Биографические очерки
тульская областная универсальная научная библиотека
ТУЛЬСКАЯ ОБЛАСТНАЯ
НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА
структурное подразделение ГУК ТО
"Региональный библиотечно-
информационный комплекс"
Режим работы:
пн. - чт. - с 10:00 до 19:00
сб., вс. - с 10:00 до 18:00
пт. - выходной
последняя среда месяца
санитарный день
300 041, г. Тула,
ул. Тургеневская, д. 48
Для корреспонденции:
300 000, г. Тула, а/я 3151
Тел.: +7 (4872) 31-24-81
guk.torbik@tularegion.org
Памятные даты
«Глядя на человека, видеть в нем извечную красоту образа Божия …»

Эти слова, произнесённые протоиереем Львом Павловичем Махно в одном из интервью, раскрывают секрет его непостижимо разнообразной и плодотворной деятельности. Только любя человека, можно любить труды во благо человека. Известный далеко за пределами Тульской области и России, отец Лев несколько десятилетий несёт своё пастырское служение, кажется, не уставая и не истощая ни физических, ни духовных сил.

Будущий священник родился 15 июня 1940 года в селе Благовещенка Саратовской области. Его родители были педагогами, причём и отец, и мать занимали ответственные должности директоров школ. Родители погибли во время войны, и воспитателем Льва Махно и его сестры стала тётя, человек глубокой и искренней веры. Мальчику было шесть лет, когда он и его сестра были крещены. Таинство Крещения совершил иерей Георгий Успенский, который, по словам отца Льва, стал для него примером на всю жизнь в том, как следует священнику общаться с маленькими детьми: видеть состояние ребёнка, быть ему другом. Сразу после совершения Таинства в сердце мальчика укоренилось не по-детски твёрдое решение стать священником.

После окончания школы путь Льва Махно лежал в Московскую Духовную семинарию, хотя одно время он склонялся к тому, чтобы пойти по стопам родителей и поступить в светский вуз. Нет сомнений, что по окончании вуза Лев Павлович Махно стал бы замечательным учителем и директором школы… Впрочем, почему «стал бы»? Стал! Но придя к педагогике через церковь, услышав и откликнувшись на Божий зов, обретя своё призвание в буквальном понимании этого слова.

Верующий юноша, никогда не вступавший в коммунистические молодёжные организации, объясняя это невозможностью соединить веру в Царствие Божие с верой в светлое коммунистическое будущее, поступил в семинарию, когда общее число поступавших в церковные учебные учреждения по всему Советскому Союзу вряд ли достигало ста человек.

Ректором Московских Духовных Школ в те годы был протоиерей Константин Ружицкий, охотно делившийся со студентами богатым пастырским опытом. Большое влияние на студента Льва Махно оказал и протоиерей Алексий Остапов, который был секретарём учёного совета МДА. Высокая учёность соединялась в нём с редкой отзывчивостью – качества, которыми отличался и другой выдающийся педагог, отец Пётр Гнедич, преподававший догматику. Спустя многие годы после окончания МДА с уважением и признательностью отец Лев Махно называл и другие имена: профессоров В. Сарычева, В. Талызина, А. Георгиевского, М. Старокадомского, И. Шабатина, - учёных, пришедших в семинарию из светских университетов во время гонений и оставшихся в Духовных школах. Позже отец Лев Махно говорил: «Когда ты видишь ум в сочетании с простотой и добротой, ты понимаешь, в чём достоинство и высшего образования, и самого учебного заведения». Учёба в семинарии была сопряжена с накоплением духовного опыта, готовностью воспринять от наставников богатые традиции церковной жизни. По воспоминаниям отца Льва, во многом его служение определили схиархимандрит Андроник (Лукаш; +1974) и схиигумен Кукша (Величко; +1964), прославленные в лике преподобных Грузинской и Украинской Православной Церковью соответственно. Общение со старцами было возможно благодаря доброй традиции, сложившейся в семинарской среде: отпраздновав день преподобного Сергия Радонежского, отправляться в паломничество – чаще всего в Глинскую пустынь, Киево-Печерскую Лавру, Почаев и Залещики. Из года в год общаясь в этих святых местах со старцами, Л. Махно учился тому, что значит быть пастырем.

В Почаеве произошла и другая знаменательная для 19-летнего юноши встреча: войдя в храм, он увидел девушку – почти ещё девочку 16-ти лет… Пятилетняя переписка с Ольгой Тихмяновой завершилась бракосочетанием, созданием крепкой семьи, в которой и сегодня, спустя десятилетия царят взаимная любовь и уважение.

