Биографические очерки
тульская областная универсальная научная библиотека
ТУЛЬСКАЯ ОБЛАСТНАЯ
НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА
структурное подразделение ГУК ТО
"Региональный библиотечно-
информационный комплекс"
Режим работы:
пн. - чт. - с 10:00 до 19:00
сб., вс. - с 10:00 до 18:00
пт. - выходной
последняя среда месяца
санитарный день
300 041, г. Тула,
ул. Тургеневская, д. 48
Для корреспонденции:
300 000, г. Тула, а/я 3151
Тел.: +7 (4872) 31-24-81
guk.torbik@tularegion.org
Памятные даты
«Знаменосец общественной жизни»

Историки-интеллигентоведы сломали не мало копий, определяя понятие «интеллигенция». Однако есть люди, принадлежность которых к данному социальному слою не подлежит ни малейшему сомнению. Им присущи все возможные признаки этой категории: образованность, самоотверженность, бескорыстная служба своему народу, помощь нуждающимся, чувство долга, ярко выраженная гражданская позиция и др. К славной когорте таких людей, безусловно, принадлежит и наш земляк Федор Сергеевич Архангельский (1855-1928) – врач, активный общественный деятель, один из наиболее ярких представителей тульской интеллигенции конца XIX - начала XX вв. Ф.С. Архангельский родился 18 января 1855 года в городе Алексине Тульской губернии в семье священника. В 1879 году окончил медицинский факультет Московского государственного университета, после чего служил лекарем в Тамбовской губернии. Уже там определилось основное направление деятельности всей жизни Ф.С. Архангельского – борьба за улучшение санитарно-эпидемиологической обстановки в российской провинции (в Тамбовской губернии он делал максимум возможного для предотвращения эпидемии брюшного тифа). В конце XIX - начала XX вв. постоянные вспышки различных эпидемий были настоящим общественным бедствием, и решение данной проблемы являлось одной из главных задач, стоявших перед врачами. После перевода в родной Алексин (в 1881 г.), Федор Сергеевич продолжил работу по профилактике и борьбе с эпидемиями, в том числе со ставшей повальной тогда дифтерией, занимал должности городского и земского врача, бесплатно лечил ребят уездного училища. Одним из первых в крае с успехом применил в массовых масштабах дезинфекцию крестьянских изб хлорным газом. В 1884 году Ф.С. Архангельского пригласили работать на должность городского врача в Тулу, где он прожил всю оставшуюся жизнь. Будучи медиком по призванию и просто русским человеком горячо любящим свою Родину, Федор Сергеевич всеми силами старался сделать жизнь своих сограждан более качественной. В Туле он активно включился в общественную работу, которую умело совмещал с профессиональной деятельностью. Ф.С. Архангельский входил в состав Общества тульских врачей (одного из первых обществ, созданных по инициативе интеллигенции в Тульской губернии в 1860 г.) наряду с такими известными и уважаемыми людьми как В.И. Смидович, В.Г. Преображенский, Н.А. Соболев, Н.П. Каменев, Ю.Г. Цейтлин и др.; одновременно Федор Сергеевич был членом Тульского отдела Русского общества охранения народного здравия, которое приложило немало усилий к улучшению здравоохранения в крае. По инициативе Федора Сергеевича с марта 1887 года при Городской управе начала свою работу санитарно-исполнительная комиссия (позднее называлась комиссией общественного здравия), в которой он сам активно трудился вплоть до ее ликвидации в 1917 году и многое сделал для улучшения санитарного положения в Туле. В 1898 году Федора Сергеевича назначили на должность помощника инспектора врачебного отделения губернского правления. Ф.С. Архангельский по примеру столичных городов, где существовали женские амбулатории по кожно-венерическим заболеваниям, открыл при губернской больнице специальный бесплатный смотровой пункт. В 1898 году Федора Сергеевича назначили на должность помощника инспектора врачебного отделения губернского правления. 7 ноября 1904 года в Туле был открыт приют для опьяневших, цель которого – «дать бесплатное помещение, уход и медицинскую помощь тем лицам, которые будут подбираемы чинами полиции или иным способом на улицах г.Тулы в тяжелом и бесчувственно пьяном виде и которые будут нуждаться в медицинской помощи». Инициатива открытия приюта была осуществлена Тульским городским Комитетом трезвости, «при ближайшем и непосредственном участии члена сего Комитета врача Ф.С. Архангельского». В день открытия приюта в своей речи Федор Сергеевич подчеркнул, что это действительно памятный день для г.Тулы, так как впервые открыто специальное учреждение, имеющее целью борьбу с алкоголизмом, который является одним из заболеваний, влекущих «к вырождению населения, к экономическому разорению и нравственной порче пораженного им населения». В годы русско-японской и первой мировой войны Ф.С. Архангельский назначался ординатором и консультантом в лазаретах и обществах Красного Креста. В приказе по войскам Тульского гарнизона № 196 от 17 ноября 1915 года выделено, что одним из лазаретов, которые обращают на себя внимание «образцовым порядком, обилием воздуха и света» является Владимирский госпиталь Общества Красного Креста, помещавшийся в здании женской гимназии на нескольких этажах, которым заведовал военный врач Архангельский. Здесь же подчеркивалась важность того, что весь персонал (9 врачей и 23 сестры милосердия) проживает при лазарете, где находится такое большое количество (224 человека) больных и раненых. Ф.С. Архангельскому во многом обязано открытие в Туле городской больницы, на строительство и функционирование которой завещал солидную сумму тульский купец Д.Я. Ваныкин. Федор Сергеевич был его душеприказчиком, а так же одним из свидетелей, подписавших завещание благотворителя. Кроме того, он вошел в особую комиссию по строительству больницы, которая была открыта 25 января 1908 года. Много внимания уделял Ф.С. Архангельский противотуберкулезному диспансеру, открытому в 1919 году в Туле в благоустроенном помещении на ул. Тургеневской, дом 59. Здесь кроме лечебницы имелась бактериологическая лаборатория и зубоврачебный кабинет. Профессиональная и общественная деятельность Федора Сергеевича Архангельского широка и многообразна. Его опыт заслуживает пристального внимания и тщательного изучения. Будучи не совсем здоровым человеком (паралич руки), всю жизнь Федор Сергеевич служил на благо своего края, своих земляков. Бесплатно лечил учащихся различных учебных заведений, больных в лечебнице Общества тульских врачей, в детском приюте; помогал своему другу П.П. Белоусову при создании парка; трудился на ниве судебно-медицинской экспертизы; писал и публиковал научные статьи, выступал с докладами на съездах врачей, различных краевых совещаниях. В годы революции Ф.С. Архангельский лечил тиф, холеру, испанку. Он участвовал в организации учреждений здравоохранения края, заведовал врачебно-административным подотделом губернского отдела здравоохранения и судебно-медицинской экспертизы области. Федор Сергеевич читал лекции по различным медицинским вопросам, продолжал заниматься санитарным благоустройством города. Он составил документацию для строительства уличной канализации в Туле. Остается только удивляться, как на все это хватало сил, энергии, целеустремленности этому человеку. Не зря коллеги назвали Федора Сергеевича «знаменосцем общественной жизни, умевшим будить симпатии и внимание к врачебному делу». Благодаря таким людям, как Ф.С. Архангельский, отдававшим все силы на благо тех, кто нуждался в поддержке, заботе, помощи, в российской провинции в конце XIX - начале XX веков постепенно создавались условия для формирования структур и отношений гражданского общества, для которого характерно стремление его членов решать насущные проблемы самостоятельно, без вмешательства государства и, тем самым, создавать необходимые условия для удовлетворения различных потребностей населения. Федор Сергеевич Архангельский был именно таким человеком, которым могут по праву гордиться его земляки.

Т.А. Вепренцева.

Литература:

ГАТО, Ф. 90, оп. 1, т. 41, д. 33787, л. 29. ГАТО, Ф. 209, оп. 1, д. 8, л. 276-276 об. ГАТО, Ф. 99, оп. 1, д. 1.

* * *

Архангельский, Ф.С. Доклад Тульскому Городскому Комитету Попечительства о народной трезвости: о желательности устройства в городе Туле средствами Комитета «Приюта для опьяневших» / Ф.С. Архангельский // Приют для опьяневших в г.Туле: Учрежден Тульским городским комитетом попечительства о народной трезвости: Отчет за 1904 год.- Тула, 1905.- С. 3-27.

