем в искусстве книжного знака волжского города  Ульяновска был Б.Н.Склярук, который продолжил работу в малой графике в 1970-1980-е годы, оставаясь признанным лидером ульяновского экслибриса. К Скляруку присоединились впоследствии ульяновские графики А.А.Обвинцев и А.И.Карачимов. Б.Н.Склярук работал в различных графических техниках, его ксилографии и офорты получили широкое признание у библиофилов и коллекционеров в различных регионах Советского Союза. Великолепен его книжный знак для народного артиста СССР Иннокентия Смоктуновского, на нем он дал портрет известного и любимого в стране артиста в роли шекспировского Гамлета в одноименном фильме Г.М.Козинцева, за которую артист получил в 1965 году Ленинскую премию. Оригинальны портретные пушкинские экслибрисы Склярука, выполненные для Льва Вязовикова с поэтом в момент творческого вдохновения и С.Е.Стрежневой с уставшим, затравленным Пушкиным. Изумителен своим композиционным построением, многоплановостью и сюжетной проработкой книжный знак для бельгийского коллекционера Лук ван ден Брейля выполненного по роману А.Ф.Писемского «Тысяча душ» о продажности чиновничества и разложении дворянства. Полон динамики книжный знак для Ивановского детдома имени Александра Матросова. На нем изображен воспитанник этого детдома Герой Советского Союза, рядовой Александр Матросов, закрывший своим телом амбразуру пулеметного дзота гитлеровцев в бою за деревню Чернушки Псковской области 23 февраля 1943 года.

Тематика офортных экслибрисов Склярука разнообразна, это и Дон Кихот на знаке Олега Матьяша; кузнец в экслибрисе Владимира Ветрогонского; парусник на графической миниатюре для Светлана Пийльмана; почтовая марка с кошачьей мордой в экслибрисе Ф.Долгова; архангел на книжном знаке И.В.Лежнина; лев с мужским лицом в миниатюре А.Дягилева. Главный художник города Ульяновска А.А.Обвинцев активно работал в малой графике. Для известных художников - плакатистов О.М.Савастюка и Б.А.Успенского ульяновский художник выполнил ксилографию, где в основе ее композиции использован сюжет одного из их плакатов. На книжном знаке изображены два солдата в победном мае 1945 года на Красной площади. В начале 1979 года, когда советские спортсмены одержали победу над хоккеистами НХЛ, капитан сборной СССР Борис Михайлов был признан одним из лучших игроков турнира. В это  время Обвинцев выполнил для спортивного раздела домашней библиотеки прославленного хоккеиста книжный знак, где изобразил форварда в атаке на ворота противника. Экслибрисы Обвинцева очень книжны, они в полной мере отражают интересы знаковладельца, техника гравера и мастерство рисовальщика делают их достойными спутниками книги. В технике линогравюры работал в Ульяновске А.И.Карачимов. Он выполнил экслибрис для ульяновского коллекционера, председателя городской секции экслибриса, председателя клуба книголюбов «Прометей», штурмана гражданской авиации Николая Яценко.

В столице Кабардино-Балкарии Нальчике активно продолжал работать в малой графике один из основоположников кабардинской графики Г.С.Паштов. Настоящую поэму в гравюре создал он в экслибрисе своего земляка главного дирижера симфонического оркестра Ленинградской филармонии и Ленинградского театра опера и балета Юрия Темирканова. Художник образно и ярко сумел передать «дух и букву» творчества выдающегося дирижера, изобразив его в национальной одежде с дирижерской палочкой в руке, летящим в пространстве между горными вершинами Кавказа и архитектурным пейзажем Ленинграда. Образ родной земли трогательно воспел художник в книжном знаке для народного поэта Кабардино-Балкарии Кайсына Кулиева. Еще один книжный знак для своего земляка Паштов вырезал на самшите для народного поэта Кабардино-Балкарии Алима Кешокова, где дал портрет молодого Пушкина на фоне Кавказских гор. В цветной ксилографии выполнен оригинальный по сюжету и композиционному строю экслибрис для Ханы, в нем изображен черт в образе обнаженной женщины, который, улыбаясь, ловит стрелы любви. Неповторим по изяществу и красоте цветной экслибрис, выполненный художником для Лианы Минасян, на нем изображена встреча влюбленной девушки и кентавра. Интересен его экслибрис для участницы антивоенного и негритянского движения, члена ЦК КП США Анджелы Дэвис, на  нём изображена в черно-белой контрастной гамме молодая женщина с голубем в руках. Для поэтессы И.Кашежевой художник выполнил очень красивый и лиричный книжный знак, где молодая девушка с короной на голове читает книгу, сидя на высоком утесе, где внизу проносятся воды горной реки, а над головой девушки помещен лавровый венок, излучающий яркий свет. Книжные знаки Г.С.Паштова вошли  в золотой фонд отечественного искусства книжного знака и получили всесоюзное и международное признание.

В Дагестане активно работали в малой графике махачкалинские художники В.Ф.Логачев и Е.С.Омельченко. Очень красивый экслибрис в гравюре на дереве выполнил В.Ф.Логачев для поэта Расула Гамзатова. Именно знаменитые гамзатовские «Журавли» легли в основу этого книжного знака, глядя на который невольно вспоминаешь  гамзатовские строки:

Мне кажется порою, что солдаты

С кровавых не пришедшие полей,

Не в землю нашу полегли когда-то,

А превратились в белых журавлей.

Своему земляку фехтовальщику Владимиру Назлымову Логачев подарил знак в сюжете, которого лишь одна золотая сабля. Этот немногословный экслибрис очень выразителен и книжен. Интересен экслибрис Логачева для врача Х.Э.Гаджиева, где на фоне раскрытой книги изображено сердце человека, как двигатель его жизни, а рядом во что оно превращается от злоупотребления курением. Чаша со змеей и медицинские книги дополняют композицию этого книжного знака. Каждый знак Логачева это маленькая графическая новелла, емко и точно передающая взгляды, настроения и характер книголюба.

Дагестанский художник Е.С.Омельченко в малой графике работал над созданием полюбившихся ему национальных характеров. В его книжных знаках видны мудрые ашуги, как воплощение начальных истоков духовной красоты горца, и величие гор Дагестана. Для своего земляка художника Владимира Логачева Омельченко нарезал экслибрис, в основе которого даны палитра и резец, композицию знака дополняет стопка книг и силуэтный портрет Нефертити. В знак для врача Ю.Гаджимирзоева художник включил медицинскую эмблему - чашу со змеей. Детективной тематике посвящен экслибрис для Белалова, на нем изображен бегущий в ночи вооруженный мужчина с пистолетом в руке. Композицию знака дополняет большое число различного оружия - пистолеты, топоры, ножи, кинжалы, которые под лупой внимательно изучаются криминалистом. Экслибрис с портретом аварского поэта Расула Гамзатова художник выполнил для мемориального экслибриса его отца народного поэта Дагестана Гамзата Цадасы. Портрет Цадасы дан на экслибрисе для книг его библиотеки, на нем виден дом в горном селении, где родился поэт  и Спасская башня Московского Кремля. Та же тема прослеживается и в графической миниатюре для Расула Гамзатова, где в одну композицию сплетены и дом в дагестанском ауле, и архитектурные пейзажи Махачкалы, Москвы и Парижа, египетские пирамиды и виды африканского побережья. Экслибрисное творчество художника примечательно тем, что в нем много выдумки, как в сюжете, так и в композиции. Экслибрисы Омельченко технически совершенны и оригинальны.

 Советское искусство книжного знака в своем развитии достигло самых дальних северных регионов страны. Проникновение экслибриса в северные районы России, был обусловлен тем, что там получила бурное развитие национальная литература – ханты-мансийская, нанайская, ненецкая, нивхская, чукотская, эвенкийская, книга проникла в каждый дом северянина, появились домашние библиотеки. Экслибрис у народов Севера получил признание и широкое распространение. Так в Якутии экслибрисом серьезно занялись художники из города Мирный А.И.Герасимов, Г.И.Пономаренко и  Ю.А.Черных. В Магаданской области малой графикой заинтересовались ряд художников из Анадыря, в том числе В.А.Истомин, А.Г.Лесков, М.А.Меринов. Художник А.И.Герасимов активно занимался малой графикой, создав сотни графических миниатюр. Сюжеты герасимовских книжных знаков весьма разнообразны, это могучий мамонт на знаке иркутского книголюба М.Одинцовой; северный олень в экслибрисах якутского искусствоведа Л.Габышева; рыбак на зимней рыбалке в графической миниатюре ташкентца Сергея Зинина; шаман в знаке для москвича В.Шатько; нефтяные вышки в композиции экслибриса для книг геолога В.Шнайдера. Интересно решил художник есенинскую тему в экслибрисе для краеведа Вячеслава Меркулова, где Сергей Есенин в косоворотке и сапогах стоит перед овальным портретом Александра Пушкина. Плачущую Фемиду изобразил художник в книжном знаке для Геннадия Зуева; работу над пегасом в камне показал автор в экслибрисе для скульптора Е.Хмары. Рыбак, пытающийся выловить золотую рыбку, в центре композиции знака для Виктора Панкратова; белый медведь, плывущий на льдине, украшает экслибрис чукотского писателя Юрия Рытхэу.

