тульская областная универсальная научная библиотека
ТУЛЬСКАЯ ОБЛАСТНАЯ
НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА
структурное подразделение ГУК ТО
"Региональный библиотечно-
информационный комплекс"
Режим работы:
пн. - чт. - с 10:00 до 19:00
сб., вс. - с 10:00 до 18:00
пт. - выходной
последняя среда месяца
санитарный день
300 041, г. Тула,
ул. Тургеневская, д. 48
Для корреспонденции:
300 000, г. Тула, а/я 3151
Тел.: +7 (4872) 31-24-81
guk.torbik@tularegion.org
Памятные даты
Пн сентября 16
60 лет со дня рождения Ольги Анатольевны КРАСИКОВОЙ (1959), актрисы Тульского академического театра драмы, заслуженной артистки России, неоднократного лауреата областного театрального конкурса «Триумф» (2002, 2005, 2007).
Вт сентября 17
180 лет со дня рождения Николая Алексеевича ЗИНОВЬЕВА (1839-1917), государственного деятеля, действительного тайного советника. С 1887 г. по 1893 г. был тульским губернатором (См.: Тульский биогр. слов. – Тула, 1996. – Т. 1. – С. 221-222).

«Рифмы древней земли»

рифмы древн

 Выставка тульских художников
Елены Свиридовой (живопись) и
Андрея Илюхина (фотографии).

Открытие выставки состоится
в рамках празднования Дня
Тульской области
14 сентября, в 14 часов.

Приглашаем всех желающих!

«Как молоды мы были...» (к 75-летию со дня рождения Н.Д. Жиляева)