Литература о нем:

Архангельский Федор Сергеевич // Тульский биогр. слов.- Тула, 1996.- Т.1.- С.29

Петухов, А.А. Жил в Туле доктор…: Федор Сергеевич Архангельский (1855-1928) / А.А. Петухов, С.А. Рассаднев // Гордость земли Тульской.- Тула, 1991.- Т.2.- С. 360-363: портр.- Библиогр. в конце ст.

Петухов, А. Врач и общественник Ф.С. Архангельский / А. Петухов // Знамя Ильича.- 1982.- 10 марта.

Рассаднев, С. Жил в городе доктор… / С. Рассаднев // Коммунар.- 1978.- 22 сент.

Фомин, Н. Сподвижник в благородном деле / Н. Фомин // Тула вечерняя.- 1994.- 13 апр.- С. 3.

* * *

Ф.С. Архангельский: [Некролог] // Коммунар.- 1928.- 3 авг.
К 185-летию со дня рождения Викентия Игнатьевича Смидовича

Говоря о туляках, внёсших большой вклад в развитие русской культуры, нельзя не назвать имя Викентия Игнатьевича Смидовича, ставшего отцом будущего писателя, пушкиниста, переводчика и литературного критика Викентия Викентьевича Вересаева.

Викентий Игнатьевич Смидович родился 3 (15) сентября 1835 года. По национальности поляк, по вероисповеданию - католик – он стал известным врачом и общественным деятелем, который оставил глубокий след в истории г. Тулы.

Его отец Игнатий Михайлович был богатым помещиком, участвовал в польском восстании 1830-1831 годов. После подавления восстания его имение было конфисковано, и он вынужден был с семьей бежать из Варшавы в Каменец-Подольский. Здесь и родился Викентий Игнатьевич Смидович. В середине 40-х годов Игнатий Михайлович умирает, оставляя вдову с четырьмя сыновьями без средств к существованию. После смерти отца Викентия Игнатьевича берет к себе на воспитание родной брат Игнатия Михайловича – Викентий Михайлович Смидович. Тульский помещик, штабс-капитан русской службы в отставке, православный, жил в селе Теплое Крапивенского уезда Тульской губернии. Окончив в 1860 г. курсы в Московском университете, Викентий Игнатьевич приехал в Тулу, где начал заниматься обширной медицинской практикой – работал ординатором больницы Тульского Приказа общественного призрения. В 1887 году доктор Смидович вышел в отставку и стал частным практикующим врачом. Он быстро завоевал уважение и любовь туляков своей отзывчивостью, трудолюбием, неподкупной честностью и профессионализмом, именно к нему часто обращались за бесплатной медицинской помощью. Особой популярностью и уважением пользовался среди тульской бедноты. В «Воспоминаниях» В.В. Вересаев писал: «Когда приходилось с ним идти по бедняцким улицам – Серебрянке, Мотякинской и подобным, – ему радостно и низко кланялись у своих убогих домишек мастеровые с зеленоватыми лицами и истощенные женщины». Далее Вересаев делает такую запись: «Хотелось, когда вырастешь, быть таким же, чтобы так же все любили». В.И. Смидович многое сделал для врачебной деятельности. Он был в числе учредителей Общества тульских врачей, ему принадлежит мысль об открытии городской лечебницы – единственного в городе всем доступного учреждения. Кроме того, он принимал деятельное участие в работе Статистического комитета, провёл мысль о необходимости однодневной переписи населения и разработанную её с санитарной точки зрения положил в основу санитарной статистики г. Тулы. В.И. Смидович занимался активной общественной деятельностью. Не было ни одного серьёзного городского вопроса, в котором так или иначе Викентий Игнатьевич не принимал бы участия. Все помнят В.И. Смидовича как гласного Городской Думы. Но наибольшая его заслуга – изучение санитарного состояния города. Метеорологические наблюдения, изучение стояния грунтовых вод и их химического состава, исследование городской почвы, направления стоков – всё это велось В.И. Смидовичем с удивительным постоянством и настойчивостью. Им была организована Санитарная комиссия, руководителем и участником которой Викентий Игнатьевич был до самой своей смерти. Викентия Игнатьевича всегда интересовал вопрос о состоянии питьевой воды в городе. Он провел ряд исследований на химический состав двух главнейших источников: Рогожинского и Надеждинского. Сопоставив результаты, Смидович заявляет о необходимости проведения водопровода в Тулу из Рогожинского колодца. Но – увы! – не всем начинаниям Викентия Игнатьевича суждено было воплотиться в жизнь. Викентий Игнатьевич пользовался в г. Туле обширной популярностью не только, как врач, но и как хороший человек. Католик по вероисповеданию, он был избран членом приходского попечительства о бедных прихожанами православной Александро-Невской церкви. Занимался он и благотворительной деятельностью, принимая самое активное участие в Обществе милосердия.

Как широко образованный человек, В.И. Смидович имел настолько разносторонние увлечения, что не было, кажется, такой научной области, которой бы он не интересовался. Так, в своём доме на ул. Верхне-Дворянской у него была хорошо обставленная химическая лаборатория, которую впоследствии Викентий Игнатьевич с охотой отдал Санитарной комиссии, так же как и обширную библиотеку по самым разным отраслям знания.

Несмотря на трудности, неудачи, с которыми Викентию Игнатьевичу приходилось сталкиваться, он никогда не отчаивался, а продолжал бороться. В «Воспоминаниях» Вересаев с любовью писал об отце: «Рутина провинциальной жизни не могла засосать его. Он до конца дней сохранил свою живую душу во всей красоте ее серьезного отношения к жизни и глубокого благородства… И до последних дней он кипел, искал, бросался в работу, жадно интересовался наукою, жалел, что для нее так мало остается у него времени…» Умер В.И. Смидович на своем посту, заразившись от больного сыпным тифом. Сам писал свою историю болезни до последнего дня. Умер 15 (27) ноября 1894 года. Похоронен на Всехсвятском кладбище в Туле (захоронение не обнаружено). Городская общественность глубоко ценила заслуги В.И. Смидовича и тяжело переживала смерть старейшего врача г. Тулы, который, как напечатали впоследствии в одной из тульских газет, «обладал обширными знаниями, прекрасным образованием, добрым сердцем, благородным характером и скромностью истинного философа».

Старшие научные сотрудники Дома-музея В.В. Вересаева

Чернова Б.А., Ткач В.Ю.

Труды В.И. Смидовича:

Материалы для описания г. Тулы : санитар. и экон. очерк / В. Смидович. - Тула, 1880. - 132 с., IV с., 2 л. табл.

Влияние местности и занятий на физические качества призывных Тульской губернии : призывы 1879 и 1880 гг. / сост. В.И. Смидович. - Тула : Тип. Н.И. Соколова, 1881. – 44 с.

Что такое холера и как с нею справляться : чтение для народа / сост. В.И. Смидович. - Тула : Тип. Н.И. Соколова, 1885. – 32 с.

О насильственных и случайных смертях в Тульской губернии за 1879-1884 гг., сравнительно с другими губерниями Европейской России / В. Смидович. – СПб. : паровая скоропеч. Яблонский и Перотт, [1887] – 43 с.

Что такое холера и как с нею справляться : чтение для народа / сост. В.И. Смидович. – 2-е изд., испр. и доп. – Тула : Тип. губ. правл., 1893. – 42, II с.

В виду холеры : (к сведению образов. людей) / сост. В.И. Смидович. – Тула : Тип. губ. правл., 1892. – 24 с.

Результаты переписи гор. Тулы, произведенной 29 ноября 1891 года / В.И. Смидович. – Тула : Тип. Е.И. Дружининой, 1894. – 32 с.

Литература о нем:

Рассаднев, С.А. Доктор Смидович / С.А. Рассаднев. – Тула : Приок. кн. изд-во, 1988. – 104 с. : фото.

Смидович Викентий Игнатьевич // Тульский биогр. слов. : [в 2 т.] – Тула, 1996. – Т. 2 : (М-Я). – С. 185. – Лит. в конце ст.

Люкшинова, В. Смидовичи // Люкшинова, В.Д. Из тульских дворян : ист.-геналог. зарисовки. Генеалог. наброски / В.Д. Люкшинова. - Тула, 2006. - С. 169-171. - Лит. в конце ст. В т.ч. о В.И. Смидовиче.

Сороцкая, В.Н. Очерк из истории земской медицины Тульской губернии : Смидович Викентий Игнатьевич (1835-1894 гг.) / В.Н. Сороцкая // Материалы научно-практических конференций, посвященных 55-летию сотрудничества ММА им. И.М.Сеченова и здравоохранения Тульской области. - М. ; Тула, 2002. - С. 290-292.