Для экслибриса С.Бизяева художник выбрал фрагмент памятника «Хатынский набат» мемориального архитектурно-скульптурного комплекса в Хатыни - бывшей деревни, сожженной немецко-фашистскими карателями 22 марта 1943 году вместе со 149 жителями, где были и 26 детей. Хатынь была уничтожена украинскими националистами из 118-го специального полицейского батальона (118 шуцманшафт батальон), сформированный в Киеве в июле 1942 года по большей части из националистов, жителей западных областей Украины, согласившихся сотрудничать с гитлеровским режимом и прошедших специальную подготовку в различных лагерях на территории Германии. Еще до переброски его в Белоруссию, он успел «прославиться» в Киеве - жестоко уничтожал евреев в Бабьем Яру. Во главе батальона формально стоял немецкий офицер Эрих Кернер. Но фактически всеми делами заправлял начальник штаба батальона Григорий Васюра, который пользовался безграничным доверием Кернера в проведении карательных операций. Два книжных знака нарезал художник для тульского коллекционера Эдуарда Гетманского, на одном из них дан портрет В.И.Ленина, второй предназначен для книг по искусству, на нем изображен скульптор, ваяющий скульптуру обнаженной женщины.

Житель якутского города Мирный Ю.А.Черных рисовал и резал книжные знаки на линолеуме. На  одном из знаков для библиотеки Эдуарда Гетманского  художник изобразил бабу Ягу, которая упорно пытается поймать петлей летящий военный самолет.  Книги по искусству в собрании коллекционера украшает книжный знак автора в сюжете, которого использован автопортрет Леонардо да Винчи, выполненный сангиной в 1510-1513 годах и хранящийся в библиотеке Турина. Иконографический экслибрис популярен в творчестве художника, так портрет Ф.Шиллера украсил книжный знак в библиотеке коллекционера из Братиславы литературоведа Карола Изаковича, на нем даны слова поэта «Сурова жизнь, но радостно искусство». Портрет Владимира Маяковского и его слова «И сегодня рифма поэта, ласка и лозунг, и штык, и кнут», в центре композиции экслибриса Геннадия Игнатова. Портрет генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева на фоне земного шара и голубя мира даны в книжном знаке для В.К.Закирко. Красивая ваза, стоящая на музыкальном ключе, украшает экслибрис народного артиста СССР композитора  Андрея Эшпая. Книга «Дети Арбата в основе сюжета книжного знака для ее автора Анатолия Рыбакова. Веселый черт, удобно усевшийся на книге, украшает книги о нечистой силе коллекционера и всего, что касается чертовщины Леонида Долудя; гитара и театральные маски на фоне книги и музыкального ключа в сюжете универсального экслибриса, выполненного к 50-летию Владимира Высоцкого, на знаке приведены его слова «И песни, что для Вас сложил, переживут века!».

Г.И.Пономаренко из города Мирного тяготел к сюжетным экслибрисам, так на знаке для своего земляка художника А.И.Герасимова он изобразил принадлежности его профессиональной деятельности -  резец, кисть и карандаш, а также общую тематику его графических листов - жизнь людей живущих на крайнем Севере, краю белых ночей и пятидесятиградусных морозов. В Анадыре Магаданской области резал на линолеуме книжные знаки В.А.Истомин. На его графических миниатюрах предстает жизнь, быт, труд и интересы коренных народов Севера. Истомина называли  самым «чукотским» художником. Он создал сотни книжных знаков частью рисованных, а также в технике гравюры на линолеуме и офорте. Благодаря Истомину экслибрис народов крайнего Севера получил общероссийскую известность. Он выполнил интересный книжный знак в технике линогравюры к юбилею писателя Георгия Маркова в 1981 году, знак символичен, труд писателя здесь сравнен с трудом пахаря, упорно взрыхляющего пласты целины. Истоминский экслибрис украсил книги известного врача-ортопеда Г.А.Илизарова, на нем изображен доктор с чудодейственным «аппаратом Илизарова» и больной, тяжело опирающийся на костыль. Национальными мотивами пронизаны два экслибриса художника для чукотского писателя автора романа-трилогии «Время таяния снегов» Юрия Рытхэу и чукотской поэтессы Антонины Кымытваль. Великолепны офортные экслибрисы Истомина, так на книжном знаке литературоведа Ираклия Андроникова, исследователя творчества М.Ю.Лермонтова, на фоне вершин Кавказа дан лермонтовский портрет. В графической миниатюре для симферопольского художника и коллекционера Льва Бекетова приведен портрет Шиллера; образ немецкого живописца и графика Лукаса Кранаха-старшего приведен на истоминском универсальном книжном знаке. Книжный знак Н.Пугачевой украшает портрет Анны Ахматовой и ее строки «Как хорошо в моем затворе тесном», а на графической миниатюре для Г.Игнатова изображен задумчивый Сергей Есенин у березы на фоне копен и скошенного луга. Книжные знаки Истомина неповторимы по своей тематике, проникнуты любовью к знаковладельцам, полностью отражают их профессиональные и духовные интересы

На берегу Беренгового моря в городе Анадыре над книжным знаком активно работал М.А.Меринов. Основной темой его графических миниатюр стала жизнь народов крайнего Севера. Для  бригадира оленеводов Григория Аканто, в дни проведения XXVI съезда КПСС, художник выполнил  экслибрис с портретом В.И.Ленина. Для московского коллекционера Юрия Марцевича автор сделал офортный экслибрис, где рядом с Сергеем Есениным изобразил девушку, читающую письмо и собаку (пса-почтальона). Великолепный есенинский экслибрис выполнил художник для Г.И.Игнатова, на нем видны лошади на водопое на фоне лунной дорожки. Великолепны офортные портретные экслибрисы Меринова. Так портрет поэта Михаила Светлова украшает знак художника из города Сумы Алексея Кузьменко, а портрет писателя Федора Гладкова в сюжете экслибриса Евгения Рожкова. Образ прославленного испанского писателя Сервантеса в композиции графической миниатюры для чукотского писателя Юрия Рытхэу, а портрет автора книги «Репортаж с петлей на шее» Юлиуса Фучика украшает книги словацкого коллекционера Карола Изаковича. Оригинальный ленинский экслибрис подарил Меринов тульскому коллекционеру Эдуарду Гетманскому, на нем изображена девушка-северянка в национальной одежде вышивающая портрет В.И.Ленина. Другой книжный знак для туляка выполнен к 600-летию Куликовской битвы, на нем изображен древнерусский воин в доспехах. В технике линогравюры работал над книжным знаком художник из Анадыря А.Г.Лесков. На книжном знаке для  книжного собрания Е.М.Смирнова автор изобразил мужчину в шляпе и пальто, ведущего детективное расследование в большом городе вместе с собакой. В  магаданском Анадыре в технике линогравюра делали книжные знаки Ю.С.Руденко и Ю.В.Кручина.

Старейшая казанская художница Г.И.Сатонина была многократной чемпионкой Татарии по шахматам. Она создала целую серию экслибрисов для советских гроссмейстеров, один из них она подарила неоднократной чемпионке мира по шахматам Ноне Гаприндашвили, на нем дан портрет шахматной королевы на фоне шахматной доски, лавровой ветви и взметнувшегося в прыжке черного коня. И.С.Земцов из столицы Мордовии Йошкар-Олы несколько экслибрисов выполнил для библиофила В.И.Митина. На одном из них он нарисовал пушкинский портрет, на другом обнаженную женскую натуру, а третий экслибрис посвятил охотничьей теме. Художник из столицы Мордовии Саранска С.А.Котлов нарисовал целую серию портретных есенинских книжных знаков на свое имя. На одном из них он показал Сергея Есенина с соломинкой во рту на фоне плетня и гроздей рябины, на другом нарисовал бегущего по траве жеребенка, вдали видны церковь и проходящий поезд. И.Я.Кузнецов из столицы Тувы Кызыла выполнил автоэкслибрис по ленинской теме, эта графическая миниатюра украшает ленинский раздел его домашней библиотеки.

В Карелии книжные знаки рисовал петрозаводский художник А.В.Креханов. На экслибрисах для своей домашней библиотеки он изображал чертей, всегда веселых и довольных, то в окружении обнаженных женщин, то за рабочим столом, занятых творческой деятельностью. На экслибрисе А.П.Мышанова, автор изобразил усатого джентльмена в цилиндре и смокинге с улыбкой на устах, поглощающего спиртное из большой пивной кружки, в которую из подогреваемой на спиртовке реторты, капает живительная жидкость. Петрозаводский художник О.В.Чумак выполнил к 100-летнему юбилею В.И.Ленина книжный знак для заводской библиотеки крупнейшего в столице Карелии предприятия «Тяжбуммаш» имени В.И.Ленина, показав портрет В.И.Ленина на фоне заводских корпусов. В столице Карелии в малой графике также работал Б.Р.Акбулатов.

