тульская областная универсальная научная библиотека
 ГУК ТУЛЬСКАЯ ОБЛАСТНАЯ
 УНИВЕРСАЛЬНАЯ НАУЧНАЯ
 БИБЛИОТЕКА
 • основана в 1833 году •
 Режим работы:
пн. - чт. - с 10:00 до 19:00
пт., сб. - с 10:00 до 18:00
вс. - выходной
последняя среда месяца
санитарный день
300 041, г. Тула,
ул. Тургеневская, д. 48
Для корреспонденции:
300 000, г. Тула, а/я 3151
Тел.: +7 (4872) 31-24-81
guk.tounb@tularegion.ru
Памятные даты
Пт июня 21
200 лет со дня рождения Иоанна Иоанновича БАЗАРОВА (1819-1895), протоиерея, церковного писателя, видного деятеля в истории русско-немецких церковных связей, уроженца г. Тулы.
Пт июня 21
90 лет со дня рождения Федора Дмитриевича ПОЛЕНОВА (1929-2000), писателя, музейного работника, заслуженного работника культуры РСФСР, директора Государственного музея-усадьбы В.Д. Поленова (1960-2000 гг.).

Народ книги в мире экслибриса (монография Э.Д.Гетманского «Экслибрисы российско-еврейского этноса (1795-1991)»)

Если будущему исследователю доведется писать историю еврейской книги в России, к тому же, задержаться на истории еврейского книжного знака, тесно связанного с ней, то он не найдет нужных ему исторических материалов. В русской научной литературе, безусловно, имеется много свидетельств, имеющих отношение к истории еврейской книги, но о еврейском экслибрисе, напечатано было крайне мало1. Трёхтомная монография Э.Д.Гетманского «Экслибрисы российско-еврейского этноса (1795-1991)», изданная в тульском издательстве Папирус» в 2010 году, ставит своей целью заполнить эту лакуну. Монография является первой попыткой в отечественной экслибрисной литературе рассмотреть развитие книжного знака российско-еврейского этноса. Она написана на базе личной коллекции книжных знаков автора, насчитывающей около 50 тысяч графических миниатюр. Эта монография продолжает многотомный цикл работ автора по отечественному книжному знаку. В первом томе монографии рассмотрена история искусства книжного знака от первого экслибриса, принадлежавшего египетскому фараону Аменофису III до суперэкслибриса царя Ивана Грозного, первого рукописного русского экслибриса игумена Досифея, первых русских экслибрисов начала XVIII века, первых экслибрисов еврейских библиофилов с начала XIX века (многие из них опубликованы впервые) 2. На страницах этого тома рассмотрены также различные вопросы, связанные с еврейской книгой и экслибрисом в контексте с исторической традицией российского еврейства, историей развития еврейского образования, литературы и книгопечатания и той уникальной ролью, которую играла книга в жизни евреев Российской империи.
Второй том монографии посвящен истории еврейского книжного знака в советскую эпоху. Здесь рассмотрены также вопросы, связанные с трагическими страницами жизни еврейских литераторов, художников и коллекционеров книжного знака в сталинские расстрельные времена, взаимоотношение евреев и власти в эпоху от Хрущева до Горбачева, а также варварская политика власти по отношению к еврейской литературе и еврейской книге. Третий том монографии включает в себя иллюстрации книжных знаков советского периода, биографический словарь художников книжных знаков, справочный материал по авторам еврейских экслибрисов и их знаковладельцам. В иллюстративной части монографии представлено 976 иллюстраций 573 художников-графиков, что позволяет наглядно представить состояние экслибрисов российско-еврейского этноса на протяжении 200 лет. Отечественное искусство еврейского книжного знака, как и все еврейское графическое искусство, связано с историей российских евреев, которая в свою очередь тесно переплетена со всеми фазисами всемирной истории.