Сучкова, А.Е. В.И. Смидович и общество тульских врачей : (к постановке проблемы) / А.Е. Сучкова // Россия. Традиции и новации : история, политология, право : чтения, посвященные памяти В.Н. Ашуркова : сб. материалов, 17 мая 2000 г. - Тула, 2000. - С. 150-152.

Ткач, В.Ю. Роль Смидовичей в истории государства и в развитии культуры / В.Ю. Ткач // Вестн. «Живая жизнь». - Тула, 2004. - Вып. 1. - С. 4-5 ; Вып. 2.- С. 3-4. В т.ч. о В.И. Смидовиче.

Крутиков, В. Вино в количестве, опасном для здоровья… / В. Крутиков // Тул. известия. – 1996. – 14 марта. О В.И. Смидовиче, о его работе «О насильственных и случайных смертях в Тульской губернии за 1879-84 гг., сравнительно с другими губерниями Европейской России»

Рассаднев, С. «Благотворительностью дела не поправить» / С. Рассаднев // Коммунар. – 1979. – 24 марта.

Ткач, В.Ю. Самый народный доктор / В.Ю. Ткач // Слобода. - 2006. - 28 июня-5 июля. - С. 21 : ил., фото.

* * *

В.И. Смидович : [некролог] // Тул. губ. ведомости. - 1896. - № 76, ч. неофиц. - С. 2.

Соколова, И. Вымыслы и факты : еще раз о том, где похоронен В.И. Смидович / И. Соколова // Тул. известия. - 1996. - 13 нояб.

Сучков, В. Где похоронен Смидович? / В. Сучков // Тул. известия. - 1996. - 20 апр.

Александров, А.В. «Во тьме печальной гроб качается...» / А.В. Александров //

Наша жизнь. - 1996. - 16 июля.

Вокамов, А. Тайна доктора Смидовича / А. Вокамов // Ясногорье. - 1996. - 11 июля.

Дудин, В. Кто похоронен под церковью / В. Дудин // Наша жизнь. - 1996. - 11 июля.
Петр Петрович Белоусов родился 23 января 1856 года в селе Мантырьево Одоевского уезда Тульской губернии в семье священника. Учился в Тульском и Белевском духовных училищах, окончил медицинский факультет Московского университета (1880). С 1880-го по май 1889 г. работал в городах Каменецке и Ямпольске Подольской губернии, шесть лет в Одоевском уезде Тульской губернии. В мае 1889 года Тульское губернское правление пригласило Белоусова приехать в Тулу и занять должность санитарного врача города.

Жизнь Петра Петровича Белоусова — яркий образец совпадения научных интересов, профессиональной компетенции, духовных качеств человека и общественной потребности.

Имя П.П. Белоусова известно далеко за пределами Тулы, где протекала его деятельность в качестве санитарного врача и осуществились большинство его замыслов.

П.П. Белоусов — ученик и непосредственный продолжатель дела Ф.Ф. Эрисмана, профессора, основателя кафедры гигиены на медицинском факультете Московского университета, преобразованной в 1890 г. в Гигиенический институт, который придавал большое значение влиянию почвы на здоровье и условия жизни человека и по праву считается крупнейшим представителем экспериментального направления гигиены в России. На свойство почвы к самоочищению от отбросов и нечистот направил свой научный интерес и П.П. Белоусов.

Одно из первых санитарных нововведений Петра Петровича – поля запахивания, организованные в 1890 году и заменявшие в то время отсутствие канализации (они и ныне упоминаются в учебниках по общественной санитарии и гигиене).

Эти поля распахивались, засевались зерновыми и огородными культурами и при десятипольном обороте на них достигались полностью санитарные и агрономические цели: в почве органические вещества, содержащиеся в нечистотах, распадались, и образовывались необходимые для питания растений соли азотистой и азотной кислот.

Белоусовские ассенизационные поля просуществовали в Туле вплоть до Великой Отечественной войны. Они спасали город от опустошительных эпидемических заболеваний.

Сейчас трудно себе представить город без канализации и водопровода. А ведь так было: воду для питья и пищи брали из дворовых и уличных колодцев, из Упы, Тулицы, других рек и речушек. Водопровод провели в Туле в 1893 г. благодаря усилиям П. П. Белоусова и доктора В.И. Смидовича (отца писателя В.В. Вересаева). В то время (1893 г.) это был прорыв к новому качеству жизни. Однако с грустью приходится признать – вода в Туле, как была более ста лет тому назад низкого качества, с чем не мог смириться санитарный врач, такой и остаётся, ожидая, видимо, прихода нового подвижника…

Белоусов был для Тулы незаурядным, достойным подражания явлением. Очень волновало санитарного врача состояние городского рынка и базара на Арсенальной площади. Здесь довольно часто можно было купить молоко, разбавленное водой, вместо коровьего масла — маргарин и так далее. Торговцы подделывали пищевые продукты.

Белоусов организует химическую лабораторию, принимает активное участие в создании санитарно-аналитической станции.

В «Отчете медицинского департамента Министерства Внутренних Дел за 1893—1895 гг. по Воронежской, Курской, Орловской, Рязанской, Тамбовской и Тульской губерниям» говорилось, что «ни в одном из городов этих губерний нет правильно устроенных гигиенических лабораторий. Только в городе Туле при санитарном враче Белоусове имеется нечто подобное такой лаборатории».

Его практические труды по организации городской санитарии и гигиены легли в основу его научной работы. В 1896 г., будучи уже тяжело больным, П.П.Белоусов защитил диссертацию и был утвержден в степени доктора медицины.

Однако, сегодня для большинства туляков имя П.П.Белоусова ассоциируется прежде всего с городским парком, даже памятник санитарному врачу установлен в парке. Видимо дело тут не только в том, что парк – красавец, один из лучших в Европе, это разговор особый.

Важно другое – в Туле, городе сугубо промышленном и купеческом, где царили нравы Растеряевой улицы, где местом прогулок служили лишь Кремлевский бульвар да Всехсвятское кладбище, где во дворах держали птицу и скот, а на улицах к услугам домашних животных роскошные грязевые ванны, непролазные для людей – затеяно и осуществлено небывалое. Огромная городская свалка и место выгона скота площадью в 30 (по другим источникам 35) десятин были поглощены зеленым цветущим оазисом и город разбогател прекрасным парком.

А ведь начиналось, как обычно в России – подвижничеством одиночки, который не только понял: так жить нельзя, но сумел убедить городские власти – как жить надо. Для начала под парк отвели городской выгон. Первые посадки Белоусов производил сам на собственные средства. Но прежде надо было продумать графический план, сделать то, что сейчас называется садово-парковым дизайном. Саженцы поступали из государственных засек.

В 1896 году в «Тульских губернских ведомостях» писалось: «Должно быть, вы не знаете, что в Туле существует прелестный уголок, недавно народившийся городской парк. Иначе бы вы изо дня в день ходили бы туда подышать чистым, свежим нагорным воздухом, услаждали бы свой слух серебристыми переливами жаворонка».

Так по инициативе одного упорного человека и с участием единомышленников случилось некое почти что… чудо, которое вот уже более ста лет продолжает радовать новые поколения горожан.

Парк несколько раз переименовывали. В июне 1991 года по многочисленным просьбам туляков ему вернули имя основателя.

Сегодня Белоусовский парк входит в десятку лучших парков Европы. Его посещают более миллиона человек в год. В этом маленьком экологически чистом центре промышленного города нашли приют более десятка творческих коллективов, аттракционы, живые уголки. Ежегодно парк отмечает два особенных праздника: 23 января – в день рождения Белоусова, и в последнее воскресенье июня, когда парк отмечает свой день рождения, – руководство парка возлагает цветы на могилу основателя излюбленного места отдыха туляков. Петр Петрович Белоусов умер 2 августа 1896 г. и похоронен на Всехсвятском кладбище в Туле.

За семь лет работы в качестве городского санитарного врача Белоусов сделал для города так много, что спустя более полувека благодарные горожане 12 октября 1960 г. открыли памятник в городском парке его имени, а тульский краевед Сергей Рассаднев написал книгу о его жизни и добрых делах, вышедшую в 1975 г. под названием «Здравствуйте, Петр Петрович».

В Туле сохранился дом на улице Пирогова, 36, в котором в 1889-1896 гг. жил санитарный врач, общественный деятель П.П. Белоусов.