В Удмуртии над книжным знаком работали А.А.Кузьмин из Ижевска и С.М.Бармин из Глазова. Изящный книжный знак выполнил ижевский художник А.А.Кузьмин для библиотеки дважды Героя Советского Союза летчика-космонавта СССР Владимира Аксенова. На этой графической миниатюре дана богатая информация о космонавте, здесь  и касимовский герб на Рязанщине,  откуда он родом и то, что он был летчиком и два его космических полета на  «Союзе-22» осенью 1976 года и «Союзе Т-2»  летом 1980 года. Голубь мира на фоне земного шара и древо жизни изображены на экслибрисе Кузьмина для писателя Виктора Астафьева, автора остропроблемных и психологически углубленных повестей и романов о войне и современной сибирской деревне - «Кража», «Пастух и пастушка», «Царь-рыба». Удмурдский художник  С.М.Бармин из Глазова изредка выполнял книжные знаки, известна его линогравюра для библиотеки Музея А.П.Чехова с портретом писателя. Брянский художник А.Г.Кравцев для своей библиотеки выполнил два есенинских экслибриса, на одном из них он дал портрет Сергея Есенина на фоне березки, на втором знаке художник нарисовал портрет поэта на фоне ветки березы, месяца в небе и пьющих воду лошадей.

В Липецке работал над экслибрисом старейший художник Я.Н.Соколов.  В 1985 году он выполнил автоэкслибрис, где нарисовал портрет Сергея Есенина и родительский дом поэта, приведя есенинские строки:

И на крылечке не сидит уж мать,

Кормя цыплят крупитчатою кашей.

Также рисовал книжные знаки липецкий художник В.И.Синельников. Неоднократно в своем творчестве он обращался к есенинской теме, так он выполнил графическую миниатюру для Липецкого музея С.А.Есенина с портретом поэта на фоне берез и колокольни церкви. Рисованные тушью книжные знаки создавал белгородский художник С.С.Косенков. На одном из своих экслибрисов для книг о В.И.Ленине для библиотеки Н.С.Игрунова художник нарисовал портрет Ленина на обложке книги, а также рабочего молотобойца, из-под ударов которого по наковальне, искры поднимаются в космос, где пролетает космический корабль. В Пензе изредка рисовал экслибрисы В.Елистратов. Для личной библиотеки он выполнил книжный знак, где изобразил на листе бумаги свой шаржированный портрет, который поддерживают два смеющихся человечка. В композицию знака включены атрибуты деятельности художника – перо, кисть и карандаш.

Пришел экслибрис в город Иваново, где в резцовой гравюре на стали, пробовал свои силы Ф.М.Баранов, выполнивший экслибрис для ивановского педагога Дмитрия Соколова. Графическая миниатюра посвящена есенинской теме, на нем художник дал портрет Сергея Есенина. Другой ивановский художник Р.А.Захаров также выполнил есенинский книжный знак для Д.Соколова, на нем дан двойной портрет поэтов С.А.Есенина и Д.Н.Семеновского. На знаке приведены тексты: «Чувство Родины - основное в моем творчестве». С.Есенин. «Вот он, город корпусов текстильных и высоких красноствольных труб». Д.Н.Семеновский. Композицию знака дополняет надпись «Иваново - Родина первого Совета». Ивановская художница Л.Е.Мутовкина также  подарила экслибрис Д.Соколову, на нём Сергей Есенин изображён с гармонью в руках.

В ряде городов и районных центров Кольского полуострова активно  развивалось искусство книжного знака. Мурманский художник Н.И.Сивашов работал в линогравюре. Один из его книжных знаков выполнен для коллекционера из Томской области Геннадия Игнатова. На нем дан портрет Владимира Высоцкого, его гитара и книга стихов «Нерв». В автоэкслибрисе Сивашов выполнил портрет А.С.Пушкина, а в знаке для рижского коллекционера Петериса Берзинь использовал сказочный сюжет. Экслибрисы художника выполнены белым штрихом на черном фоне, они аккуратны, неплохо выгравированы и отличаются скупостью деталей и несложной композицией. В Мурманске над книжным знаком также трудились художники В.В.Кобзев и В.А.Маслов. И в других городах и районных центрах Мурманской области кипела экслибрисная жизнь, трудами местных художников, в основном любителей, были отмечены книжным знаком книги домашних библиотек местных книголюбов. В Апатитах образовалась большая группа энтузиастов, которая преимущественно для своих земляков создала множество экслибрисов, которые украсили их книжные собрания. Там занимались  книжным знаком  В.В.Баржицкий,  А.Л.Герштейн, А.П.Зайцев, В.В.Тимофеев, Н.Е.Козлова, В.И.Копейкин, В.В.Волков, А.Л.Кудлаева, Б.К.Муштаков, Б.Н.Харинский и О.И.Тихонова. В Полярных Зорях рисовал экслибрисы Э.В.Горунович, в Североморске гравировал на линолеуме экслибрисы А.А.Сергиенко. В Ковдоре рисовал экслибрисы А.И.Алмакаев, а в Кировске Э.С.Василенко.

В Ярославле над книжным знаком работала большая группа художников, среди них были С.А.Смирнов, Н.П.Флоринский, супруги Д.П. и М.В.Реутовы, Р.В.Алексеев и др. С.А.Смирнов гравировал экслибрисы на линолеуме. Один из них с портретом М.А.Шолохова был предназначен для книг библиотеки московского коллекционера С.А.Гудовича, другой книжный знак с портретом В.И.Ленина предназначался для ленинского раздела книжного собрания Д.Тимофеева. Несколько экслибрисов художник выполнил с добрым юмором. Так на книжном знаке для юного читателя Миши Гудовича автор показал злобного пирата с серьгой в ухе и кривой саблей в руках, а в экслибрисе для С.А.Гудовича изобразил врача стоматолога выдергивающего зуб огромными клещами и пациента с улыбкой просматривающего в это время газету с карикатурами. Ярославец Н.П.Флоринский рисовал книжные знаки, так  на экслибрисе для московского историка и коллекционера Владимира Королюка художник изобразил мужчину в колпаке с саркастической улыбкой, сжигающий на пламени горящей свечи экслибрисы. А на графической миниатюре для домашней библиотеки И.Н.Флоринского, автор нарисовал черта, поднявшего на руках испуганную лошадь.

Ярославский художник Д.П.Реутов в технике офсета выполнил экслибрис для А.Селле. на нём он дал великолепный портрет поэта-футуриста Велимира Хлебникова. Над экслибрисом работала и его супруга М.В.Реутова, выполнившая очень красивый рисованный книжный знак также для Селле, на нем художница изобразила медведя с поводырем по мотивам городецкой росписи, русского народного художественного промысла развившегося с середины XIX века в районе города Городец Горьковской области. О.П.Отрошко из Ярославля гравировал экслибрисы  на пластике. Он явно тяготел к анималистическому жанру, каких только птиц и зверей не увидишь в его графических миниатюрах. Для библиотеки Семёна Ивенского он выполнил два экслибриса, на одном из них изображена цапля, взлетающая с водной глади при лунном свете, на другом - быстрый таракан, поддерживающий земной шар.  Ярославский график В.П.Зуб в линогравюре выполнил ряд книжных знаков. Так сцена из театрального спектакля в изображена в сюжете книжного знака для Е.Василевской, медицинская эмблема- чаша со змеей в композиции экслибриса для А.Виноградова, а  обнаженная женщина на фоне держащих ее за руки охотника и медведя в графической миниатюре для семьи Муратовых. В книжном знаке также работали ярославские художники Р.В.Алексеев, С.А.Глушков, Н.Н.Миролюбов, В.В.Шиханов.

Архангельский книжный знак представлен графическими миниатюрами художников, как архангельских, так и графиков из Каргополя и Вельска. Г.А.Кулишов  жил и работал в Каргополе Архангельской области. В 1984 году они выполнил линогравюру для библиотеки звездного городка, в центре ее композиции портрет первого космонавта Земли Юрия Гагарина на фоне звездного неба и русской березки. Целую серию есенинских книжных знаков выполнил художник, среди них экслибрис для юриста Юрия Петрунина. На нем художник дал портреты русских поэтов Михаила Лермонтова и Сергея Есенина, Дом-музей Лермонтова в Тарханах Пензенской области и Дом-музей Есенина в Константинове Рязанской области. Композицию знака дополняет образ пограничника на фоне карты СССР и пограничный столб. Интересен книжный знак для библиофила Вячеслава Меркулова, где изображен Владимир Высоцкий и приведены  его стихи:

Поэтам,

Кто кончил жизнь трагически,

Тот - истинный поэт.

А если в точный срок, так в полной мере.

На цифре 26 один шагнул под пистолет,

Другой же в петлю слазил в «Англетере».