Очень приятно именоваться художником, и как невыносимо трудно быть им доподлинно. Однажды Иван Крамской, один из создателей Артели художников и Товарищества передвижников, формулируя концепцию назначения свыше, обронил такие слова: «Талант штука страшная. И черт его знает, до чего требования его неумолимы. У него только одна дилемма: или иди, совершенствуйся, за ним только и ухаживай, для него только и работай, или умри — и отвечай перед совестью. Что-нибудь одно: или он, талант ваш, или вы — человек. Убейте в себе человека, получится художник; погонитесь за человеком, полагая что талант не уйдет, и он уйдет наверное...» Николай Дмитриевич Жиляев был художник по рождению. Можно бы было и уточнить: художник органически; даже как-то осязаемо, что ли... А если попроще, как говорится, «по-народному», то — художник без оглядки... Напропалую — как есть. Другое дело, сумело ли все это, то, что по природе характера, успешно реализоваться. Но, однако, — уж простите! — это из другой ипостаси человеческого бытия. Из иной темы разговора о человеке явно одаренном. Вот как раз этими предощущениями с первой же встречи он и вошел в круг моих друзей по увлечению искусством — в те далекие теперь пятидесятые годы. Живописью были очарованы немногие из ровесников, и потому круг составился из юношей разного возраста, от шестнадцати до двадцати; а осью служил кругу местный художник «из взрослых» — Щукин. Начинающие молились на него, а еще тянулись к «альма-матер» учительства, к дорогому белевскому педучилищу. Вот где таились для нас первые наши университеты... Жизнь «юных дарований» (как с ироничной усмешкой подтрунивал заезжий знаток искусства и выпускник театрального училища им. Щукина) протекала довольно однообразно, пока не ворвался в нее он, Николай Жиляев, тогда еще студент Рязанского художественного... И было чему завидовать, но и гордиться. Ныне, с высоты возраста, многое видится наивным; и в том числе подражание и еще одному художнику, Маркелову, чрезвычайно независимому человеку в округе. Он как-то (именно в послевоенное лихолетье) умел «ничегошеньки определенно не делать» и быть все же очень уважаемым среди почтенных горожан. Еще бы, — он был художник «От Бога»! — только вот с изъяном — слабостью к увеселениям. Но мы ходили за ним гурьбой, как за дивом несказанным, и все в его жизни здесь, в древнем городе, было причудливым, как сон в незрелые годы. С приездом Николая Дмитриевича, тогда еще просто Коли, наш круг как бы расширился, границы его раздвинулись, а поле силового притяжения увеличилось. Еще бы, он привнес в увлечение живописью и рисованием дух творчества, а если и еще точнее, то — дух сотворчества. Он тотчас сделался для всех «юных дарований» немножечко наставником, а не просто старшим товарищем «по цеху» и очень усидчивым за мольбертом, трудолюбивым, настойчивым. И в него поверили. Наверное, оттого, что из-под его карандаша, его кисти выходило нечто законченное. Фактически, с того часа, прежде всего. Взгляд на занятие рисунком и живописью стал определеннее и, скорее всего, насколько мне это помнится, — направленнее. Одним словом, взгляд на занятие этюдами, как на искусство, или, если хотите, как на часть искусства. Одновременно, кажется, именно с той поры мы (кого коснулась божья десница) стали как-то спонтанно, соборно, словно сговорившись, активно и живо приобщаться к действовавшему тогда в Белеве театру. Твердо уверен, что роль драматического театра в этом, изначальном, и прежде всего в познании мира прекрасного, трудно переоценить. Невозможно переоценить! Вместе с поэзией, с озвученным Словом, на театральные подмостки ворвался луч образного видения всего-всего окружающего. И по-новому, неожиданно ярко и свежо зазвучал мир красок. Не знаю, кто первым надоумил заглянуть сперва просто на рядовую репетицию, затем прокрасться в зал, когда шла генеральная репетиция, после подслушать разбор «серьезными дядями» спектакля, отдельных его фрагментов или даже отдельных мизансцен, и — все: мы были покорены... Мы почувствовали притяжение, это могучее гравитационное Поле театра, где совмещено все от прекрасного — и музыка, и образное слово, и свет, и живопись. Мы были крещены гармонией. И как отрадно, что у истоков всего этого стояли они, наши старшие товарищи «по цеху». Наши — так же юные — наставники, которым посчастливилось войти в иных городах России и даже в столице — в Храм искусств. Незабываемо. И как замечательно, что рядом с живописцами (профессионалами и самодеятельными, любителями) находились режиссеры, выпускники театральных училищ; более того, наезжали, пусть и изредка, (к нам, в наши Палестины) прославившие Малую Родину. Лично я признателен, что с того времени открылась для меня, как бы и еще одна сфера зрения... Наверное, это было оттого, что в лексиконе нашего «кружка» зазвучали фразы иного эстетического порядка, а точнее, слоя речи — ну, скажем, «Нестеровская Россия», или, например, «левитановские места». И это было как-то осязаемо; это было предметно, потому что прочувствованно. Ведь, оселком, на котором, фактически, правилось наше эстетическое мировоззрение, был как раз ареопаг из числа наших «стариков», группировавшихся вокруг местного театра. (Белевский театр, кстати, насчитывает в своей истории более ста восьмидесяти лет.) Не-пос-ти-жи-мо... в масштабах уезда, пусть и города кафедрального!!! Более того, с приобщением к обществу художников-профессионалов, а также к среде подлинных театралов, любителей сцены, осветились для нас, вчерашних мальчишек, (как бы свечением изнутри!) заокские дали, воспетые Поленовым. А между тем они состязались в обретении на полотнах образа Малой родины Неповторимости. Вокруг них группировались учащиеся педучилища и выпускники. И тогда на полотнах наших наставников привычное преображалось в дивное. Их поглощало вдохновенное дело, любезное им; мы, следуя им, торили свои тропинки. Правда, вскоре эти тропинки разошлись, как на неизбежных росстанях. Кто-то ушел с головой в другое чудодействие, и поступил, вдруг, в военное училище; иные стали, по непонятным мотивам, «технарями завзятыми» и оказались в политехнических вузах страны... Но первые университеты остались «на всю оставшуюся жизнь» в сердце, и редкий из нас, кружковцев, не гостит в том несказанном прошлом и не дорожит им, не гордится своими наставниками. Не скрою, огорчало меня порой и то, что он также дистанцировался от прежнего, отдав предпочтение сугубо музейному делу. И, возвращаясь в былое, приходит на память, как наставление будущему,— «Служенье муз не терпит суеты...». Может быть, он поступил как раз предельно честно, отдав предпочтение только школе для будущих живописцев, и трудился на этом поприще до конца жизни. Может быть... Однако, как сказал другой поэт, а именно А. Твардовский, сожалея о драматически непоправимом во фронтовом прошлом: «Но все же, все же, все же...» И я, как говорится, все понимаю, — ставить «на крыло» орлят ой как отрадно, но, господа, ведь «назначение свыше» — это же не из так называемого Штатного расписания какого-нибудь учреждения.. Не по разнарядке, наконец, не по пресловутой «путевке», а дано как избранному... Потому что «много званых, но мало избранных» — и это, евангельское, на все времена! А в то же время, как отрадно сознавать, что и ныне, по прошествии стольких лет с той поры, и при случайных встречах, обращаясь к минувшему, с благодарностью вспоминают о наставниках Духа творчества. И это — превечно. Этого и не купишь, и не выпросишь, хоть, как в народе говорится, «в лепешку расшибись!»