Дом небольшой, одноэтажный, под четырехскатной крышей, бревенчатые стены обшиты тёсом, окна, выходящие на улицу, имеют наружные ставни – таких домов было много в первой половине XIX века. На доме 11 марта 1974 г. установлена мемориальная доска с текстом: «В этом доме проживал основатель Центрального парка культуры и отдыха в г. Туле Белоусов Петр Петрович».

Н.В. Шкроба 2005 г.

Литература:

Белоусов, П.П. К вопросу о современном положении и ближайших задачах ассенизации русских городов : материалы по обществ. гигиене : [дис.] / П.П. Белоусов. – Тула : Тип. губ. правления, 1896. – VI, VIII, 221 с.

2 августа 1896 года умер санитарный врач Белоусов П.П. // Отчет Тульской городской управы за 1896 год. - Тула, 1897. - С. 160.

Белоусов Петр Петрович // Тульский биогр. слов. – Тула, 1996.- Т. 1. – С. 55.

Петр Петрович Белоусов // Дубна и Дубенцы : сб. худож. и краевед. материалов. - [Дубна], 2000. – С. 40-41.

Белоусов Петр Петрович // Они родились на Дубенской земле. - Дубна, 1994. - С. 11-12.

Рассаднев, С.А. Здравствуйте, Петр Петрович! : (очерк о санитарном враче П.П. Белоусове) / С.А. Рассаднев. – Тула : Приок. кн. изд-во, 1975. – 48 с. : фото.

Тульский парк имени Белоусова. 1893-1993. – Тула : Лев Толстой, 1993. – 14 с. : фото.

Рассаднев, С.А. Верноподданный санитарии : Петр Петрович Белоусов (1856-1896) / С.А. Рассаднев // Гордость земли Тульской. – Тула, 1991. – Т. 2. - С. 364-366 : портр. – Библиогр. в конце ст.

Рассаднев, С.А. Дом, в котором 1889-1896 гг. жил санитарный врач, общественный деятель П.П. Белоусов / С.А. Рассаднев // Материалы свода памятников истории и культуры РСФСР. Тульская область. – М., 1977.- С. 49-51.

Сороцкая, В.Н. Очерк из истории земской медицины Тульской губернии : Белоусов Петр Петрович (1856-1896 гг.) / В.Н. Сороцкая // Материалы научно-практических конференций, посвященных 55-летию сотрудничества ММА им. И.М.Сеченова и здравоохранения Тульской области. - М. ; Тула, 2002. - С. 286-287. - Загл. обл. : 55 лет сотрудничества.

Музалевская, Л.С. Их имена мы должны помнить / Л.С. Музалевская // Проблемы инфектологии в Тульской области. - 1998. - № 6. - С. 37-40. О тул. деятелях, сыгравших заметную роль в развитии санитарно-эпидемиолог. дела края, в т.ч. о П.П. Белоусове.

Шкроба, Н. Гордость Тулы / Н. Шкроба // Тул. инженер. - 2005. - № 4. - С. 28-31 : фото.

Горчакова, М. «Булонский лес» неугомонного доктора / М. Горчакова // Тула. - 2001. - 23 янв. - С. 4.

Кривенкова, С. «Это есть самое лучшее, что есть в Туле» / С. Кривенкова // Мол. коммунар. - 2005. - 19 авг. - С. 31 : фото.

Куликов, В. Санитарный врач не молчал... / В. Куликов // Тула вечерняя. - 1993. - 15 дек.

Почетный гражданин города // Слобода. - 2001. – 26 июля-2 авг. (N 29). - С. 33 : фото.

Тимофеева, Л. 112 лет тульскому водопроводу / Л. Тимофеева // Слобода. - 2005. - 2-9 февр. (№ 5). - С. 60 : фото. О роли П.П.Белоусова.

Центральный парк был разбит на свалке // Там же. - 2004. – 30 июня-7 июля (№ 27). - С. 22 : фото.

Шишкина, Л. Вспоминая добрым словом / Л. Шишкина // Тул. известия. - 2003. - 1 июля.

***

Копылевич, А.Я. 135 лет со дня рождения (1856) П.П. Белоусова / А.Я. Копылевич // Тульский край. Памятные даты на 1991 год : указ. лит. - Тула, 1990. - С. 20-21. - Библиогр. : 4 назв.