Около 20 книжных знаков выполнил Кулишов на пушкинскую тему. Интересен его знак для праправнучки А.С.Пушкина Ирины Евгеньевны Гибшман - заведующей кафедрой Архангельского педагогического института, поражает ее портретное сходство с прапрадедом. Портретный экслибрис выполнил Кулишов для писателя Валентина Пикуля в годы войны воспитанника Соловецкой школы юнг, юнге Северного  военного флота. Художник выгравировал портрет испанского писателя Мигеля Сервантеса на экслибрисе для красноярца Мечислава Трухницкого. Портрет декабриста, одного из учредителей Северного и Южного обществ Михаила Лунина приведен в знаке для библиотеки Бригиты Иосифовой, а образ поэта, героя Отечественной войны 1812 года, генерала Дениса Давыдова дан в графической миниатюре для библиотеки А.Г.Ходакова. Кулишов, бесспорно, лучший из художников-экслибрисистов, его знаки стали как бы визитной карточкой искусства книжного знака северного края.

В.Н.Широкий из Архангельска первые свои цинкографские экслибрисы сделал в начале 1980-х годов. В книжном знаке для домашней библиотеки семьи Крупиных художник изобразил охотника, который увлекся чтением книги, в то время как охотничья собака мирно спит у ног хозяина, а на его ружье сидит шустрый воробей. Архангельский художник В.Н.Орлов  выполнил красивый экслибрис для библиотеки алуштинского Дома-музея С.Н.Сергеева-Ценского, где он изобразил бюст писателя на фоне Дома-музея и лавровой ветви, увитой гвардейской лентой. К 50-летию со дня выхода в свет романа Сергеева-Ценского «Севастопольская страда» художник выполнил универсальный экслибрис с портретом писателя на раскрытой книге. В Архангельске над книжным знаком работали В.Ф.Овчинников, Н.Т.Наговицын, В.Н.Андреев, Е.Ф.Богданов, Н.Д.Кривенко, Р.А.Кунников. В городе Вельске Архангельской области занимался книжным знаком И.А.Короткий.

В Ставропольском крае экслибрисом серьезно заинтересовались пятигорская художница  Е.И.Кузнецова, кисловодские художники  В.И.Митин, В.В.Тихомиров и Л.А.Радченко, а также В.Н.Хижняк из Ессентуков и А.А.Парфенова из Благодарного. Е.И.Кузнецова нарисовала и выполнила в технике трафарета сотни книжных знаков. Она активно работала над иконографическим  книжным знаком, так портрет итальянского поэта Франческо Петрарки украшает книжный знак ленинградского коллекционера Кирьены Кропотовой. Образ болгарского революционера Димитра Благоева дан на экслибрисе М.Миланова; болгарский поэт Христо Ботев в центре композиции  гравюры для библиотеки  В.Андреева; датский сказочник Ханс Кристиан Андерсен в сюжете графической миниатюры для датского коллекционера Клауса Ределя, а портрет английского поэта Джорджа Байрона в основе знака для коллекционера Людмилы Чувашевской. Для московского библиофила, певца ансамбля духовной музыки «Русь» Виталия Бакуменко художница  выполнила портретный есенинский знак, где приведены слова поэта: «Я не буду больше молодым». Оригинален экслибрис Кузнецовой для чемпиона мира по шахматам Тиграна Петросяна. Здесь на фоне шахматной ладьи изображено сражение двух воинов на шпагах. Знак прост по композиции, но очень динамичен и выразителен. Интересен кузнецовский экслибрис для Эдуарда Гетманского посвящённый А.А.Блоку, на нём приведены блоковские строки «В последний раз опомнись  старый мир!».  Экслибрисное творчество пятигорской художницы получило признание в стране, ее книжные знаки украшали книжные собрания многих известных в стране деятелей культуры и искусства, науки, техники и спорта.

В Ессентуках рисовал книжные знаки В.Н.Хижняк. Серию экслибрисов выполнил художник для вологодского коллекционера Семена Ивенского, на одном из них дан портрет Степана Разина, на другом книжном знаке художник нарисовал портрет руководителя борьбы за независимость испанских колоний в Южной Америке, освободителя от испанского господства Симона Боливара. Для тульского коллекционера Эдуарда Гетманского Хижняк  выполнил 10 клишированных экслибрисов, в том числе по ленинской теме, на одном из них дан портрет В.И.Ленина, текст на знаке гласит «Шаг вперед, два шага назад в нашей партии. Май 1904. Женева». Многие сотни книжных знаков нарисовал и награвировал кисловодский художник В.И.Митин. Так для вильнюсского коллекционера, инженера-полиграфиста Иосифа Шапиро Митин выполнил ряд экслибрисов с портретом А.С. Пушкина, где на одном из знаков он изобразил его в окружении обнаженных женских фигур, а на втором - бюст Пушкина-лицеиста на фоне Дома Ф.А.Реброва по улице Коминтерна, 5 города Кисловодска, где бывал поэт. Портрет аварского поэта Расула Гамзатова украшает графическую миниатюру Магди Магомедова. В Кисловодске над экслибрисом работала Л.А.Радченко, которая в технике рисунка тушью выполнила несколько книжных знаков для своего земляка Владимира Митина, используя в качестве сюжета горный кавказский пейзаж. Также для Митина выполнил несколько экслибрисов в гравюре на линолеуме еще один кисловодский художник В.В.Тихомиров, оригинальный книжный знак подарил художник Татьяне Митиной, на нем он изобразил сказочную птицу с женской головой увитую цветочным венком.

Самым талантливым художником-экслибрисистом в  Ставропольском крае был С.С.Парфенов из города Благодарного. Свои графические миниатюры он резал на линолеуме. Один из своих экслибрисов он подарил писателю-сатирику Михаилу Жванецкому, на котором изобразил перо в виде клещей. На экслибрисе дрессировщика кошек и клоуна Юрия Куклачева автор изобразил циркового клоуна, на котором верхом едут две кошки, к хвосту одной из которых привязан мышонок. В книжном знаке артиста театра и кино, автора сатирических стихов Валентина Гафта изображен черт, сидящий верхом на чернильнице с гусиным пером, который держит театральные маски. Для книг домашней библиотеки режиссера, сценариста и драматурга, народного артиста СССР Эльдара Рязанова Парфенов выполнил экслибрис, где отразил все профессиональные интересы знаковладельца. Парфенов выполнил ряд иконографических экслибрисов. Портрет Владимира Высоцкого дан в сюжете  книжного знака для В.Альбертина; портрет автора «Бега», «Белой гвардии» и «Мастера и Маргариты» Михаила Булгакова, как и героев его произведений, даны в графической миниатюре для тульского коллекционера Эдуарда Гетманского. Портрет Александра Солженицына на фоне книги «Архипелаг Гулаг» украшает экслибрис В.Митина; портрет литовского живописца и композитора Микалоюса Чюрлениса украшает книжный знак Ю.Шенявского; а герои Мигеля Сервантеса Дон Кихот и Санчо Пансо, как и портрет автора бессмертного романа, показаны в центре композиции экслибриса для воронежского журналиста Германа Волгина.

На имя Эдуарда Гетманского  С.С.Парфёнов выполнил еще шесть книжных знаков, часть из которых связаны с библейскими сюжетами и мотивами произведений древнегреческой и древнеримской мифологии. В них можно увидеть Адама,  первочеловека и отца рода человеческого, созданного Богом, по образу и подобию своему из праха земного, пастуха, ставшего в последствии царем Израильско-Иудейского государства - Давида, убившего в единоборстве великана - филистимлянина Голиафа, первую женщину и праматерь, жену Адама, сотворенную Богом из ребра Адама, - Еву. В сюжетах  экслибрисов туляка  показан предводитель израильских племен, призванного богом Яхве вывести израильтян из фараоновского рабства - Моисей, ассирийский полководец Олоферн, погибший от руки Юдифи, которая, спасая свой город Ветилуй, проникла во вражеский стан и отрубила ему голову, божество любви – Эрос. В этих графических миниатюрах изображена чудовищная многоглавая водяная змея гидра лернейская, которую убил Геракл, дочь финикийского царя Агенора Европа, которую похитил, превратившийся в быка Зевс. Кентавр Несс, перевозивший через реку Геракла и его жену Деяниру и пытавшийся овладеть ею, за что был убит стрелой Геракла, пропитанной желчью лернейской гидры и благочестивая жена Сусанна, которую во время купания пытались соблазнить старцы, но их изобличил юноша Даниил также в сюжете экслибрисов Парфенова для туляка. Появление такого художника, как Парфенов в глубокой российской провинции, свидетельство того интереса, который проявляли к искусству книжного знака вдали от столиц и сложившихся экслибрисных центров.

