тульская областная универсальная научная библиотека
 ГУК ТУЛЬСКАЯ ОБЛАСТНАЯ
 УНИВЕРСАЛЬНАЯ НАУЧНАЯ
 БИБЛИОТЕКА
 • основана в 1833 году •
 Режим работы:
пн. - чт. - с 10:00 до 19:00
сб., вс. - с 10:00 до 18:00
пт. - выходной
последняя среда месяца
санитарный день
300 041, г. Тула,
ул. Тургеневская, д. 48
Для корреспонденции:
300 000, г. Тула, а/я 3151
Тел.: +7 (4872) 31-24-81
guk.tounb@tularegion.ru
Памятные даты
Пн апреля 22
105 лет со дня рождения Анастасии Владимировны БОГАЧЕВОЙ (1914-1991), врача-терапевта, заслуженного врача РСФСР, почетного гражданина г. Венева.
Чт апреля 25
115 лет со дня рождения Василия Ивановича МУРАШЕВА (1904-1959), ученого в области строительной техники, лауреата Государственной премии СССР (1951), уроженца д. Тургенево Чернского у.

Моноспектакль Инны Тарады, посвящённый творчеству Марины Цветаевой

EzUc866MjSo

22 апреля в 14:00

Вход свободный

Союз экслибриса и афоризма (монография Э.Д.Гетманского «Максимы и размышления (с приложением книжных знаков))»