130 лет со дня рождения (1856) П.П. Белоусова : [библиогр.] // Тульский край. Памятные даты на 1986 год : указ. лит. - Тула, 1985. - С. 15-16. - Библиогр. : 4 назв.
«Русская интеллигенция, - писал академик Д.С. Лихачёв, - явление в мире почти уникальное. Везде были интеллектуалы, везде развивалась научная мысль. Но нигде, кроме России, жизнь интеллигенции не была так тесно связана с народной жизнью. Нигде не было в её рядах такого единства, такой преемственности в служении общественному долгу». Значимость отечественной интеллигенции во многом предопределялась той гуманистической деятельностью, которая была свойственна каждому из её истинных представителей. Сегодня стремление к возрождению полузабытых традиций российской интеллигенции всё чаще находит опору не в абстрактном рассуждении, а в реальных фактах, подлинных документах, конкретных именах. Среди тульской интеллигенции минувшего века была целая плеяда ярких незаурядных личностей, вся жизнь которых подчинялась идее служения людям, эталону добра и милосердия. Увы, далеко не все из этих весьма примечательных лиц достаточно известны тулякам. Так пусть же наша память станет богаче хотя бы ещё на одно имя. Формулярный список о службе штатного ординатора Тульской губернской земской больницы, коллежского советника Николая Андреевича Соболева заканчивается записью от 1 апреля 1895 года: «Состоя на службе, умер». Скоропостижный уход из жизни 67-летнего врача, которого повсеместно именовали гуманистом, стал ощутимой потерей для его коллег, общественности, пациентов. Вершин своего профессионального мастерства Н. А. Соболев достигает, будучи заведующим психиатрическим отделением Тульской губернской земской больницы, в 70-е - 90-е годы. Однако этому времени заслуженного признания и нелёгкого труда предшествовал период несколько иной службы. Николай Соболев родился в 1827 г. в семье врача, что существенно предопределило его профессиональный выбор. Окончив Тульскую гимназию, он в августе 1845 года поступил в Императорский Московский Университет для изучения курса медицинских наук, стал казённым воспитанником. 7 июля 1850 года Соболев был утверждён в степени лекаря и в звании уездного врача, а через несколько дней – определён по специальности в Тобольский пехотный полк. Военная служба внесла свои коррективы в его жизнь и в течение нескольких лет забрасывала то в один, то в другой конец страны. В 1854 г. (с 8 марта по 7 октября) и в 1855 г. (с 16 апреля по 15 ноября) Соболев, находясь в составе войск Нарвского гарнизона, участвовал в походах против соединённых флотов Англии и Франции, за что и был награждён «светлобронзовой медалью на Андреевской ленте». Вскоре Соболев переходит на гражданскую службу, возвращается на тульскую землю. В апреле 1857 года он становится городовым врачом в Веневе, с марта 1860 года занимает такую же должность в Туле. Через несколько месяцев в дополнение к выполняемым обязанностям Соболев был определён штатным врачом при Тульской Духовной Семинарии и Тульском Духовном училище и, одновременно, преподавателем медицины ученикам высшего отделения Семинарии. Невзирая на большую загруженность, Николай Андреевич не отказался ещё от одной, причём неоплачиваемой должности – врача в приюте девиц духовного звания. Власти, в целом, благосклонно относились к Соболеву, которого, в первую очередь, отличала всепоглащенность своей профессией, в изначальной основе которой и лежит истинный гуманизм. К 1862 году, будучи уже признанным врачом, Соболев был произведён в чин надворного советника и награждён «за отлично усердную службу» орденом Св. Станислава 3-й степени. За исключением кратковременной службы в Крапивне (1865 г.), Николай Андреевич продолжает трудиться в Туле. С февраля 1867 г. он назначается сверхштатным ординатором при Тульской земской больнице, где с 1872 года занимает штатную должность. Следует подчеркнуть, что врачи этого лечебного заведения пользовались наибольшей известностью и авторитетом. И сегодня не забыто их мастерство. Это – патологоанатом, хирург и акушер А.М. Руднев; доктор медицины, ведущий специалист лаборатории клинических, бактериологических, химических и гистологических исследований – Я.А. Щеглов; терапевт Р.А. Дрейер, хирурги: М.Н. Коростелёв, В.М. Чекан; Н.М. Терешенков, Б.И. Черенцов, Б.Т. Шефтель, М.И. Ксидо; невропатолог К.А. Зажурило, венеролог И.Н. Гринер и ряд других. Тульские врачи славились своей общественной инициативностью, благотворительными начинаниями, активным участием во Всероссийских медицинских съездах. О многом говорит и тот факт, что в I860 году было создано «Общество тульских врачей». Первоначально его целью считалось «быть полезным всеми своими средствами тульским жителям», а также в открытой обществом «лечебнице для приходящих больных» организовать «подаяние врачебных советов и пособий больным всякого звания и сословия». (Современники утверждали, что немалая заслуга в открытии этой лечебницы принадлежала Соболеву, который затем долгие годы вёл в ней бесплатный приём больных.) Позже задачи Общества тульских врачей расширились. Его устав был дополнен постановкой задач по изучению губернии в санитарном отношении, составлении её медицинской топографии и санитарной карты; изучению условий возникновения болезней, статистическим исследованиям и т.д. К началу 70-х годов перед местными врачами встала новая задача. Необходимо было принимать экстренные меры в отношении психиатрического отделения губернской больницы. Даже в официальных отчётах это лечебное заведение характеризовалось как «царство грубой расправы», «царство дурного питания», «буйство драки, грязи и тесноты». Врач мог пройти к пациентам не иначе, чем с конвоем надзирателей. Практически единственным человеком, на которого возлагались надежды и тульских медиков, и местной общественности оказался Н.А. Соболев. Невзирая на то, что Соболев имел к этому времени большую семью (7 детей), он продолжал выполнять обязанности врача при Тульской Семинарии, а позже – при епархиальном училище, Николай Андреевич взялся за предложенное ему дело. Вступая в должность заведующего, Н. А. Соболев заявил, что необходимо полностью переустроить внутреннюю жизнь вверенного ему отделения «согласно с началами науки и гуманности». А условия для переустройства были нелёгкими. Не хватало денежных средств, помещения для больных – крайне тесны, малочисленен вспомогательный персонал. Одним из первых нововведений Соболева был запрет на применение к пациентам «кожаных нарукавников с железной арматурой»; далее были резко сокращены, а впоследствии исключены случаи использования «горячечной рубашки». «Необходимо гуманное и ласковое обращение», - внушал Николай Андреевич своим сотрудникам. В 1880 году врач В. Н. Смидович (отец писателя В. В. Вересаева) писал: «Я сам был свидетелем того, как быстро удавалось ему успокаивать разъярённых больных несколькими ласковыми словами». В дальнейшем помощник Н.А. Соболева - Н. П. Каменев отмечал, что теперь каждый врач «в любой час дня и ночи, по отделению как беспокойных, так и буйных может свободно и безопасно ходить один, настолько улучшилась обстановка, содержание и гуманитарная дисциплина больных». Не одним только тактичным и умелым обращением с пациентами характеризовалась деятельность Соболева. По его инициативе были расширены помещения, как основной лечебницы, так и Мясновского приюта; более обоснованно разделены больные; было обновлено оборудование, проведён водопровод, организовано надлежащее отопление и вентиляция. По настоянию Соболева проводилось дренажирование почвы, были устроены поглощающие (очистительные) колодцы, повсеместно рассаживались цветы. Одним из направлений деятельности заведующего было решение проблемы об оптимальном времяпрепровождении больных. Здесь появилось множество новшеств. Одни пациенты занимались «общими работами»: делали уборку, носили глину, рубили капусту, возили дрова, шили одежду и бельё. Впрочем, заметим, что ряд работ больные вынуждены были выполнять и в силу необходимости, из-за отсутствия достаточного штатного персонала... В то же время при лечебнице были специально открыты переплётная мастерская, где красиво оформлялись книги, делались папки, ярлыки; столярная мастерская, изготовляющая кадушки, рамы, табуретки; мастерская для женщин, где шили, пряли, вязали, занимались художественным плетением. Поощрялись и развлечения для пациентов; небольшие вечеринки, чтение, волшебный фонарь, шашки... Далее стало практиковаться рисование, разучивание песен и танцев; зимой – салазки. Разумеется, всё это требовало бдительного врачебного наблюдения, о чём неустанно напоминал Соболев. Вскоре пациентам стали доступны прогулки в Баташевский сад; устраивались и загородные вылазки «с хороводом, пением, чаепитием, угощением…». Несмотря на явные улучшения в лечебнице, которые обратили на себя внимание и тульских врачей, и губернской администрации, и местной общественности – Н. А. Соболев был далеко не удовлетворён своей деятельностью. В ежегодных отчётах он писал, что в больнице пока «сносно», но... нерешённые вопросы окружали со всех сторон. Необходимо было организовывать самостоятельную отдельную психиатрическую лечебницу (а не отделение); изыскивать значительные денежные резервы, готовить высоко квалифицированных специалистов и, конечно, развивать гуманистическую психиатрию. Соболеву катастрофически не хватало вспомогательного персонала, финансов; наконец, он не мог помочь «с квартирами» своим врачам... Однако коллеги, невзирая на весьма критическое отношение Николая Андреевича к своей деятельности, сходились во мнении о том, что его «заведование ушло вперёд против бывшего ранее «сумасшедшего дома», по крайней мере, на 50 лет». Не приостанавливал Н. А. Соболев и свою деятельность в Обществе тульских врачей. Его стараниями для пополнения финансовых резервов, при лечебнице Общества была открыта аптека «с вольной продажей лекарств». В тоже время велась кропотливая работа по совершенствованию всех направлений в сугубо медицинской сфере, с тем, чтобы Общество поднялось на высшую ступень отличия и могло быть принято «под высочайшее покровительство её императорского величества государыни императрицы Марии Фёдоровны». С Февраля 1890 года Н.А. Соболев становится президентом Общества тульских врачей. Не находя должной финансовой поддержки от властей, Николай Андреевич тем не менее не был обойдён иным вниманием. В июле 1873 года он награждён орденом Св. Анны 3-й степени, в августе 1880 года – становится кавалером ордена Св. Станислава 2-ой степени, в сентябре 1866 года за 35-летнюю «беспорочную выслугу в классных чинах» был пожалован кавалером ордена Св. Владимира 4-ой степени, а в августе 1391 года получил знак отличия беспорочной службы за 40 лет. Но вот вступила в права весна 1895 года. Как-то сложилось, что март и апрель почти ежегодно доставляли Соболеву много хлопот. Особенно запомнился ему 1887 год, точнее - 1 апреля. Тогда в переплётной мастерской он получил удар ножом в живот от спокойного с виду больного. Лишь случайно рана не проникла в полость живота. В наступившем марте 1695 года в больнице произошла жестокая «вспышка инфлюэнции». Самоотверженно отстаивая от болезни каждого пациента, Соболев, казалось, не замечал, что сам еле держится на ногах. Последствия перенапряжения оказались трагичны. Он слёг. Кто знает, какие воспоминания тревожили врача на грани ухода в иной мир? Быть может, его память была наполнена тёплыми именами родных: Елизавета Васильевна - первая жена; дети: Сергей, Василий, Тихон, Андрей, Алексей, Мария, Евгения; нынешняя верная спутница, жена – Лидия Александровна; весёлые внучата... Жизнь была наполнена работой и семьёй. Впрочем, случались и краткие дни отдыха... У Елизаветы Васильевны было родовое имение под Санкт-Петербургом, а позже у Соболева появились Нижние Городенки. Там, в Одоевском уезде, он тоже пользовался уважением. Даже лет пять назад его избрали Почётным мировым судьёй по Одоевскому уезду. Но вот наступило время для печально-тривиальной фразы: «После непродолжительной болезни Николай Андреевич Соболев скончался». Заменивши его в должности врач Н. П. Каменев настоятельно подчёркивал, что, говоря о Соболеве, необходимо иметь в виду талантливого врача гуманиста, «которого многие больные называли отцом, и смерть которого вызвала горячие слёзы многих больных...». Буквально через несколько месяцев после смерти Соболева исполни¬лись две его мечты. Психиатрическое отделение Тульской губернской земской больницы по решению Земского собрания было преобразовано в самостоятельное медицинское учреждение, а Общество тульских врачей вместе с его лечебницей были приняты под покровительство императрицы.

Е.И. Самарцева

ЛИТЕРАТУРА :

ГАТО, ф. 39, оп. 1, д. 2122, п. 2-97, 1865-1914.

ГАТО, ф.744, оп. 1, д. 2042, п. 77-78 об., 1895.