Во Владимирской области над книжным знаком активно работал В.Г.Леонов. Один из своих экслибрисов в деревянной гравюре он подарил Центральной городской публичной библиотеке имени Н.А.Некрасова, на нем дан портрет поэта, чьим именем в 1946 году названо это старейшее московское книгохранилище. После полета в космос бортинженером на «Союзе-6» в октябре 1969 года Валерия Кубасова художник подарил своему земляку - уроженцу владимирской земли красивый экслибрис, на нем показан полет корабля, во время которого космонавт видел родные места на Владимирщине. В композицию знака  включены владимирский храм и полевые цветы на фоне звездного неба, где помещен портрет космонавта. Леоновские книжные знаки украшают книги домашних библиотек солистки Большого театра СССР балерины Надежды Павловой; артиста Московского цирка Вадима Кремены; актера Владимирского областного драматического театра имени А.В.Луначарского народного артиста РСФСР Ильбара Туйметова; блестящего исполнителя роли Остапа Бендера в «Золотом теленке» народного артиста РСФСР, актера Ленинградского БТД, а затем театра имени Моссовета Сергея Юрского. На  этом кни жном знаке кроме портрета артиста в роли Остапа Бендера приведены его слова «Командовать парадом буду я». Много сделал Леонов в разработке спортивного экслибриса, его он посвятил известным в стране спортсменам - футболисту Евгению Ловчеву, капитану волейбольной сборной СССР Нины Смолеевой, нападающему хоккейной команды ЦСКА Владимиру Петрову.  Ксилографические экслибрисы Леонова выполнены на высоком профессиональном графическом уровне, художником талантливым и преданным высокому искусству книжного знака.

Экслибрисное творчество владимирского ксилографа Б.Ф.Французова  хорошо известно среди библиофилов и коллекционеров страны. Одну из своих графических миниатюр художник подарил народной артистке СССР актрисе столичного театра имени Вахтангова Юлии Борисовой, хорошо известной зрителю не только по театральным спектаклям, но и по киноролям в фильмах «Идиот», «Чрезвычайный посол» и др. Художник изобразил огромный букет роз с запиской от поклонника творчества замечательной актрисы. С любовью выполнил художник книжный знак для актера театра и кино, народного артиста СССР, лауреата Ленинской премии Михаила Ульянова, сыгравшего главные роли в кинофильмах «Председатель», «Братья Карамазовы», «Бег», «Егор Булычов» и другие». На графической миниатюре Якова Эстрина художник показал, что знаковладелец - шахматный чемпион мира по переписке. Знак напоминает о том, что шахматы, как и любой другой вид спорта, служит делу мира и укреплению дружбы между народами. Для анадырского художника Михаила Меринова художник изобразил в экслибрисе портрет русского мореплавателя и географа, основателя и руководителя Русского географического общества, президента Петербургской Академии наук Федора Петровича Литке. Орден «Отечественной войны» на фоне знамени и гвардейской ленты украсил графическую миниатюру львовского ветерана войны Исаака Зайчика. Знаки Французова выполнены на приличном профессиональном уровне, он неплохо использует фактуру дерева, графический язык его экслибрисов понятен, а композиционные построения и сюжетная канва предельно просты и не перегружены деталями. В Мстере Владимирской области над рисованным экслибрисом трудился В.А.Лебедев. На одном из книжных знаков подаренных коллекционеру  и искусствоведу Семену Ивенскому художник изобразил Георгия Победоносца, повергающего копьем крылатого змея, а на втором экслибрисе использовал любимую знаковладельцем тему, он нарисовал столпника выполняющего религиозный обет неподвижного стояния на колоннах (столбах, столпах). Лебедевский столпник стоит на высокой красивой башне.

В Куйбышевской области книжным знаком увлеклись   В.А.Панидов и П.Ф.Сеничкин в Куйбышеве и В.Я.Киселев в Тольятти. В.А.Панидов был хорошо известен своими графическими миниатюрами далеко за пределами своего региона. Целую серию знаков создал художник для искусствоведа Семена Ивенского, на них можно увидеть Венеру и улетающего амура; лису Алису и кота Базилио; столпника и три волка; портрет владельца на фоне архитектуры Вологды. Несколько экслибрисов художник выполнил для председателя Новосибирского клуба экслибрисистов Альберта Мякина, в том числе с портретом Эрнеста Хемингуэя. На экслибрисе А.Ардатова изображены колосья и ветки растений на фоне улетающих птиц и падающего осеннего листа. Экслибрисы Панидова отличаются четким и одухотворенным классическим штрихом, продуманной сюжетной канвой и объемным композиционным подходом. П.Ф.Сеничкин из Куйбышева нарисовал ряд экслибрисов для Н.А.Бодровой, на одном из них изображен черный кот положивший лапу на книгу «Габровские анекдоты», на втором знаке изображена многомачтовая бригантина, выплывающая из раскрытой книги. В Тольятти Куйбышевской области в технике офорта работал В.Я.Киселев, в городе Ливны Орловской области Г.И.Еленина, а  в Палехе Ивановской области в конце 1980-х годов пришел в малую графику А.Ю.Орлеанский.

На экслибрисной карте России появилась Калужская область, здесь очень активно создавал экслибрисы молодой и талантливый график И.А.Цыганков, а в Обнинске работал в книжном знаке Н.Д.Меренков. И.А.Цыганков пришел в книжный знак в 1980-е годы и сразу же заявил о себе, как талантливый ксилограф. Великолепный экслибрис подарил он музею Краснознаменной Свирской истребительной авиационной дивизии, на нем показан краснозвездный истребитель, атакующий вражеский самолет, который захвачен в рамку оптического прицела. Интересны иконографические (портретные) экслибрисы Цыганкова. Отличный портрет М.Горького выгравирован на экслибрисе для тульского коллекционера Эдуарда Гетманского. Портрет К.Э.Циолковского дан в центре композиции универсального экслибриса, на котором изображен также дом в Калуге, где жил основоположник современной космонавтики, на этом книжном знаке начертаны также слова «Город Калуга - колыбель космонавтики». Цыганков награвировал большую экслибрисную пушкиниану, все его знаки этой темы портретные. Так на одном из знаков для Валентина Носа Пушкин изображен очень озабоченным и напряженным, вдали видна Петропавловская крепость, где содержатся его друзья - декабристы, а на другом экслибрисе для Носа Пушкин показан с тростью и кленовым листом в руке, на третьей графической миниатюре Пушкин пишет письмо декабристам в ссылку, готовясь передать его с женами декабристов. К 150-летию со дня смерти Пушкина художник выполнил экслибрис для Виталия Бакуменко, на нем изображен раненный на дуэли Пушкин на фоне большого гусиного пера, дуэльного пистолета и стихов «Я памятник воздвиг себе нерукотворный». Цыганков очень талантливый художник, ему под силу любые сюжеты и композиции в книжном знаке, он великолепный гравер, блестяще владеющий резцом. Он отлично владеет рисунком, знает и понимает природу книжного знака, обладает чувством юмора и добрым сердцем. В калужском городе Обнинске в гравюре на линолеуме резал книжные знаки Н.Д.Меренков, многие из которых он выполнил для своей домашней библиотеки.

В Алтайском крае книжным знаком помимо барнаульских художников Р.Н.Прохневского и А.Г.Вагина серьезно интересовался им В.Я.Якоби из районного центра Горняк. Барнаульский художник Р.А.Прохневский свои экслибрисные опусы рисовал тушью с последующим переводом в цинк. С юмором выполнен художником экслибрис для московского библиофила и коллекционера Виталия Бакуменко, где дан семейный портрет его семьи в окружении М.Ю.Лермонтова, А.С.Пушкина, Н.С.Лескова, А.П.Чехова, А.М.Горького, С.А.Есенина, В.М.Шукшина,  М.А.Шолохова и Ф.А.Абрамова. Композиция знака заполнена рисунками на сюжеты произведений писателей. Другой барнаульский художник А.Г.Вагин работал в технике линогравюры, известна его графическая миниатюра для ленинского раздела  домашней библиотеки Р.М.Вугиной, где изображен портрет В.И.Ленина.

В алтайском райцентре Горняк активно в книжном знаке работал В.Я.Якоби. Московскому коллекционеру Соломону Вулю художник подарил графическую миниатюру с автопортретом А.С.Пушкина. Иконографическая тема в экслибрисном творчестве Якоби продолжена в автоэкслибрисах с портретом Александра Блока и Бориса Пастернака; в знаке для книжного собрания Геннадия Игнатова с портретом Ивана Бунина; горьковским портретом в миниатюре для горьковчанина Владимира Пантелеева; Ильи Эренбурга, Александра Пушкина, Константина Симонова, Мигеля Сервантеса, Николая Гоголя, Марины Цветаевой, Льва Толстого, Василия Шукшина для туляка Эдуарда Гетманского. С большой любовью выполнил Якоби экслибрисы для своего земляка писателя, кинорежиссера и актера Василия Шукшина. Сюжеты из шукшинских фильмов «Печки-лавочки», «Калина красная», и «У озера» включены в композицию экслибрисов для М.Н.Молчановой, С.В.Борисова, А.М.Богдановой. Театральные маски, палитра и кисти на фоне раскрытой книги украшают экслибрис главного художника драматического театра в Ачинске Владимира Дубинского. «Уча других, учишься сам» написано на экслибрисе для книг по дошкольному воспитанию А.М.Богдановой. Дон Кихот Ламанчский, забросив все дела, с увлечением читает книгу,  этот сюжет лег в композицию знака для москвича Семена Гудовича.