В.Я. Греков

Литература:

Публикации Н.Д. Жиляева:

Место, где находилась усадьба, в которой родился и жил поэт В.А. Жуковский : (село Мишенское) // Материалы свода памятников истории и культуры РСФСР : Тульская обл. — М., 1977. — С. 71-73. — Библиогр.: с. 73 (6 назв.).

Место, где находилось имение, в котором родился и жил фольклорист П.В. Киреевский, в 1814-1815 гг. жил поэт В. А. Жуковский : (село Долбино) // Материалы свода памятников истории и культуры РСФСР : Тульская обл. — М., 1977. — С. 73-74. — Библиогр.: с. 74 (6 назв.).

Место, где находился дом, в котором в 1805-1807 и 1810-1813 жил поэт В. А. Жуковский : (г. Белев, улица Жуковского — бывш. Ершовская) // Материалы свода памятников истории и культуры РСФСР : Тульская обл. — М., 1977. — С. 67-69. — Библиогр.: с. 69 (6 назв.).

Многострадальная земля белевская / Н.Д. Жиляев // О, память сердца...: («И музыка, и слово средь взрывов и огня»: воспоминания о годах военных — 1941-1945). — Тула, 2005. — Вып. 2. — С. 104-117 : фото.

Белевский р-н в годы войны.

Жиляев, Н. Слово о Жабыни / Н. Жиляев // Белевская правда. — 1991. — 31 авг.

Это чудо — Белев / Н. Жиляев ; записал В. Бударин // Белевская правда. — 1993. — 14 дек.

О сохранении культурно-ист. наследия Белев. края.

Городу — памятнику, краю белевскому — достойное место : [доклад на VI сессии район. Совета нар. депутатов] / Н.Д. Жиляев // Белевская правда. — 1991. — 14 мая.

Беседы с Н.Д. Жиляевым:

Живут на свете чудаки — бескорыстные радетели российской культуры : [о работе Белев, краевед, музея] / вела С. Матвеева // Белевская правда. — 1994. — 7 июня.

Литература о нем:

О присвоении почетного звания «Заслуженный работник культуры Российской Федерации»: указ Президента Рос. Федерации от 18.05.94 № 984 // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 1994. — № 4. — Ст. 344. В т.ч. Н.Д. Жиляеву — за заслуги в области культуры и многолетнюю плодотворную работу.

Жиляев Николай Дмитриевич // Тульский биогр. слов. : в 2 т. — Тула, 1996. — Т. 1: (А-Л). — С. 210. — Лит. в конце ст.

Алтунин, В. Свято место / В. Алтунин // Воскресение : ист.-публицист. альм. — 1995. — № 2. — С. 85-91.

Алтунин, В. Зачем нужна дорога, если она не ведет к храму?: а вот храмы-то белевские находятся на грани полного исчезновения. Спасением их занимается только один человек: дир. местного краевед. музея Н. Жиляев / В. Алтунин // Тул. известия. — 1993. — 26 марта.

Алтунин, В. Спасти и сохранить / В. Алтунин // Тул. известия. — 1997. — 7 окт.

Алтунин, В. Хранитель древностей / В. Алтунин // Тул. известия. — 1992. — 17 апр.

Ефремов, В. Не утихай, солнечный ветер! / В. Ефремов // Мол. коммунар. — 1969. — 2 нояб.

Москалев, И. В память о «животворящем спутнике» / И. Москалев // Под сенью Муз. — 1995. — № 12 (окт.). — С. 8.

Фомина, Л. Блажен, кто верует... / Л. Фомина // Коммунар. — 1993. — 6 февр.

Шестаков, К. Хранитель Белева / К. Шестаков // Мол. коммунар. — 1994. — 6 сент.

Щербакова, Э. «Белевская эпоха» Жиляева: подвижники / Э. Щербакова // Тула вечерняя. — 1995. — 6 сент.

Щербакова, Э. «Этой жизни все отдать сполна...» / Э. Щербакова // Мол. коммунар. — 1988. — 9 мая.

Кузнецова, Н. Жиляевская звезда над Белевом / Н. Кузнецова // Белевская правда. — 1994. — 1 окт.

О праздновании 60-летнего юбилея Н.Д. Жиляева.