Соболев Николай Андреевич // Тульский биогр. слов.- Тула, 1996.- Т. 2.- С. 187-188.

Поляков, П. В. Организация психиатрической помощи в Тульской губернии Н. А. Соболевым и Н. П. Каменевым / П. В. Поляков // Современная наука и проблема выбора жизненной стратегии человечества : материалы Междунар. очно-заочной конф., посвященной памяти С. Н. Самарцева.- Тула, 2003.- С. 186-191.

Самарцева, Е. И. Конец «сумасшедшего дома» / Е. И. Самарцева // Тула вечерняя. – 1992. - 29 янв.
1 августа

Хирург Яков Сергеевич СТЕЧКИН (к 125-летию (1889) со дня рождения)

Памяти Якова Сергеевича Стечкина Совсем не трудно



родиться и жить, Радости знать,



тревоги. Гораздо труднее



себя пережить. Это дается



немногим. Я о таком человеке



сказать Хочу в этом зале



смело: Стечкин сумел



свою жизнь отдать Людям,



лечебному делу. Он от больных



уваженья достиг… Желаю того же



и Вам. Сегодня



нету его в живых, Но память о нем



жива!



Сергей Рассаднев (стихи прочитаны на конференции хирургов, посвященной 100-летию со дня рождения Я.С. Стечкина 27 октября 1989 года)

«Муза услужливо мне шепнула: «Напишите, пожалуйста, главное: Алексин, Косая гора и Тула Помнят хирурга славного».