В Старой Руссе Новгородской области книжным знаком заинтересовались супруги В.П. и Н.П.Пухликовы. В.П.Пухликов работал в технике цветной линогравюры. Так для библиотеки ветерана Великой Отечественной войны артиллериста Моисея Гительмахера художник выполнил книжный знак, где изобразил артиллеристов, которые тащат 203-мм гаубицу на огневую позицию по размытой дождем фронтовой дороге. Это память о военном лихолетье, когда молодой лейтенант-артиллерист воевал в составе 32 гвардейской бригады, которая за прорыв обороны противника на реке Проня была награждена орденом Суворова II степени. Боевой орден тогда получил молодой артиллерийский лейтенант Моисей Гительмахер. Космический пейзаж показан на книжном знаке харьковского коллекционера Б.Зильберштейна, где на поверхности  неизвестной планеты видны остовы разбитых космических кораблей, а между ними двигается колесный космический аппарат с космонавтами похожий на луноход. На экслибрисе вильнюсского коллекционера Виктора Манжуло художник изобразил сказочную птицу с человеческим лицом - Алконост, которая изображалась на старинных лубочных русских картинах. Вымерший индрикотерий - гигантский носорог, живший в Евразии, высотой до 5 метров, питавшийся листьями и ветвями кустарников и деревьев в сюжете цветного книжного знака для Мани Потаповой, надпись на нем гласит «Индрик - зверь, всем зверям зверь». В экслибрисах Пухликова невозможно отличить фантастику от реального, они населены инопланетянами, пейзажами  неизвестных планет, космическими аппаратами будущего, на них изображены космические катаклизмы, сказочные и давно вымершие животные. Н.П.Пухликова также работала в технике цветной линогравюры. Интересный экслибрис выполнила она для сказок в книжном собрании тульского коллекционера Эдуарда Гетманского, на нем автор изобразила героев сказок.

Воронежский экслибрис был представлен творчеством трех художников Е.Н.Рубцова, Г.В.Яковлевой и А.И.Пенкина. Е.Н.Рубцов работал в технике линогравюры. Так для книг воронежской областной библиотеки имени И.С.Никитина он выполнил экслибрис с портретом своего земляка, чье имя носит библиотека. Для воронежского книголюба Т.В.Быкова художник награвировал книжный знак с портретом Маршала Советского Союза Семена Михайловича Буденного. Для пушкинской полки воронежского поэта и коллекционера Виктора Панкратова Рубцов выгравировал портрет А.С.Пушкина в цилиндре на Дворцовой площади Санкт-Петербурга. Автор повести «Черный Бим Белое ухо» Гавриил Троепольский украсил книги своей библиотеки рубцовским экслибрисом с Бимом в центре композиции. Пробовала свои силы в книжном знаке воронежская художница Г.В.Яковлева. Один из своих экслибрисов она нарисовала для библиотеки воронежского инженера Виталия Шевченко, на нем изображен силуэтный портрет Сергея Есенина на фоне раскрытой книги, на которой лежит кленовый лист.  Также в технике рисунка тушью работал в Воронеже в малой графике А.И.Пенкин, он выполнил  пушкинский портретный книжный знак для пушкинианы домашней библиотеки Игоря Карпова.

В Ростовской области многие художники работали над книжным знаком. Ростовский художник Е.А.Живицын сделал  много иконографических рисованных книжных знаков для местного инженера-строителя, книголюба и коллекционера Леонида Тартынского. Так на лермонтовском экслибрисе автор начертал слова поэта «В меня все ближние мои бросали, бешено каменья», на знаке с образом Анны Ахматовой приведены ее строки «Каждый день по-новому тревожен». «Седины Ваши зеркало покажет, часы - потерю золотых минут», эти шекспировские слова, как и его образ, украшают еще один знак Тартынского, как и портрет Николая Карамзина с его словами «Все вещи разрушает время…». Для Виктора Тартынского Живицын выполнил экслибрис, где дал портрет Сергея Есенина и привел его слова «Я верю, верю, счастье есть», а для Н.Живицыной выполнил графическую миниатюру с портретом Владимира Высоцкого на фоне гитары и группы альпинистов. Н.А.Лебедев из Ростова-на-Дону рисовал книжные знаки в основном для своих земляков. Один из них с портретом французской писательницы Жорж Санд он выполнил для книг библиотеки Леонида Тартынского, на нем начертаны ее слова «Искусство – это алтарь служения светлому будущему». На другом знаке для того же знаковладельца автор дал пушкинский портрет на фоне Санкт-Петербурга и привел его слова «Красуйся град Петров и стой неколебимо, как Россия».

Ростовчанка Е.Д.Мамедова сделала в рисунке  тушью несколько экслибрисов, один из них с портретом А.С.Пушкина она подарила Владимиру Шабрину, на нем изображен также ученый кот и приведены пушкинские строки:

У моря видел дом зеленый,

Под ним сидел, и кот ученый

Свои мне сказки говорил…

Мамедовские экслибрисы интересны по сюжету, но слабы по графическому исполнению. Л.Д.Гринчук рисовала книжные знаки с последующим цинкографированием. Один из своих экслибрисов она подарила своему земляку Л.Ф.Тартынскому, на нем дан портрет А.П.Чехова. На другом знаке для Тартынского художница дала портрет Л.Н.Толстого и привела его слова «Старайся исполнить свой долг, и ты тотчас узнаешь, что ты стоишь». Эта графическая миниатюра была предназначена для толстовской полки книголюба.

Ростовский художник Г.Ф.Маркин нарисовал для своего земляка инженера Ивана Вербицкого есенинский книжный знак, на котором поэт изображен на балконе ростовского кинотеатра «Колизей» (ныне «Буревестник») 21 июля 1920 года. Ростовчанин В.М.Полтавский на горьковском экслибрисе для библиотеки Тартынского художник нарисовал портрет А.М.Горького на фоне героев его произведений и привел его слова «Всякое дело человеком ставится, человеком славится». Н.Д.Сапач в 1970-е годы выполнил гравюры на пластике для писателя Михаила Шолохова и народного артиста СССР Бориса Тенина. Для домашней библиотеки Леонида Тартынского выполнили графические миниатюры целый ряд ростовских художников, в том числе Н.В.Погорелко с толстовским портретным экслибрисом. И.Б.Савицкас нарисовал знак с портретом Анны Ахматовой. А.Б.Задорожный выполнил есенинский книжный знак, где изобразил поэта на фоне ночного неба и привел его стихи:

Гори, звезда моя, не падай,

Роняй холодные лучи.

 

В Ростове-на-Дону рисовал книжные знаки А.К.Мушников. Для Тартынского он нарисовал множество экслибрисов, среди них несколько иконографических книжных знаков, в том числе с портретом Демьяна Бедного и словами поэта «Я верю в свой народ несокрушимой тысячелетней верой».  Можно увидеть также портрет Федора Достоевского со словами писателя «Красота спасет мир», или высказывание Ивана Бунина «… мало иметь крылья, чтобы летать» на фоне его портрета. Образ древнегреческого поэта Гомера дан на фоне книг «Одиссея» и «Илиада», гомеровская мысль венчает этот знак «Стыдливому нищему плохо на свете». Мысль древнегреческого философа Сократа «Я знаю, что ничего не знаю» и его портрет украшают один из экслибрисов ростовчанина. На другом книжном знаке можно увидеть портрет В.И.Ленина в рабочем кабинете, где на книжных полках стоят труды Маркса, Энгельса, Плеханова, Фейербаха, Гегеля, а также произведения Пушкина, Толстого, Джека Лондона, Тютчева и многих других писателей, венчают этот знак ленинские слова «Книга - огромная сила».

Первые свои экслибрисы Л.М.Шерстяной из города Волгодонска Ростовской области  выполнил в 1970-х годах. Несколько его книжных знаков украсили книги домашней библиотеки тульского библиофила и коллекционера Эдуарда Гетманского. Из этих книжных  знаков выделяются его графические миниатюры, посвященные 100-летнему юбилею со дня рождения великого французского художника Пабло Пикассо. Часть знаков этой серии портретные, в них использованы, как автопортреты  Пикассо, так и его портреты, выполненные другими живописцами и графиками, несколько знаков сюжетные, в их композиции часто использован сюжет с голубем мира Пикассо. Ленинский  раздел библиотеки Ю.Грунина украсил экслибрис художника с портретом В.И.Ленина, пушкинский портрет дан автором в центре композиции для ростовского логопеда Сони Гетманской, а портрет Анны Ахматовой нарисован на графической миниатюре  для киевского литератора Евдокии Ольшанской. Книжные знаки Шерстяного выполнены в абстрактной манере, они поражают насыщенностью композиционных элементов и безудержной фантазией художника. В Волгодонске над книжным знаком работала Г.Н.Криничная. Она сделала серию рисованных экслибрисов для таллиннского коллекционера Сергея Брехова. На них в центре композиции дан женский образ. Женщины на экслибрисах Криничной независимо от той позы, в которой они нарисованы все тонкие, стройные, изящные с роскошными длинными волосами, они лиричны, застенчивы и молоды. В Новочеркасске Ростовской области книжные знаки в технике линогравюры делал Б.И.Плевакин, в Таганроге также на линолеуме резал экслибрисы Е.И.Горьковенко.