Еврейские книжные знаки - это экслибрисы евреев, для евреев и о евреях. Этот вопрос в отечественной литературе по искусству книжного знака никогда не поднимался. В дореволюционной России не было разделения книжного знака по национальному признаку. Все книжные знаки, созданные до октября 1917 года, именовались просто русским книжным знаком, ему была посвящена вся литература по отечественному экслибрису3. Деление русского экслибриса на украинский, белорусский, грузинский, литовский, азербайджанский и прочие другие книжные знаки началось уже после образования СССР, когда появились союзные и автономные республики. Тогда партийные идеологи от социалистического реализма решили расширить понятие «советский экслибрис» и провели условное деление книжного знака, как впрочем, и всего советского искусства, по национальному признаку, а точнее по географическому принципу. Все экслибрисы, созданные на Украине, стали именоваться украинскими книжными знаками, а в Эстонии - эстонскими и так далее по всей стране. Дело доходило до абсурда, художник, который жил и творил в Белоруссии именовался белорусским, но, переехав в Молдавию, он именовался уже - молдавским. Вот и получалось, что одного и того же художника, который в силу жизненных обстоятельств переезжал из одной республики в другую, именовали по разному, а именно по месту его географического пребывания. О национальности авторов графических миниатюр никто никогда не задумывался и тем более не упоминал, творил художник в Армении, значит он армянский график, а в Латвии, значит латышский художник-экслибрисист. Так появились туркменские, таджикские и киргизские мастера малой графики, в которых этнических туркменов, таджиков или киргизов вообще не было, или они были, но в крайне малом количестве.
Автор монографии считает, что понятия еврейского книжного знака в СССР вообще не существовало, да и как оно могло появиться, если по логике вещей, исходя из географического местопребывания советских евреев, еврейским экслибрисом можно было именовать опусы тех мастеров малой графики, кто творил в солнечном Биробиджане - столице Еврейской автономной области на реке Бира, что в Хабаровском крае. Но там никто и никогда не занимался книжным знаком (ни русские, ни тем более евреи, которые почему-то там не приживались). Ну, а так как экслибрис не успел дойти в советские времена до этих краев, то и еврейского экслибриса в Советском Союзе по его географической принадлежности не должно было и быть. Да, впрочем, этот вопрос в нашей стране никогда и не муссировался, на него, как и на все то, что было связано с еврейством, было наложено властью табу. Желающих лишний раз напомнить о своем еврействе, а тем более афишировать себя как советского художника с еврейскими корнями, в стране было не только не модно, но и на некоторых этапах советской истории опасно для жизни. Во всяком случае, это не сулило со стороны власти ничего хорошего, и тем более ни государственных званий, ни регалий, ни признания творческих заслуг. Но художников еврейской национальности в советском экслибрисе было не много, а очень много.
В России, Украине, Белоруссии и многих других советских республиках творили десятки великолепных художников еврейской национальности, многие из них не были ни народными, ни заслуженными, но они своим талантом вывели отечественный экслибрис на высочайший уровень мастерства. О многих из них идёт речь в труде Э.Д.Гетманского, их наберется ни одна сотня, ясно одно, что все они были разными, абсолютно не равноценными по таланту и мастерству, но каждый из них оставил свой след в искусстве отечественного книжного знака. Имена некоторых наиболее известных художников еврейской национальности включены в приведенный в книге биографический словарь художников книжных знаков. Крупных коллекционеров книжного знака в стране из числа евреев было подавляющее большинство, они не только кропотливо собирали коллекционный материал, но и активно пропагандировали отечественное искусство книжного знака на многочисленных выставках, бьеннале и вернисажах, как в своей стране, так и за рубежом.
