тульская областная универсальная научная библиотека
 ГУК ТУЛЬСКАЯ ОБЛАСТНАЯ
 УНИВЕРСАЛЬНАЯ НАУЧНАЯ
 БИБЛИОТЕКА
 • основана в 1833 году •
 Режим работы:
пн. - чт. - с 10:00 до 19:00
сб., вс. - с 10:00 до 18:00
пт. - выходной
последняя среда месяца
санитарный день
300 041, г. Тула,
ул. Тургеневская, д. 48
Для корреспонденции:
300 000, г. Тула, а/я 3151
Тел.: +7 (4872) 31-24-81
guk.tounb@tularegion.ru
Памятные даты
Пн апреля 22
105 лет со дня рождения Анастасии Владимировны БОГАЧЕВОЙ (1914-1991), врача-терапевта, заслуженного врача РСФСР, почетного гражданина г. Венева.
Чт апреля 25
115 лет со дня рождения Василия Ивановича МУРАШЕВА (1904-1959), ученого в области строительной техники, лауреата Государственной премии СССР (1951), уроженца д. Тургенево Чернского у.

Моноспектакль Инны Тарады, посвящённый творчеству Марины Цветаевой

EzUc866MjSo

22 апреля в 14:00

Вход свободный

Экслибрис - человековедческий документ (монография Э.Д.Гетманского «Художественный экслибрис Российской империи (1900-1917)»)

 