В Рязанской области кроме В.В.Семина и В.П.Спиридонова, которые уже работали в малой графике, в 1970-1980-е годы экслибрисом заинтересовались В.Г.Ежов, С.А.Епифанов и В.Н.Шестопалов из областного центра.  Рязанский художник В.В.Семин неоднократно обращался к есенинской теме, к 75-летию со дня рождения поэта он выполнил портретный есенинский экслибрис на фоне берез для рязанского библиофила Владимира Селиванова. Изящную ксилографию выполнил художник для А.В.Сазоновой, на ней изображена арфистка, играющая на арфе, на фоне колонны  увитой цветами. В.П.Спиридонов в 1971 году выполнил рисованный есенинский экслибрис для рязанского журналиста Николая Енина, на нем дан портрет поэта  и показаны пасущиеся на лугу кони.  Пушкинский портретный экслибрис художника украсил книги домашней библиотеки Галины Ондруш, а графическая миниатюра с портретом В.И.Ленина была выполнена для книжного собрания кемеровского художника Вячеслава Зверева. На графической миниатюре для книг серии ЖЗЛ библиотеки В.Разумова художник изобразил горьковского Данко. На книжном знаке для доктора исторических наук из Москвы Владимира Королюка художник показал старца, читающего книгу в келье под сводами, сосредоточенное лицо, многотомье книг на полках и песочные часы под рукой старца говорят о серьезной сосредоточенной работе ученого.

Рязанский художник В.Г.Ежов работал в линогравюре. Для В.Селиванова художник выполнил юмористический экслибрис, где изобразил двух мужчин тянущих в разные стороны  слово «из книг». Сюжеты ежовских экслибрисов предельно просты, в них нет сложных композиционных решений, так на знаке для Альберта Куликова автор изобразил женщину в национальной одежде встречающую хлебом с солью, на втором знаке для него же он изобразил шута со свитком, где начертано, что эта книга принадлежит А.Куликову. Рязанец С.А.Епифанов выполнял книжные знаки, как в технике цинкографии, так и в линогравюре. Самая любимая его тема в малой графике была есенинская, в ней он выполнил ряд интересных графических миниатюр. Так  экслибрис для рязанского инженера-химика Александра Гаврилкина художник посвятил «Персидским мотивам» Сергея Есенина, показав танцующую женщину в руках у которой зурна. Несколько книжных знаков автор подарил рязанскому журналисту Николаю Енину. На одном из них изображена настольная лампа, освещающая раскрытую книгу, на страницах которой факсимиле «С.Есенин». В.Н.Шестопалов на свое имя нарисовал экслибрис по есенинской теме, изобразив на нем портрет Сергея Есенина и здание драматического театра в Рязани.

Интенсивно развивался книжный знак в Московской области. Наиболее популярен он был в Серпухове,  где над ним трудились художники А.И.Ванеев и П.С.Мураткин. Экслибрисом увлекся  О.А.Коняшин из Электростали, А.А.Ванин из Ногинска, В.Зелинский из Дмитрова, Д.А.Пальцев из Железнодорожного. Старейшие российские художники В.М.Богданов из Королева и З.И.Горбовец из Мытищ продолжали работать в малой графике, создавая новые графические миниатюры. Заинтересовались книжным знаком художники С.С.Рубцов из Пушкино, Л.Н.Распопов из Черноголовки, П.Г.Герусова из Федоскино, П.Л.Пронин из Ступино и А.И.Яковлев из Раменского. Серпуховской художник А.И.Ванеев много работал над экслибрисом. Интересен его есенинский книжный знак для саранского учителя Алексея Котлова. На нем автор дал два портрета Сергея Есенина и скульптора Степана Эрьзи на фоне географической карты Мордовии с названием населенных пунктов: Саранск, Луховка, Рузаевка. На экслибрисе приведены слова поэта «Чувство Родины - основное в моем творчестве» и слова Эрьзи «Я работаю здесь для своего народа». На другом есенинском знаке для серпуховского педагога Веры Кадыш нарисован портрет Сергея Есенина на фоне озера и летящих журавлей. На знаке приведены стихи поэта «Отговорила роща золотая». Особое место в творчестве художника  занимает пушкинская тема, так для библиотеки Т.Н.Черкасовой Ванеев нарисовал экслибрис, где дал парный портрет - автопортрет поэта и его жены Натальи Николаевны. В композицию знака включен большой куст розы, как символ счастливой семейной жизни поэта.

Очень красив книжный знак художника для В.С.Грязновой, на нем приведен портрет молодого Саши Пушкина лицейской поры на фоне многотомья книг. Портреты А.С.Пушкина и А.А.Ахматовой украшают экслибрис домашней библиотеки тульского коллекционера Эдуарда Гетманского. Ванеев кроме этого знака выполнил для той же библиотеки графическую миниатюру с портретом Л.Н.Толстого и тургеневскими словами о нем «Великий писатель земли русской». И еще одну графическую миниатюру выполнил Ванеев для туляка, где изобразил конную группу П.К.Клодта «Укрощение коня» на Аничковом мосту в Санкт-Петербурге, палитра с кистями, лира и театральные маски подчеркивают, что эта графическая миниатюра предназначалась для книг по искусству. Портрет К.М.Симонова украшает экслибрис серпуховского книголюба Е.С.Холковича, а портрет С.П.Щипачева в центре композиции книжного знака для Н.И.Болотникова. Образ Эрнеста Хемингуэя на фоне лодки под парусом нарисован в графической миниатюре для книг домашней библиотеки Т.И.Богдановой. Портрет Владимира Маяковского включен в сюжет экслибриса для асиновского книголюба Г.И.Игнатова, а шекспировский портрет украшает книжный знак, подаренный художником Н.А.Новиковой. Книжные знаки Ванеева украсили книги многих библиофилов страны. Это крепкие графические миниатюры, имеющие свою особую фактуру, все они тщательно прорисованы до самых мелочей, они книжны и отражают интересы знаковладельца.

Над офортным книжным знаком в Серпухове работал П.С.Мураткин. Скульптурный портрет египетской царицы Нефертити украшает экслибрис А.И.Редькина. Художник создал очень красивый растительно-животный фон и положил перед поэтичным, тонким, полным жизни портретом супруги фараона Аменхотепа IV книгу с чистыми страницами. Офорты Мураткина выполнены на достаточно высоком профессиональном уровне, в них чувствуется опытная рука рисовальщика и офортиста прекрасно знающего свое дело. Изредка выполнял книжные знаки серпуховской коллекционер  Е.С.Холкович. Интересен экслибрис художника для Р.Борисова, на нем приведены  физические и математические формулы, раскрытая книга, множество рыб и записи эхолота.

О.А.Коняшин из подмосковного города Электростали гравировал экслибрисы на пластике. Два книжных знака он выполнил по пушкинской теме, один для солиста Большого театра СССР народного артиста СССР Александра Ведерникова, второй для солистки того же театра народной артистки СССР Елены Образцовой. Если первая графическая миниатюра посвящена мотивам из «Бориса Годунова», то во второй звучит намек не «Пиковую даму». Коняшин выполнил целую серию книжных знаков для солистов балета Большого театра СССР - народных артистов СССР Мариса Лиепы, Людмилы Семеняки, Екатерины Максимовой, Владимира Васильева. Интересна  графическая миниатюра Коняшина для актрисы театра и кино народной артистки СССР Татьяны Дорониной, органистки Большого театра Наталии Гуреевой, эстрадной певицы Александры Стрельченко, оперной певицы народной артистки СССР Тамары Милашкиной. Оригинален экслибрис художника для французского писателя Жоржа Сименона, где изображены небоскребы крупного мегаполиса и одиноко сидящий на парковой скамейке человек. Портрет поэта Афанасия Фета украшает книги московского библиофила Анатолия Маркова, которому удалось собрать рукописи, письма, книги, фотографии и рисунки, связанные с жизнью и творчеством поэта. Коняшин великолепно владел резцом, был талантливым рисовальщиком, его книжные знаки были любимы книголюбами, и занимали достойное место в коллекции российского книжного знака.

Подмосковный художник из Ногинска А.С.Ванин изредка рисовал книжные знаки. Три экслибриса он выполнил для подмосковного краеведа Вячеслава Меркулова и все они на есенинскую тему. На первом экслибрисе художник изобразил Сергея Есенина в окружении  героев поэмы «Анна Снегина», на втором знаке поэт в цилиндре с тростью изображен на фоне домов в Замоскворечье, а на третьей графической миниатюре автор показал Сергея Есенина в окружении портретов женщин любивших поэта, на нем дан пушкинский текст «Мои богини! Что вы? Где вы?…». Красив знак художника для симферопольского коллекционера Л.Бекетова, на нем изображен маяк и проплывающий мимо него небольшое парусное судно. Пышногрудая русалка, читающая книгу, украшает экслибрис художника для библиотеки В.Писарева, скромный подсолнух и перо в виде деревца с молодыми побегами включены в сюжет книжного знака для И.Пивоваровой. Стилизованные серп и молот на фоне раскрытой книги с надписью «Ленин» украшают универсальный офортный экслибрис художника. Огромный фолиант и рукописные листы с лежащей на них лупой составляют композицию графической миниатюры для Пауля Андерсена.