Человек так устроен, что мыслит и говорит афоризмами, не замечая этого, многое здесь зависит от памяти, а она тем избирательнее, чем выше IQ. Монография Э.Д.Гетманского является первой попыткой в отечественной афористике и экслибрисной литературе показать в одном издании максимы и книжные знаки. И это не удивительно, потому что автор свои мысли попытался проиллюстрировать графическими миниатюрами, которые представлены в его коллекции книжных знаков - крупнейшем экслибрисном собрании России. Максимы разбиты на четыре группы, каждая из которых посвящена определённой теме, многие из максим можно прочитать в экслибрисах. Наряду с вечной темой любви, семьи и взаимоотношений между мужчиной и женщиной в книге можно найти интересные максимы, посвященные коллекционированию, человеческим отношениям, реалиям российской жизни, а также евреям и иудаизму. Темы максим тесно переплетаются с графической канвой книжных знаков, где в качестве авторов выступает тандем в лице самого автора максим и художника, создавшего графическую миниатюру. Эпиграфом к своей оригинальной монографии автор выбрал свой афоризм «Мои мысли не заповеди и я не Моисей».
Автор объясняет, почему он максимы, а не афоризмы вынес в заголовок монографии. По сути дела это слова синонимы, но привычное для российского слуха слово «афоризм», он заменил на слово «максима» сознательно. Здесь основополагающую роль сыграло его отношение к отечественному афоризму, который ныне, по его мнению, не имеет ничего общего с литературным жанром. Он пишет «Постсоветские афоризмы - это архивы пустяков; краткое высказывание мысли без мысли; энциклопедия мыслей, покинувших дурную голову и обвинительный приговор автору. Российские афористы начала ХXI века самую умную мысль доводят до абсурда; как все графоманы, они не брезгуют плагиатом, который считают не иначе, как научным открытием; мыслят они явно не тем органом, который предназначен для мышления; в их творчестве краткость не сестра таланта, а жертва грубого насилия. Создаётся мнение, что современные отечественные афористы пишут свои опусы справа налево, а читаются они слева направо. Афоризмы в России кропают чаще всего люди серые и пошлые, они убивают своей дилетантской оточенностью формы и меткой выразительностью примитивной мысли, афоризмы они пишут тогда, когда им нечего сказать, всем своим творчеством пытаясь доказать, что не такие уж они посредственности, какими кажутся. Печально сознавать, но российский афоризм начала XXI века, в своём большинстве, пошл, убог и примитивен. Конечно, есть в стране замечательные афористы и они создают великолепные афоризмы, но их мало и они не делают погоды, в погрязшей в грязи, мате и безграмотности, отечественной афористике». Что делать, ведь интеллект в нашей стране в последнее время является компрометирующим обстоятельством. Материал, изложенный в монографии, по своей логике и манере изложения ближе стоит к максиме, чем к афоризму, в современном его научном понимании.
Для того чтобы понять, что такое экслибрис, автор посчитал нужным дать о книжном знаке информацию в историко-познавательном ключе. Он рассказал об истории развития книжного знака, начиная с древнейшего экслибриса египетского фараона Аменофиса III, датированного XIV веком до н. э; экслибрисов выдающихся мастеров XVI века Альбрехта Дюрера, Лукаса Кранаха и Ханса Гольбейна, до книжных знаков современных художников. Первым гравированным экслибрисом в Европе считается гербовый знак рыцаря Бернгарда фон Рорбаха, выполненный в 1460 году. В 1555 году экслибрис появился в Италии, через два десятилетия - в Англии и во Франции, а в 1595 году - в Швеции. В России печатный экслибрис появился почти через 250 лет после его появления в Западной Европе. Искусство экслибриса прошло многовековой путь от возникновения книгопечатания до наших дней. Начав свою историю в качестве наклейки на книгу, указывающей на её владельца, экслибрис - вид графического искусства, стал произведением графики, органически соединившимся с книгой.
Особое внимание автор уделил развитию отечественного искусства книжного знака, начиная с экслибриса основателя библиотеки Соловецкого монастыря - Досифея (1493-1494). Экслибрис, по мнению автора, несмотря на малые его размеры, есть ветвь большого искусства графики, причем одна из глубоко органичных и восприимчивых к запросам времени, изменениям характера общества, событиям общественной и личной жизни. Книжный знак всегда был элитарным жанром графики, который был всегда подвержен влиянию эпохи и разнообразных художественных стилей. Книжный знак всегда принадлежал своему времени, во все времена. В экслибрисе проявляется самое непосредственное отношение человека к книге, его интересы, увлечения и занятия, он выражает художественные симпатии его владельца, обрисовывает сферу его интересов и показывает творческое лицо создавшего этот книжный знак мастера. Украшенная экслибрисом книга становится музейным экспонатом, уникальной вещью, которую следует ценить и особенно беречь.
Экслибрис, как ни один вид искусства, предрасположен к передаче личного и интимного, он делает каждую книгу именным экземпляром, является одухотворённым посредником между личностью художника и книголюба. Книга - всегда памятник истории и не в меньшей мере, чем памятники археологические, архитектурные и прочие, вот почему книгу необходимо охранять в неприкосновенности, в ее первозданном виде и роль охранной грамоты книги в первую очередь играет экслибрис. В древности говорили что «книги имеют свою судьбу», так оно и есть, и в этом отчасти повинен книжный знак. Книги, как и люди, постепенно вымирают, исчезают из нашего поля зрения. Время вершит над книгой свой беспощадный суд. Строгий закон забвения карает не только авторов книг и их произведения, но и саму книгу. И здесь экслибрис выступает как некий посредник между прошлым и настоящим. Он как бы охраняет книгу от окончательного и неотвратимого забвения. У книги есть одно несомненное преимущество перед владельцем - она часто переживает последнего. И память о библиофиле не исчезает, когда книга отмечена экслибрисом.