Сергей Рассаднев

Яков Сергеевич Стечкин был интересным и талантливым человеком, врачом – универсалом и хирургом-виртуозом, о котором слагались легенды. Он прочно занимает достойное место в ряду выдающихся деятелей русской, особенно тульской медицины, как превосходный хирург, врач-гуманист, наставник молодежи и организатор здравоохранения. Его имя носит Тульская областная бальнеологическая лечебница на Косой Горе. Каким он был, этот хирург и человек, память о котором не стерли долгие годы? В государственном архиве Тульской области (ГАТО) в копии записей дворянских родов Тульской губернии («Родословец» В. И. Чернопятова, 1907 г.) фамилия Стечкиных (со времен Екатерины II до начала ХХ в. писалась с мягким знаком между Ч и К, то есть Стечькины) упоминается с первой половины XVII века. Это – старинный дворянский род, известный еще со времен Ивана Грозного, имел свой герб. Были в роду Стечкиных и военные, и чиновники. Шестое поколение – Николай Яковлевич (1788) – прадед Якова Сергеевича, с которого начинается родословное древо нынешнего поколения Стечкиных, был связан с Алексинской землей, владел деревней Плутнево. В 1823-25 гг. являлся заседателем палаты уголовного суда Алексинского уезда. Седьмое поколение – дед Яков Николаевич состоял депутатом комитета по раскладке земских повинностей, владел имением в деревне Плутнево близ станции Суходол, которое проиграл в карты. Восьмое поколение Стечкиных. От брака Якова Николаевича с Любовью Николаевной было четверо детей. Младший Сергей (1864-1910) – отец Якова Сергеевича, впоследствии журналист и писатель (псевдоним Сергей Соломин). Женился Яков Сергеевич на акушерке-фельдшерице Марии Егоровне Пановой (1861-1944). Мария Егоровна родилась в городе Епифань. Получив образование фельдшерицы-акушерки, Мария Егоровна стала работать в Суходольской земской больнице, недалеко от деревни Плутнево, куда приезжал летом из Питера Молодой Сергей Яковлевич Стечкин, ее будущий муж. Стечкины к этому времени обеднели. У Сергея Яковлевича было трое детей: Александра (1887-1963), Яков (1889-1955), Борис (1891-1969). Александра родилась в Одессе, Яков, герой нашего повествования – в Холмогорах, Борис в деревне Труфаново Алексинского уезда Тульской губернии. Яков Сергеевич Стечкин стал выдающимся тульским хирургом. Перелистаем страницы его славной биографии. Учился Яков в Туле, жил у знакомых. Было трудно, порой голодно. В реальном училище он не был лучшим учеником, но имел склонность к естественно-научным предметам и к истории. По ним он успевал отлично. В 1907 году окончил училище. По всей вероятности. Профессия матери повлияла на выбор его жизненного пути. В 1907 году Яков поступил в Московский университет на медицинский и юридический факультеты, в Школу живописи, ваяния и зодчества. Так велика была тяга молодого человека к знаниям. Но учеба была прервана неожиданным образом. В 1912 году в Суходол приехал ссыльный студент Московского университета, будущий врач. За помощь в побеге политическому заключенному его выслали на два года под негласный надзор полиции. Яков попросил мать не беспокоиться о нем, изъявил желание работать с нею рядом в больнице, для практики. В маленькой ветхой земской больничке Яков Сергеевич начал свой подвижнический путь в большую медицину, с любовью и вниманием выслушивал и выстукивал односельчан, назначал лечение. Шли дни, недели, месяцы. О молодом лекаре заговорили те, кто обращался к его помощи. В течение двух лет Яков Сергеевич не имел права покидать Суходол, но он тайком выезжал в Москву на курсовые экзамены в университете. Окончился срок ссылки, а с ним и годы учебы. Не удалось лишь завершить образование на юридическом факультете и в Школе живописи, ваяния и зодчества. Шла первая мировая война. Она убивала и калечила людей, одетых в серые солдатские шинели, а заодно – и мирных жителей. На фронт шли военные эшелоны, с фронта – санитарные поезда. Нужно было много врачей и медсестер. В ноябре 1914 года Я.С. Стечкина мобилизовали в армию и отправили на Кавказский фронт. Вместе с мужем поехала на фронт, став медсестрой, Ксения Борисовна Буренко. В 1918 году, демобилизовавшись, Яков Сергеевич вернулся домой и начал организовывать участковую больницу. Сентябрь 1918 года. Гражданская война. Опять фронт, опять дни и бессонные ночи фронтового хирурга, нечеловеческая усталость, людские страдания. И кровь, кровь… Прошел год. Яков Сергеевич, оперируя, поранил большой палец правой руки. Началось нагноение. Чтобы избежать заражения крови, потребовалась операция. Ее сделали, но неудачно, палец остался изуродованным. Стечкина отправили в тыловой госпиталь в Тулу. Вскоре ему доверили заведование хирургическим отделением (на 250 коек). Веселый характер, чуткое отношение к больным, умение найти подход к каждому, удачные операции принесли Стечкину заслуженную популярность, способствовали безоговорочному признанию его авторитета. Ему прочили большую карьеру ученого. Сам же Стечкин говорил, что врачу надлежит быть не там, где ему хорошо, а там, где он больше всего нужен страждущим людям. Пусть даже в самом глухом захолустье. Он поступил так, как говорил. Принял твердое решение оставить тульский госпиталь. В 1922 году Я.С. Стечкин уехал работать в Алексинскую больницу, где уже восемь лет никто не оказывал населению хирургической помощи. Уехал, хотя подниматься было трудно: в семье росли 3-летний сын Олег и 2-летняя дочка Женечка. На доктора-новичка свалилась масса забот: неотложная хирургия, гинекология. Патологические роды, должность гарнизонного хирурга города, судебно-медицинская экспертиза, хлопоты с роженицами. Пришлось самому принимать роды жены, едва не окончившиеся трагически. К счастью, все окончилось благополучно. А доктор получил шуточное и благородное прозвище «бабий бог». Обстоятельства требовали расширения старой больницы, строительства новой. Яков Сергеевич, со временем ставший заведующим, расширил владения старой за счет пустовавшего дома, начал стоить в Алексинском бору больницу на 100 мест, амбулаторию. В 1927 году новостройка гостеприимно распахнула свои двери для приема больных по всем специальностям. В 1932 году Московский областной отдел здравоохранения провел конкурс на лучшую больницу. Алексинская получила третью премию. Для врача главное – непрерывное расширение знаний, накопление опыта. Алексинский хирург постоянно учился. В Алексине работали прекрасные специалисты: Н.Н. Скрыдлов, гинеколог А.Д. Загородняя, Н. Соболев, Новиков, Вьюкова, Сопикова, детский врач Артамонова, фельдшерица Орлова. Сюда приезжали С.С. Юдин, А.В. Вишневский, Н.Н. Бурденко и другие столпы медицины, которые с уважением относились к Якову Сергеевичу Стечкину. Стечкин добился создания в Алексине женской и детской консультаций, организовал тубдиспансер и работу по охране детей и подростков. Жители Алексина могли получать самую разнообразную медицинскую помощь: по хирургии, гинекологии, уху, горлу и носу, глазным и внутренним болезням. То были времена, когда от врача требовалась универсальность. Он и терапевт, и окулист, и хирург, и гинеколог… Алексинский хирург постоянно совершенствовал методы лечения различных болезней: занимался пересадкой желез внутренней секреции (омоложением) организма, нейрохирургией, разрабатывал меры борьбы с эпидемией, нашел успешные приемы оперирования рака нижней губы, который часто бывает у курильщиков. Особый интерес доктор Стечкин проявлял к борьбе с раком желудка. За самоотверженную работу на ниве народного здравоохранения Я.С. Стечкин в 1933 – 1935 годах был избран депутатом Алексинского горсовета. В Алексине он прослужил 12 лет, прооперировал 12 тысяч больных. В Алексине родились 2 сына: Игорь (1922 г.) и Мстислав (1924 г.). В последних числах января 1935 года в должность хирурга и заведующего Косогорской больницей вступил Яков Сергеевич Стечкин. Три тысячи сложных операций – таков итог работы хирурга Стечкина на Косой горе до трагического июня 1941 года. В первый же день гитлеровского нападения Яков Сергеевич был мобилизован, а через два дня начал трудиться в Тульском госпитале. Оперировать приходилось, чуть ли не сутками. У Стечкина не было последнего часа работы – был последний больной. Яков Сергеевич ампутировал руки и ноги только в самых исключительных случаях, когда другого выхода из создавшегося положения не было. В дни величайшей опасности для Тулы госпитали города были эвакуированы. Яков Сергеевич со своим госпиталем оказался в городе Бузулуке, вернулся на Косую Гору в июне 1942 года. Опять всепоглощающая работа, без отдыха и срока. Раненые. Операционная. Палаты с выздоравливающими. Прием гражданских больных. В 1943 году приказом по Брянскому фронту Яков Сергеевич был награжден орденом Красной Звезды. Он никогда не стремился к наградам и званиям. Будучи главным хирургом Воздушной армии, он оставался в скромном звании майора. Командование 15-й Воздушной армии в 1944 году наградило ведущего хирурга, майора медицинской службы Якова Сергеевича Стечкина орденом Отечественной войны II степени. И было за что. За четыре года войны Стечкиным проведено более пяти тысяч операций. Самоотверженный труд военного хирурга получил достойную оценку. Сохранились воспоминания его коллег, медиков о периоде Великой Отечественной войны 1941-1945 года. Вспоминает П. К. Рембези: «Наша совместная работа началась 24 июня 1941 года, когда я оказалась старшей сестрой э/г 1880. Он доверял мне все. Умел доверять и спрашивать. Спрашивал мягко, но требовательно. Трудолюбие – отличительная черта нашего коллектива, и пример всем – Яков Сергеевич, с его энтузиазмом, работоспособностью, выносливостью. Яков Сергеевич имел огромный авторитет, велика была его популярность, исключительно большой любовью пользовался он у больных. Обаятельный и интересный человек, прекрасный рассказчик. Имел подход и к нянечкам, и к врачам. В него верили и к нему относились, как к божеству, с него старались брать пример молодые врачи. Заботился он о смене, вел большую работу среди медицинской молодежи». Из воспоминаний врача Я. Г. Ротенберга: «О Якове Сергеевиче Стечкине, с которым мне посчастливилось работать в период Великой Отечественной войны в э/г 1083 в г. Туле, затем в Бузулуке, хочется сказать много добрых, хороших слов. Это был чистейшей души человек, который с особенной любовью относился к больным. Он без устали, в любое время дня и ночи, а часто несколькими сутками подряд работал у операционного стола, спасал жизнь воинам. Высококультурный, гуманный, он обладал недюжинными способностями в хирургии. Он был примером человека, который всегда был добродушно настроен, весел, не унывал сам и не позволял падать духом окружающим. Яков Сергеевич Стечкин был своего рода самородком, обладал добрым сердцем, он был душой коллектива. Его медицинские доклады доставляли другим врачам источник новейших данных в лечении хирургических больных. Он являлся как бы аккумулятором стойкости, бодрости и жизнерадостности для сотрудников госпиталя, никогда не унывал, всегда был весел и твердо надеялся на нашу победу». Закончилась война. Яков Сергеевич вернулся на Косую Гору и стал по-прежнему работать в местной больнице. Его старший сын вернулся тяжело раненым, младший – Мстислав – не вернулся с фронта. В Туле появился госпиталь инвалидов Великой Отечественной войны, ведущим хирургом в котором стал Стечкин. Другие госпитали и больницы пользовались услугами Стечкина-консультанта. Кроме основной деятельности у операционного стола, Яков Сергеевич занимался с молодыми врачами-практикантами, вел большую научную работу, писал научные труды и печатал их в периодических медицинских журналах, выступал на съездах хирургов. Особенно успешно занимался резекцией желудка и хирургией конечностей. Великолепный врач Стечкин был простым, душевным человеком. Появление его во время обхода в палате являлось настоящим праздником для больных. Взоры их обращались к нему. Яков Сергеевич присаживался к больному, брал его руку в свою или клал свою на его плечо – и сразу же устанавливал с ним дружеские отношения: шутил, расспрашивал, советовал, объяснял, что делать дальше. Помимо научных трудов, Яков Сергеевич писал автобиографический очерк «Записки русского хирурга» (не опубликован), хранящийся в архиве его дочери Евгении Яковлевны. Из «Записок» мы узнаем, что, учась на медицинском факультете московского университета, Яков Сергеевич не собирался стать хирургом. Он мечтал о психиатрии и психотерапии, увлекался гипнозом, мечтал проникнуть в мир своей воли и души. Хотел постигнуть жизнь и душу людей. Вот что вспоминал Стечкин об Алексине и алексинцах: «Город Алексин до 1914 года имел крупных хирургов – доктор Чекан, Казубовский и другие ученики Снегирева, и сам чудотворец Снегирев каждое лето работал в своих летних алексинских клиниках-бараках. Алексинское население было воспитано в глубоком доверии к хирургам и в чрезвычайно высоких требованиях к врачу. Надо было новичку, работавшему в Алексине еще студентом, завоевать и доверие, и авторитет. Старался. Добился уважения». В 1947 году Я. С. Стечкину присвоили звание Заслуженного врача РСФСР. На поприще народного здравоохранения Яков Сергеевич проработал более сорока лет, из них тридцать – в Тульской области. Им проведено свыше 25 тысяч операций. В 1951 году Указом Президиума Верховного Совета СССР за выслугу лет и безупречную работу Я.С. Стечкин был награжден орденом Ленина. В Туле, на главной аллее Всехсвятского кладбища стоит серый гранитный памятник с белым мраморным барельефом. Мимо могилы проходят люди. Многие останавливаются. Кто постарше – поклонятся, верующие перекрестятся. На камне написано: «Стечкин Яков Сергеевич. Заслуженный врач РСФСР». Хоронили Я.С. Стечкина 14 апреля 1955 года. Гроб от Дома офицеров до могилы несли на руках. За гробом шли туляки, косогорцы, алексинцы – великое множество людей напоминало демонстрацию. В печальной процессии были люди на костылях, в инвалидных колясках. Шел снег, падал на лицо умершего, на непокрытые головы людей, провожавших его. О Якове Сергеевиче оставили свои воспоминания его дети: Олег, Игорь и Евгения, в рассказах под общим названием «Отец». Олег Яковлевич Стечкин (преподаватель Тульского педагогического университета имени Л.Н. Толстого, доцент, кандидат наук): «Отец имел широкую известность, как врач, как хирург. Оставил он заметный след и как организатор здравоохранения, как наставник молодых специалистов. А каким он был отцом? Это мало кто знает, кроме его детей. Отец имел пытливый ум, склонность анализировать различные явления. Любя физический труд, отец приучал и нас к этому. Самой большой работой, особенно в зимнее время, была колка дров. Любил отец работать и на земле. Эта любовь привилась детям. До сих пор лопата – мой самый любимый инструмент. А в войну она сослужила сне добрую службу: окапываться я умел. Наказания в нашей семье не были приняты. Родители старались растить нас в тесном общении с природой. Все лето мы ходили босиком. Человека во многом характеризует его речь. В словах раскрывается интеллект. У отца язык был богат, речь образна. Пользовался он нередко и иностранными терминами. Отец никогда не сквернословил, не употреблял нецензурных слов. Отец не был хорошим оратором в принятом смысле слова. Однако его всегда слушали с большим интересом и вниманием. Хирург по образованию, отец был спортсменом, литератором, художником. Он занимался бегом, боксом, борьбой, лыжами, коньками, плаваньем, увлекался охотой на вальдшнепов, тетеревов, болотную дичь, имел несколько охотничьих ружей, даже шомпольное, двух легавых собак. Охотился не для «трофеев», а ради встреч с природой, которую любил самозабвенно. В Алексине построил новое больничное здание, прачечную, пекарню, электростанцию; на Косой Горе построил гараж, перестроил здание поликлиники, разбил при ней садик, отремонтировал дом для сотрудников, организовал шлаководолечебницу, построил оригинальный дом для свой семьи – все это по собственным чертежам. В доме бывало множество народа. Вечерами играли в карты, музицировали. Отец не пел, слушал. Устраивались танцы. Отец и в них не принимал участия, только иногда довольно забавно плясал. Среди хороших знакомых у нас бывали братья Щедрины, музыканты и охотники. Отец любил беседовать с мужиками, очень уважительно относился к женщинам». Игорь Яковлевич Стечкин (Это имя в истории русского оружия стоит в одном ряду с именами конструктором Калашникова и Макарова. И.Я. Стечкин создал первый отечественный автоматический пистолет, стреляющий очередями. Пистолет назван АПС (автоматический пистолет Стечкина). Сконструировал новую модель пистолета «Б»): «Отец всегда был чем-то занят. Вечно занятый, глава семьи уделял детям много внимания. У отца в большом количестве имелись различные столярные и слесарные инструменты. Отец был не строг, но и не излишне мягок, ласков. Не многословен, но почтителен. В детях видел и уважал людей. Занимаясь делом, отец привлекал к нему и нас. Птиц и зверей отец любил и никогда не истреблял их безумно. С охоты приносил одну - две птички, зверей вообще жалел. Мы ни разу не видели отца пьяным, хотя знали, что он изредка выпивал. Отец много работал как врач, но и дома не сидел сложа руки: писал или читал. Он был образцом порядочности и добросовестности. Никогда не жаловался на трудности жизни и терпеть не мог нытиков. Мы давно выросли, сами стали родителями, состарились. Отец всегда хорошо относился к нашим семьям. Наши дети могут гордиться и гордятся своим прекрасным дедушкой». Евгения Яковлевна Стечкина (архитектор, член Союза архитекторов): «Мы с братом Олегом родились в Туле, он в 1919 году, я – в 1920. двое младших братьев родились в алексине – Игорь в 1922 г., Мстислав – в 1924 г. С 1922 г. по июнь 1935 г. наша семья жила в Алексине на улице Радбуж, в доме № 75-а, принадлежавшем Грязновым – Зыковым. Папа мог все – перепрыгнуть через двухспальную кровать, сделать сальто на кольцах гимнастического городка, оборудованного им в саду для себя и для нас, вальсировать на льду на фигурных коньках, переплыть в корыте лужу весеннего паводка. Он был охотник. Ружья и всякие охотничьи принадлежности привораживали моих братьев. Олег с 10 лет стал ходить с отцом на охоту. Папа был художником. Отец мог сделать мебель, подшить валенки, починить или сшить для мамы домашние туфли. Кроме ружей, в доме было много интересных вещей – шкуры волка и медведя, панцирь черепахи, финские лыжи и рулевые сани. Отец был очень своеобразной, яркой личностью и остался в памяти алексинцев как человек-легенда. Попробую описать его внешний облик. Он был оригинален при скромных данных. Выше среднего роста, худощав, сутуловат. Был заметною фигурою в городе. Обычно он брился. Временами носил усы, а иногда отпускал бороду, которая при черных волосах, русых бровях и усах была темно-рыжего цвета. Глаза серые с прищуром, с искоркой, всевидящие, всепонимающие, то насмешливые, то ласковые, то строгие, то добрые. А иногда он делал «тяжелый взгляд», который мы, дети, не всегда выдерживали. Отец был близорук, всегда носил очки, в молодом возрасте – пенсне. Он плохо чувствовал себя в строгой официальной одежде, не терпел галстуков, предпочитал косоворотку или рубашку с вышивкой, с расстегнутым воротником. Отец был судебно-медицинским экспертом. Расскажу о наших отношениях с родителями. Несмотря на занятость отца, авторитет его среди нас был высок, его значение в семье мы ощущали постоянно, хотя им самим был заведен культ мамы, который мы все поддерживали. Мама была всегда с нами, всегда для нас – сильная, добрая, ласковая, но и строгая. Достаточно было одного ее взгляда, чтобы стало понятно, что можно, чего нельзя. Наказаний ни телесных, ни крика, ни грубых слов, ни нудных отчитываний и долгих нравоучений не было. Родители никогда не унижали нас, уважая в нас личность. Первым другом, с кем можно поделиться – были родители». Славный жизненный путь прошел подполковник медицинской службы, великий трудолюбец, патриот, человек горячего и щедрого сердца Яков Сергеевич Стечкин. Один из залов Алексинского художественно-краеведческого музея – мемориальный, «стечкинский». Здесь, в постоянно действующей экспозиции, представлен материал о некоторых представителях этого рода, давшего стране немало замечательных людей. В музее находятся личные вещи, медицинские инструменты Я.С. Стечкина, полностью рабочий кабинет его брата Б.С. Стечкина, академика, создателя теории воздушно-реактивных двигателей, ученого с мировым именем. Отдельная витрина посвящена И.Я. Стечкину. К 125-летию со дня рождения Я.С. Стечкина в музее будет подготовлена выставка, на которой можно увидеть экспонаты, переданные на постоянное хранение в музей Ярославом Игоревичем Стечкиным, внуком Я.С. Стечкина; Зоей Александровной Стечкиной, вдовой О.Я. Стечкина; Ксенией Васильевной Стечкиной, внучкой Я.С. Стечкина. Это люди, в семьях которых бережно хранят память о Якове Сергеевиче Стечкине.