Еврейские художники С.Б.Юдовин, Г.А.Кравцов, М.Л.Фрам, Г.Л.Ратнер, С.Б.Телингатер, Л.С.Хижинский, И.Р.Бескин, С.М.Шор, Д.Ю.Беккер, В.Ю.Розенталь, А.Л.Брановер, Б.Л.Ингорь, Е.Л.Блюмкин, Л.И.Бердичевский, О.Н.Нульман, А.Л.Каплан, Е.С.Минин, А.Ф.Найхович, Я.Г.Добкин, Н.З.Рабинович, Б.М.Курис, В.А.Дубинский, С.А.Мистецкий, Е.И.Коган, Е.О.Бургунгер, З.И.Горбовец, М.З.Фрадкин, А.И.Бахматов, З.И.Гаркус, Е.И.Владимиров, Э.М.Грабовецкий, и другие авторы книжных знаков, как и коллекционеры - С.А.Вуль, С.Г.Ивенский, Э.Д.Гетманский, Е.А.Розенбладт, М.А.Фриш, И.И.Зайчик, Я.Л.Бейлинсон, Б.Я.Левых, М.Б.Гительмахер, И.И.Шапиро, Я.И.Бердичевский, И.И.Аутеншлюс, М.Д.Фишелев, С.А.Гудович, Г.И.Кизель, И.А.Масеев, много сделали для развития советского экслибриса и его популяризации в СССР и за рубежом4. В том числе и они приложили руку к тому, что советский книжный знак вышел на европейскую арену и получил мировое признание. Отечественное искусство книжного знака благодаря участию в нем еврейских художников и коллекционеров заняло достойное место в советском графическом искусстве и занимало одно из ведущих мест в европейской графике, многочисленные призы и награды, завоеванные советскими художниками-экслибрисистами на многочисленных международных вернисажах, являются тому подтверждением.
С искусством книжного знака в СССР произошло то, что происходило в науке, литературе, культуре и искусстве Нового и Новейшего времени, когда в них принимали участие евреи. Феномен этого явления до сих пор остается загадкой. Размышляя над этой проблемой, автор монографии приводит суждение И.Д.Левина по этому вопросу - «Могучий всплеск неукротимой буйной энергии во всех областях, которым ознаменован последний период его (еврейского народа. - Э.Г.) истории, после столетий почти неисторического бытия, взрыв энергии, наложивший неизгладимый отпечаток на нашу современность, ее культуру, политическое и социальное развитие». Пытаясь объяснить, «как такое могло случиться», Левин выдвигает мысль. Вначале эта мысль звучит в обобщенном виде «Роль евреев в современной культуре и общественной жизни, быть может, объясняется аккумуляцией духовной энергии в течение многих столетий замкнутого существования в гетто», а затем расшифровывает «Мне кажется, что в данном случае действовал какой-то закон сохранения (консервации) духовной энергии. Дух этого народа не умирал, об этом свидетельствует «золотой век» в Испании, Каббала, Спиноза, хасидизм. Столетиями он не находил выхода, употреблялся втуне, в условиях гетто и местечек, но это употребление не было тратой, а упражнением, тренировкой, а тем самым и наращиванием духовных потенций. А этот огромный, неистощимый духовный заряд был в свое время заложен прославленными «Моисеем и пророками», а затем ославленными «книжниками и фарисеями». Одним из индикаторов еврейской сущности, по мнению И.Д.Левина, является «пан-мышление» (пан - приставка, обозначающая: охватывающий всё, в целом. - Э.Г.) - панагапизм (Иисус), пантеизм и панлогизм (Спиноза), панэкономизм (Маркс), пансексуализм (Фрейд) 5.
Рассуждая о вкладе евреев в русскую культуру, представитель русской православной церкви Р.Словацкий писал: «Можно ли назвать этих людей евреями? По крови - да. Но по структуре духа это именно русские евреи, уникальный сплав нашей «всемирной отзывчивости» (по Достоевскому) и еврейской духовной мощи. В этом творчестве национальная «местечковость» растворяется, и на смену ей приходит пророческое зрение. И словно вновь оживают глаголы Давида, дерзновения Иова, мудрость Соломона, обращенные не к одному народу, а ко всему миру. Дыхание Вселенной чувствуется в картинах, музыке и стихах Русского Израиля. И в первую очередь это происходит благодаря влиянию русского духа, русской культуры. Так разве может Русская церковь осуждать или недооценивать эти великие духовные откровения» 6.