В новой монографии Э.Д.Гетманский попробовал свои мысли изложить в форме максим и кратких размышлений, проиллюстрировав их книжными знаками. Это смелый и неожиданный шаг, но почему бы и нет, графическая интерпретация максим посредством экслибриса по мнению автора так органична и логична. Подобных экспериментов никто до автора никогда не проводил, поэтому он, бесспорно, является пионером, в этой области. Автор подчёркивает, что он не афорист, а библиофил и коллекционер, и свои мысли называл просто своим именем. В книге также приведены изречения великих людей прошлого и настоящего с трактовкой автора их понимания. Автор монографии остроумно заметил, что «Все умные мысли давно уже высказаны, оригинальными могут быть только глупые мысли, а глупость та же мудрость, только беспросветная и не ведающая, что творит, к тому же она является интеллектуальной собственностью человека». Афористы, по мнению автора - «Профессиональные нарушители авторских прав, в их творчестве мало оригиналов и много копий. Поэтому у древних мудрецов появилось тысячи соавторов, а у тех, кто помоложе, их тоже не одна сотня, а, как известно, в хоровом исполнении голос разума не слышен». Как считает Эдуард Данилович «Современные афористы превратили афоризм в пункт обмена краденым остроумием, при этом они создают экологически грязный продукт серого вещества, приправляя его ненормативной лексикой, в которой гибнет любая светлая мысль». Все представленные в монографии максимы «Преисполнены уважения к человеку, в них нет пресловутого мата и скабрезных подробностей. Они предназначены для нормальных читателей, а не тех, кто кайфует от скотского отношения к женщине и матери, тех, для кого великий русский язык ассоциируется сугубо с матом, тех для кого ненормативная лексика поистине родная речь».
В монографии приведены тысячи максим о семье, любви и браке; о женщинах и мужчинах; о России, её людях, власти и политиках; о евреях, их исторической судьбе, менталитете и иудаизме, и о многом другом, с чем мы ежедневно соприкасаемся по жизни. Гетманский в своей работе над максимами, включёнными в книгу, не занимался обобщающими умозаключениями; не стремился обнажить глубину своей мысли; не старался поразить неожиданностью суждений и парадоксальностью выводов; отточенностью речи; оригинальностью и эффектностью формулировки мысли; философской и житейской мудростью; поучительными выводами и законченной ясностью мысли. Автор подчёркивает, что «Каков я сам, таковы и мои максимы, в них весь «я», моё миропонимание, концепция мышления и манера изложения своих мыслей, мой интеллектуальный потенциал и мои взгляды на реалии жизни. Я ничего не высасывал из пальца, не притягивал за уши, не стремился быть умнее, чем я есть на самом деле. Я старался быть объективным, не пытался вписаться в существующие оценки, взгляды, понятия и критерии. Что думал, как понимал, как излагал, так и писал». Э.Д.Гетманский допускает мысль, что «Моя точка зрения может и не стыковаться с взглядами моих читателей. Что делать, мыслить гораздо труднее, чем судить. Если читатель услышит в моих максимах и рассуждениях нечто созвучное с мнением великих мудрецов и людей, известных и знаменитых, то я буду этому только рад. Огорчить меня может только бездарно сформулированная мысль, глупое назидание и попытка быть умнее самого себя».
В монографии представлено более 15 тысяч максим на различные темы и 536 книжных знаков, начиная с XIX века. Многие экслибрисы из иллюстративной части монографии выполнены в начале XXI века и ранее никогда не публиковались в отечественной печати. Перед читателем прошли сотни графических миниатюр, выполненных для домашних библиотек отечественных книголюбов, от великого французского живописца Анри Матисса; русских художников-мирискусников Александра Бенуа и Евгения Лансере; известных русских графиков - Арминия Фелькерзама, Рихарда Зариня, Удо Иваска, Николая Купреянова, Соломона Телингатера, Павла Шиллинговского, Ивана Павлова, Владимира Конашевича, до крупных советских художников - Гершона Кравцова, Соломона Юдовина, Абрама Мистецкого, Евгения Владимирова, Анатолия Калашникова, Николая и Генриетты Бурмагиных, Евгения Тихановича, Николая Калиты, Константина Козловского, Владимира Чекарькова, Рубена Бедросяна, Евгении Шалыгиной, и многих других известных и провинциальных художников-экслибрисистов. Объединяет эти графические миниатюры то, что на них можно прочитать изречение, афоризм или высказывание. В конце книги автор заметил «Я назвал свою книгу «Максимы и размышления», я дарю её читателям. Вам судить об этой монографии. Читайте и вы убедитесь, что мои мысли созвучны вашим. Что делать, мир тесен. Но помните, что, ни одна даже самая умная мысль не способна изменить мир, не будем этого делать и мы». Римский комедиограф Публий Теренций 22 века тому назад заметил, что «Нет ничего сказанного, что было сказано впервые». С тех пор ничего не изменилось и монография Э.Д.Гетманского «Максимы и размышления» является тому подтверждением.

Г.В.Михайлин
кандидат исторических наук,
доцент ТГПУ им. Л.Н.Толстого