Старейший художник З.И.Горбовец, пришедший в малую графику в 1920-е годы, не оставлял работу над книжным знаком. Ему было далеко за семьдесят, когда он в гравюре на дереве выполнил ряд великолепных экслибрисов. Часть из них были иконографическими, среди них экслибрис для А.Ф.Ярыгина с портретом Ф.М.Достоевского и книги «Игрок» на фоне богини правосудия Фемиды и нотной партитуры. Портрет Бориса Пастернака украшает экслибрис  библиотеки Е.С.Левитана, а шолоховский портрет дан в центре композиции книжного знака для книжного собрания В.М.Леуса. На графической миниатюре для врача Г.П.Шульцева изображена книга «Терапия» основателя научной школы М.П.Кончаловского, известного своими трудами по патологии органов пищеварения, крови и ревматизму, где дан  портрет ученого на форзаце книги. Разнообразие сюжетов экслибрисов Горбовца поражает, но все они полностью связаны с профессиональными и духовными интересами знаковладельцев. Так на книжном знаке для музыковеда С.Шаповаленко художник изобразил знаковладельца в тиши рабочего кабинета в окружении книг. В сюжет этого знака автор  включил лиру, певицу, исполняющую арию и пианиста-аккомпаниатора. Архитектурная тема дана в сюжете книжного знака И.И.Дувидова; пегас украшает экслибрис библиотеки Д.М.Ковалева; авиационная тема доминирует в миниатюре Е.А.Колотовой, а морская тема разработана в сюжете книжного знака библиофила  К.Г.Яскова. Графические миниатюры Горбовца истинные произведения ксилографического искусства, они невольно возвращают зрителя в далекие 1920-е годы, когда в созвездии великих графиков, зарождалось советское искусство книжного знака.

Художник из подмосковного города Дмитрова В.Б.Зелинский нарисовал оригинальный  и красивый книжный знак для библиотеки космонавта Валентина Лебедева. Этот экслибрис художник сделал после возвращения в 1982 году бортинженера Лебедева из своего второго, рекордного по тому времени 211-суточного полета на орбитальном комплексе «Салют-7» - «Союз Т-5». Один из своих знаков художник подарил писателю Георгию Маркову к его 70-летию. В символике знака автор передал связь творчества писателя с родной землей. Оперный мотив из «Пиковой дамы» звучит в графической миниатюре художника для библиотеки солиста Большого театра СССР,  народного артиста СССР Владимира Атлантова. График из подмосковного города Железнодорожный Д.А.Пальцев выполнил книжный знак для музея Николая Островского в Москве, на линогравюре дан портрет автора романа «Как закалялась сталь». Писателю и журналисту Евгению Рябчикову, встречавшегося с Константином Циолковским, Сергеем Королевым, Юрием Гагариным, подарил художник линогравюру, на которой показал книги и кинопленку на фоне земного шара, дав понять, что в  творческой биографии знаковладельца десятки книг, кинофильмов, радиопередач и телевизионных фильмов о космосе и космонавтах. Пальцев был одним из самых молодых и перспективных художников-графиков, кто, придя в малую графику в начале 1980-х годов, сразу же заявил о себе талантливыми и высокохудожественными графическими  миниатюрами.

Старейший художник из подмосковного Королева В.М.Богданов продолжал в 1970-е годы работать над книжным знаком. Интересен его книжный знак для обладателя уникальной библиотеки первых и прижизненных изданий русских писателей XVIII - XX веков народного артиста РСФСР, автора и исполнителя эстрадно-сатирических фельетонов Николая Смирнова-Сокольского. В центре композиции знака пушкинский черный арапчонок - «Подруга думы праздной, чернильница моя» - подарок П.В.Нащокина, намек на пушкинского прадеда А.П.Ганнибала. Этот арапчонок находился на рабочем столе кабинета поэта в квартире Пушкина на набережной Мойки, дом 12. Этот фрагмент экслибриса не случаен, библиофилу Смирнову-Сокольскому удалось собрать в своей потрясающей библиотеке многие прижизненные издания поэта и его современников, вообще пушкинская тема была близка знаковладельцу и она достаточно полно представлена в его книжном собрании. Для известного коллекционера и библиофила юриста С.П.Фортинского художник в экслибрисе показал храм Христа Спасителя и дорогу к нему вымощенную книгами. В Черноголовке Московской области целую серию есенинских книжных знаков выполнил научный сотрудник, кандидат химических наук Л.Н.Распопов. Они разнообразны по своему сюжетному решению. Так в книжном знаке для Геннадия Трошкина дал портрет поэта и  роденовскую скульптуру «Мыслитель».  В автоэкслибрисе в шуточной форме художник изобразил Л.Н.Толстого, читающего газету «Деформация», в которой напечатан портрет Сергея Есенина и указаны годы жизни поэта «1895-1925».

Для исследователя «Слова о полку Игореве» академика АН СССР Дмитрия Сергеевича Лихачева выполнил книжный знак в технике цинкографии  художник из подмосковного Пушкино С.С.Рубцов. На знаке изображено выступление князя Игоря с дружиной в поход. Слепой гусляр нарисован в центре композиции знака для сибирского коллекционера и книголюба Геннадия Игнатова, а в графической миниатюре для искусствоведа и коллекционера Семена Ивенского художник показал четыре, скорбящих фигуры женщины. П.Г.Герусова из подмосковного Федоскино изредка делала книжные знаки в линогравюре. Из её экслибрисов можно выделить знаки для композитора народной артистки СССР Александры Пахмутовой, графика и живописца народного художника СССР Евгения Кибрика и известного юриста, члена международного суда ООН Владимира Корецкого. В линогравюре также работал художник из подмосковного города Раменское А.И.Яковлев, а  в цинкографии делал графические миниатюры П.Л.Пронин из Подмосковного Ступино.

  В городе Выборге Ленинградской области в книжном знаке  активно работал В.М.Шпигов. Великолепный книжный знак выполнил художник для одесского библиофила Моисея Гительмахера, на нем дан портрет поэта Роберта Рождественского, это один из немногих отечественных экслибрисов, посвященных популярному советскому поэту. Портрет Леонардо да Винчи украшает книги В.Рязанова; портрет Альберта Эйнштейна в центре композиции знака для Р.Г.Кузнецова, а экслибрисы с портретами В.В.Маяковского и В.И.Ленина наклеены на книгах А.А.Башкирова.  Шпигов неплохой портретист, об этом говорят его экслибрисы с портретом Петра I для одесского библиофила Тамары Кузнецовой; книжный знак с портретом Ф.Э.Дзержинского для книжного собрания В.А.Чукаева; есенинский экслибрис для коллекционера из Томской области Геннадия Игнатова. В 1975 году Шпигов выполнил книжные знаки для артиста театра на Таганке Владимира Высоцкого и московского журналиста-международника Генриха Боровика. На экслибрисе Ирины Житомирской изображен клоун, выступающий на свободновисящей проволоке; на книжном знаке для поваренных книг Донченко изображены деревянные чашка и блюдце, а медицинский скальпель на фоне чаши со змеей украшает экслибрис доктора М.А.Макеева. Симпатичен экслибрис художника для юных читательниц Аленушки и Наденьки Башкировых, на нем изображен веселый Микки Маус рисующий фломастером на книжке. 

Уже этот далеко не полный перечень городов  и авторов провинциального книжного знака показывает, насколько расширилась география экслибриса в РСФСР. Искусство экслибриса поистине стало массовым. Истинные достижения провинциального российского экслибриса в 1970-1991 годах определяли не ремесленники и дилетанты, а те мастера гравюры и рисунка, для которых в экслибрисе открывалась возможность для свободного и серьезного творчества, для которых работа над книжным знаком являлась органическим выражением их человеческой и художнической сущности. На базе серьезной творческой  работы над книжным знаком в отдельных регионах России сложились «школы» со своими стилевыми и смысловыми акцентами в искусстве книжного знака, чуткими к традициям местного декоративно-прикладного книжного и графического искусства, к архитектурным нюансам стилей. Российский провинциальный экслибрис демонстрировал бесконечное разнообразие графических решений, стилевых и сюжетных находок, фантазию его создателей и заказчиков. Экслибрис в провинции, бесспорно, стал не только полноправным видом графики, но и специфической областью искусства, поэтому не удивителен растущий к нему интерес книголюбов и художников. Он действительно стал частью книжной культуры, «малым зеркалом человеческих и общественных судеб».

Эдуард Гетманский

 

 

1       2

 

3  4

 

5  6

 

7   8