Над еврейской тематикой в отечественном книжном знаке активно работали лучшие советские художники различных национальностей. Многие из этих художников составляли элиту советского искусства книжного знака, среди них необходимо отметить В.А.Фаворского, А.И.Юпатова, А.И.Кравченко, П.Упитиса, Е.Н.Голяховского, С.В.Чехонина, А.И.Калашникова, В.Л.Цилосани, Н.П.Дмитревского, Н.Н.Купреянова, М.В.Маторина, Г.Багдонавичюса, Е.Н.Тихановича, А.Н.Лео, Л.А.Ильину, К.С.Козловского, Д.Рожкалнса, А.П.Мамаджаняна, Е.Л.Кругликову, К.И.Теодоровича, Е.Н.Шалыгину, Ф.Д.Константинова, Э.Окаса, Е.Н.Антимонову и многих других известных графиков7. Со многими художниками, кто работал в малой графике в 1970-1980-е годы, Гетманский был знаком лично, вел с ними интенсивную переписку, получал от них коллекционный материал, поэтому их творчество по еврейской тематике хорошо представлено в его уникальной коллекции книжных знаков, которая уже к развалу СССР в 1991 году достигала почти 50 тысяч графических миниатюр.
Как мудро заметил римский грамматик Теренциан Мавр «Habent sua fata libelli» («Книги имеют свою судьбу»), но судьба книг это судьба людей. И в том и в другом случае в индивидуальной судьбе отражается, как солнце в капле воды, эпоха и дух времени. В монографии автора больше интересует судьба людей, которые были связаны в Российской империи и в Советском Союзе с еврейской литературой, книгой и ее охранной грамотой - экслибрисом, им и посвящена монография Э.Д.Гетманского. Длиной чередой проходят перед читателями книги имена и биографии еврейских просветителей, литераторов, книголюбов - владельцев книжных знаков, художников - авторов графических миниатюр, всех тех, кто в той или иной степени, был связан с еврейской книгой и еврейским экслибрисом. Имена многих из них ныне преданы забвению, как и их книги, но все они оставили свой след в истории еврейской литературы, искусства и культуры, поэтому и память о них должна быть жива. В посвящении к монографии Эдуард Данилович Гетманский написал «Посвящаю памяти многих поколений моих предков. Их величие и заслуги - истинное и единственное моё достояние». Поистине, как считает автор - «Память - единственная мера времени».
В монографии сделана попытка проследить в общих чертах за долгим и непростым процессом становления экслибриса российско-еврейского этноса. Эдуард Данилович пишет «Моё исследование не претендует на абсолютную полноту представленного материала. Я показал малую толику из того коллекционного материала, которым располагаю, а оно насчитывает около 50 тысяч графических миниатюр, поэтому надеюсь, что эта работа будет продолжена молодыми поколениями историков, книговедов, искусствоведов и коллекционеров книжного знака. Здесь ее непочатый край, верю в то, что моя монография далеко не начало того конца, которым оканчивается начало. Известно, что ждут своего времени только те, для кого оно никогда не наступит. Время для изучения экслибриса русско-еврейского этноса настало. В Талмуде говорится, что слова, которые идут от сердца, в сердце и попадают. Если хотя бы некоторые слова из этой книги заинтересуют читателя в познании еврейского экслибриса, я буду ощущать себя безмерно счастливым». Говоря о книжном знаке, автор всегда говорил и о книге. В этом нет ничего удивительного, ведь книга и экслибрис - единый механизм, они неотделимы друг от друга Экслибрис принадлежит только книге, и жить вне неё не может. Любовь к книге и любовь к экслибрису всегда связаны воедино, нельзя любить одно и быть безразличным к другому. Эта монография адресована ко всем тем, кто любит книгу, графическое искусство, кто интересуется искусством малой графики - экслибрисом.

Примечания

1 Гетманский Э.Д. Еврейская тема и творчество советских художников-евреев в книжном знаке (экслибрисе). Тула, 1999; Бердичевский Я.И. Народ книги (к истории еврейского библиофильства в России). Киев, 2005.