Н.А. Толкачева

ЛИТЕРАТУРА:

Рассаднев, С.А. Хирург Яков Сергеевич Стечкин / С.А. Рассаднев. – Тула : РИО ТППО, 1996. – 64 с.

Стечкин Яков Сергеевич // Тульский биогр. слов. – Тула, 1996. – Т. 2 : (М – Я). – С. 203-204.

Парыгина, Н. Имени Стечкина // Парыгина, Н. Тульские встречи : повести, очерки / Н. Парыгина. – Тула, 1988. – С. 244-255.

Ходулин, В.Г. Жил-был Яков Сергеевичч Стечкин – всем известный заслуженный врач : Яков Сергеевич Стечкин (1889-1955) // Ходулин, В.Г. Идущие сквозь время : популярные очерки о людях, оставивших заметный след в истории Тульского края / В.Г. Ходулин. – Тула, 2008. – С. 109-115 : портр.

Джалагания, Б. Назовем улицу именем хирурга? / Б. Джалагания // Тул. известия. – 1996. – 4 окт.

Джалагания, Б. Разговор с хирургом о жизни и бессмертии : беседа с врачом хирургического отделения медсанчасти № 2 на Косой Горе Борисом Джалагания / вела Т.

Каркешкина // Тул. известия. – 1996. – 31 окт.

Джалагания, Б. Стечкин : (очерк) / Б. Джалагания // Тул. правда. – 2002. – 6 июня. – фото.

Джалагания, Б. Сыны Отечества / Б. Джалагания // Тул. правда. – 1998. – 29 авг.

Каркешкина, Т. Любим, гордимся, учимся : [об открытии мемориальной доски в честь Я.С. Стечкина, на здании Косогорской медсанчасти № 2] / Т. Каркешкина // Тул. известия. – 1999. – 16 сент.

Коротков, Э. «Извольте непременно выздороветь!» / Э. Коротков // Тула вечерняя. – 1996. – 18 июля.

Памяти Якова Сергеевича Стечкина : к 115-летию со дня рождения // Алексинская городская. –2004. – 28 июля-3 авг. (№ 31). – С. 6 : фото.

Тимофеева, Л. Доктор Стечкин делал триста операций в день / Л. Тимофеева // Слобода. – 2009. – 29 июля (№ 30). – С. 18 : фото.

Чернякова, Т. Память народа – не просто награда / Т. Чернякова // Тула вечерняя. – 1999. – 18 сент. – С. 1.