Самым искренним признанием в преданной любви к книге - самому прекрасному творению гения человека, является экслибрис, он высший символ единения человека и книги. У.Г.Иваск писал в 1902 году, что «Ex libris'ы подвергались влиянию всех стилей и направлений господствующей моды, вследствие чего заключают в себе замечательно интереснейший материал при исследовании истории прикладного графического искусства». И с этим нельзя не согласиться, хочется добавить, что экслибрисы при этом еще не только точно отражают эпоху и саму жизнь, они также являются ценнейшим библиофильским историческим документом. И как бы резко не менялась общественная формация в России, книжный знак всегда был связан со временем, и отвечал изменениям самого общества. Российский книжный знак - весьма любопытный и своеобразный документ эпохи, сохраняя верность своему изначальному назначению - быть охранной грамотой книги, он является к тому же своеобразной энциклопедией профессий, интересов и увлечений книголюбов. Нельзя не согласиться с А.Н.Бенуа, что экземпляр книги, снабженный экслибрисом, теряет свой безличный характер, он становится известной «персоной», а желание увековечить на ней свое имя, то, что она когда-то принадлежала данному лицу, - свидетельствует об отношении к ней, как к своему роду памятнику, как к чему-то достойному хранения за пределами личного существования.
Монография автора «Художественный экслибрис Российской империи (1900-1917)» является первой попыткой в отечественной экслибрисной литературе комплексно рассмотреть развитие российского художественного книжного знака в 1900-1917 годы. В книге рассмотрены геральдические, шрифтовые, вензелевые и сюжетные экслибрисы не только частных библиотек, но и государственных учреждений и общественных организаций. Издание снабжено информацией о владельцах библиотек и специфике их книжных собраний, авторах экслибрисов, а также указывается время и графическая техника выполнения книжных знаков. Автор подробно остановился на творчестве художников объединения «Мир искусства» и близких к ним по творчеству художников, которые вывели российский книжный знак от прозябания на уровне ремесла в область высокого графического искусства. Кроме того, в биографическом словаре художников книжных знаков впервые рассмотрено экслибрисное творчество художников из числа русского зарубежья. Автор оставил за собой определенную свободу в отборе публикуемых биографий, художники, упомянутые в словаре, не равновелики по масштабам таланта и вкладу в русское и мировое искусство, следы многих из них совершенно теряются после 1917 года.
Монография Э.Д.Гетманского продолжает цикл работ автора по исследованию отечественного книжного знака, она является составной частью многотомного исследования, которое включает в себя трехтомный труд «Российский книжный знак (1917-1991)», двухтомное издание «Ex libris. Охранная грамота книги», четырехтомную монографию «Мир экслибриса (записки коллекционера)» и шеститомное исследование «Энциклопедия советского экслибриса» (1917-1991), вышедших в свет в 2004-2008 годах. В первом томе монографии дано описание художественных книжных знаков Российской империи, выполненных в 1900-1917 годах, и приведены именные указатели по их владельцам и художникам. Во втором томе монографии представлены иллюстрации 637 книжных знаков для 564 российских книголюбов, многие из которых ранее не публиковались в отечественной печати.
Перед читателем проходят сотни графических миниатюр, выполненных российскими и зарубежными художниками от признанных корифеев до малоизвестных авторов. Автор монографии дополнил фундаментальные труды В.А.Верещагина, У.Г.Иваска и С.И.Богомолова, новыми, неизвестными ранее графическими миниатюрами. Впервые в отечественной экслибрисистике был сделан комплексный анализ книжных знаков, как с точки зрения книговедческой с упором на личность знаковладельца, так и с точки зрения искусствоведческой, где на первый план выходил автор книжного знака. Речь в монографии идет не только о знаковладельце, как о центральной и единственной фигуре, какой он представлялся в исследованиях дореволюционных коллекционеров книжных знаков, в равной степени в ней рассматривается и творчество художника - автора графической миниатюры. Если о знаковладельце и его библиотеке можно было получить из дореволюционных источников достаточную информацию, то о художнике - авторе книжного знака, речь вообще не велась, исключением из правил было экслибрисное творчество известных российских живописцев, художников творческого объединения «Мир искусства» и ряда известных графиков, стоящих близко по своей творческой манере к мирискусникам. Их творчество волновало современников, и поэтому было на виду и на слуху.
Впервые в отечественном искусстве книжного знака был составлен биографический словарь художников-экслибрисистов, которые творили в период с 1900 года по начало 1918 года. В него вошли имена не только российских авторов, но и зарубежных мастеров малой графики и не только графиков, но и живописцев, чье творчество широко известно в мире. Многие имена художников вообще канули в Лету, о них ничего не было известно, особенно по тем авторам, которые эмигрировали из России в послереволюционное лихолетье и затерялись на европейских и американских просторах. Но, работая с источниками по русскому зарубежью, автору удалось найти многие имена из числа художников - экслибрисистов начала ХХ века, проследить их судьбу на чужбине и отследить этапы их творческого пути. Труднее было узнать о судьбах художников, которые после революции остались в СССР и продолжали работать в условиях нарождающегося соцреализма. К сожалению, о многих из этих художниках ничего не удалось узнать, в искусствоведческой литературе советского периода о них нет абсолютно никакой информации, ведь далеко не все художники царской России прижились в новых для себя социалистических реалиях. Кто своевременно не эмигрировал из России и остался жить и творить в новой стране, тот должен был играть по правилам нового для себя социалистического искусства, у кого-то это получилось по состоянию души, кто-то приспособился к новым условиям, а кто-то не вписался в жесткие рамки соцреализма. Судьба их, судя по всему, оказалась печальной и во многом трагичной, некоторые из них прошли через тюрьмы и сталинские лагеря. Думаю, что в этих условиях власть видела в художниках не людей искусства, а врагов народа, им в советском искусстве и искусствоведении не было места. Правда и здесь были крайне редкие случаи, когда репрессированные художники возвращались к творчеству и становились известными и обремененными регалиями советскими деятелями искусства, но не о них речь, а о тех художниках, о судьбах которых сейчас по прошествии долгих десятилетий узнать, что-либо не представляется возможным.
Составленный буквально по крупицам биографический словарь художников, позволяет судить о тех, кто в царской России в канун революционных катаклизмов работал в малой графике и оставил в ней свой след. Естественно еще меньше информации было о художниках - любителях, все они поименно перечислены в соответствующем указателе. Автор постарался предоставить в книге максимально большее число биографий художников (некоторые из них укладываются всего в несколько строк), в надежде, что это поможет полнее воспроизвести широкий спектр художественной жизни. В монографии также уделялось пристальное внимание знаковладельцам, составу и судьбе их книжных собраний. О многих о них изначально была нужная информация, ведь при описании экслибрисов российские искусствоведы и книговеды основное внимание уделяли исключительно знаковладельцам, о художниках упоминалось вскользь или не вспоминалось вообще. Автор, используя доступный ныне материал, о котором не могло идти и речи в недалеком прошлом, не ограниченный в своих оценках советской идеологией и партийной цензурой, заметно пополнил известные биографии знаковладельцев, правдиво описал их судьбу и жизнь в СССР и в русском зарубежье. Пользуясь современными источниками, автор описал биографии многих неизвестных знаковладельцев, о которых в экслибрисной литературе было лишь голое упоминание о том, что тот или иной экслибрис принадлежит тому или иному знаковладельцу, эта информация черпалась сугубо из владельческой надписи на книжном знаке. Указатель знаковладельцев включает сотни фамилий, некоторые из них были широко известны в свое время и оставили свой след в истории, науке, искусстве и культуре царской России. По некоторым знаковладельцам автору пришлось перелопатить множество источников, чтобы написать о них несколько строчек, а имена некоторых владельцев книжных собраний так и остались неизвестными, о них ничего не было известно в начале ХХ века, они совершенно потерялись после 1917 года.
В монографии описаны не только книжные знаки владельцев библиотек из Петербурга или Москвы, на ее страницах можно увидеть графические миниатюры из провинции царской России - Польши, Балтии, Финляндии, Бессарабии, Грузии, Армении и многих губерний необъятной Российской империи. Каждый экслибрис, это увлекательная история его создания, история библиотеки, история знаковладельца, история художника его создавшего. Книга рассчитана не только для искусствоведов, книговедов и коллекционеров, но и для художников-экслибрисистов, и всех тех, кого интересует отечественное искусство книжного знака. Российский книжный знак - это огромный пласт отечественной культуры, требующий к себе серьезного и объективного подхода. Остается сожалеть, что интерес к книжному знаку в постсоветской России заметно упал, это отчасти связано и с тем, что заметно упал интерес к книге. Это неизбежный процесс в век электронных технологий. Но в каком бы кризисе не находилась ныне печатная книга, она выживет и займет свое место в будущем цивилизационном развитии человечества. Гуттенберг усадил человечество за книги, а телевидение и Интернет оторвали людей от них. И хотя книге с появлением её электронной копии, предрекают скорую смерть, это инсинуации далёких от книги и графического искусства людей, которых ныне не счесть во всех сферах жизни и искусства постсоветской России. Несмотря на это, печатная книга будет жить, а вместе с ней будет жить и её охранная грамота - экслибрис. Выживет печатная книга, будет жить и экслибрис, они идут вместе по жизни. Эта двухтомная монография часть многотомного исследования Э.Д.Гетманского по истории и практике отечественного искусства книжного знака с начала ХХ века до конца 1991 года. Автор выразил надежду, что «Моя многолетняя работа по изучению дореволюционного и советского книжного знака будет продолжена российскими исследователями малой графики, потому что верю в то, что единственной мерой времени является память, а прошлое, хранящееся в памяти, есть часть настоящего».

Е.Г.Шаин
профессор кафедры социально-педагогических наук, социологии
и политологии ТГПУ им. Л.Н.Толстого