2 Гетманский Э.Д. Российский книжный знак (1917-1991) в трёх томах. Тула, 2004-2005
3 Верещагин В.А. Русский книжный знак. СПб., 1902; Русские книжные знаки. Из собрания И.К.Антошевского. СПб., 1913; Адарюков В.Я. Русский книжный знак. М., 1921; Фрейман Р. Ex libris. Краткий исторический очерк книжного знака. Пг., 1922: Адарюков В.Я. Редкие русские книжные знаки. Материалы по истории книжного знака. М., 1923; Иваск У.Г. Описание русских книжных знаков (Ex libris). Вып. 1-3. М., 1905-1918; Русский книжный знак в гравюре. Л., 1925. Розенбладт Е.А. Русский книжный знак. Библиотеки частных лиц. Л., 1950 (машинопись); Розенбладт Е.А. Русский книжный знак. Библиотеки частных лиц. Геральдический книжный знак. Л., 1964 (машинопись); Вилинбахов Б.А. Русский книжный знак XVIII века. Л., 1965 (машинопись); Голубенский Г. А. К вопросу о периодизации истории русского и советского экслибриса. Воронеж, 1965. Богомолов С.И. Сводный каталог русских книжных знаков. М., 1986 (машинопись); Гетманский Э.Д. Художественный российский экслибрис (1900-1918) в 2-х томах. Тула, 2009; Богомолов С. И. Российский книжный знак. 1700-1918. М., 2010.
4 Гетманский Э.Д. Экслибрисы Гершона Абрамовича Кравцова. Борисоглебск, 1974; Гетманский Э.Д. Ленинские книжные знаки из собрания Гетманского Э.Д. Тула, 1976; Гетманский Э.Д. Анатолий Калашников. Выставка графики. Тула, 1977; Гетманский Э.Д. Советский книжный знак 1917-1977. Тула, 1977; Гетманский Э.Д. Подвигу жить в веках. Тула, 1978; Гетманский Э.Д. Живые трепетные нити.... Тула, 1978; Гетманский Э.Д. Ex libris. Визитная карточка книги. Тула, 1979; Гетманский Э.Д. Вождь, учитель, друг. Тула, 1980; Гетманский Э.Д. Советский художественный книжный знак. Моя Родина. Тула, 1982; Гетманский Э.Д. Лениниана в искусстве книжного знака. Тула, 1983; Гетманский Э.Д. Охранная грамота книги. Тула, 1984; Гетманский Э.Д. Суровая память войны. Тула, 1985; Гетманский Э.Д. Экслибрисы советских художников. Тула, 1986; Гетманский Э.Д. Советский портретный экслибрис. Тула, 1987; Гетманский Э.Д. Экслибрис - знак книголюба. Тула, 1989; Гетманский Э.Д. Советский экслибрис 80-е годы. Тула, 1990.
5Левин И.Д. Книга V: О еврействе. // Левин И.Д. Сочинения Т. II. М., 1994. С. 290, 300, 322, 323.
6 Словацкий Р. Православие и еврейство. // Православный мир. М., 29 сентября - 5 октября 2003 года.
7 Гетманский Э.Д. «Российский книжный знак (1917-1991)» в трёх томах. Тула, 2004-2005; Гетманский Э.Д. «Ex libris. Охранная грамота книги» в двух томах. Тула, 2006; Гетманский Э.Д. «Мир экслибриса (записки коллекционера)» в четырёх томах. Тула, 2007; Гетманский Э.Д. «Энциклопедия советского экслибриса (1917-1991)» в шести томах. Тула, 2008; Гетманский Э.Д. «Художественный экслибрис Российской империи (1900-1917)» в двух томах. Тула, 2009; Гетманский Э.Д. «Экслибрисы российско-еврейского этноса» (1795-1991)» в трёх томах. Тула. 2010.


Е.Г.Шаин
профессор кафедры социально-педагогических наук, социологии
и политологии ТГПУ им. Л.Н.Толстого