Закончив Московскую духовную семинарию в 1962 г., Лев Махно был рукоположен во диакона. Спустя два года он принял сан священника, а вместе с ним – назначение благочинным Покровского храма Московской Духовной Академии.

Служение в академическом храме сочеталось с учёбой. В 1966 г. отец Лев закончил Московскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия. До 1967 г. он был оставлен при академии в качестве профессорского стипендиата.

В 1967 г. началось служение иерея Льва Махно в Тульской епархии. По воспоминаниям отца Льва, его в те годы привлекали богословские труды, и работа на приходе была чем-то совсем новым. Нужно иметь в виду, что приходская жизнь имела тогда множество ограничений: нельзя было заниматься благотворительностью, запрещена была работа с молодёжью и любая просветительская деятельность, да и прихожан было не очень много. Но и в этих условиях новоназначенный настоятель сумел укрепить и развить приходскую жизнь, одновременно занимаясь научной работой: почти ежедневно он ездил в Москву для работы с литургическими трудами профессора А. Дмитриевского. Занимался отец Лев и в Ленинграде, опубликовав свой труд, который получил высокую оценку специалистов.

Своё служение иерей Лев Махно продолжил штатным священником Всехсвятского кафедрального собора г. Тулы, где был возведён в сан протоиерея в 1971 г. В 1974-1985 гг. отец Лев нёс послушание ключаря кафедрального собора.

С первого же года служения на тульской земле отец Лев проявил те качества, которые снискали ему славу устроителя. Его трудами совершалось возвращение к жизни полуразрушенных тульских храмов - в годы, когда это казалось практически невозможным. Но уже в 1977 г. под руководством отца Льва была полностью восстановлена колокольня Всехсвятского собора – неизменная архитектурная доминанта города, памятник русского зодчества 19 в.

Деятельные труды отца Льва, образованность, умение сплачивать людей в душеполезных трудах определили выбор Святейшего Патриарха Пимена, когда обсуждалась кандидатура на должность представителя Патриарха Московского и всея Руси и настоятеля Свято-Никольского храма в Нью-Йорке. С 1982 по 1985 г. протоиерей Лев нёс это ответственное послушание. Приступив к служению в Свято-Никольском соборе, отец Лев увидел всего несколько десятков человек. Через три года можно было говорить о крепком приходе, состоявшем не из разрозненных людей, но из более сотни семей, которые с готовностью и душевным расположением включились в церковную жизнь. Впервые при храме были созданы сестричества, прихожане объединились в общих благотворительных трудах и интересных мероприятиях.

В Америке протоиерей Лев Махно познакомился со многими иерархами и служителями Американской Церкви, среди которых – митрополит Американский Феодосий, протоиерей Иоанн Мейендорф, о которых отец Лев до сих пор хранит молитвенную память.

Находясь на служении в Нью-Йорке, в 1983 г. отец Лев в составе делегации Русской Православной Церкви принимал участие в шестой ассамблее Всемирного Совета Церквей в Ванкувере (Канада), а позже представлял РПЦ в Индии.

Возвращение в Тульскую епархию последовало в 1985 г., когда протоиерей Лев Махно был поставлен настоятелем храма святых Двенадцати апостолов г. Тулы. Определив широкий план работ внутри церковного помещения и на прилегающей территории храма, отец Лев не имел возможности приступить ко всем масштабным работам, так как вскоре последовало новое назначение, связанное с выездом за пределы России. Протоиерей Лев Махно был назначен представителем Патриарха Московского и всея Руси в Париже, настоятелем Трёхсвятительского храма столицы Франции и благочинным Корсунской епархии (Франция). Богатый опыт устроителя церковной жизни позволил отцу Льву сплотить приходы, поддержать и развить их традиции. Одновременно отец Лев продолжал исполнять обязанности и настоятеля храма Двенадцати Апостолов в Туле, в которой окончательно он вернулся в 1989 г.

Храм преобразился за короткое время. Был освящён новый придел во имя преподобного Макария Жабынского, начата реставрация росписей, отделана крещальня. Зазвучали новые колокола; была перекрыта кровля, заново отделаны купола храма; построена водосвятная часовня. Территория, украшенная цветниками, была обнесена чугунной оградой. И самое важное – при храме были открыты воскресные школы. После службы проводились занятия не только для детей, но и для взрослых, которые нуждались в знаниях по основам православного вероучения

и церковной истории.

С 1989 г. и по сегодняшний день протоиерей Лев Махно является постоянным членом Епархиального совета.

Широкая просветительская деятельность отца Льва, его богатый организационный опыт были приняты во внимание, когда в Тульской епархии принимались решения об организации новых отделов. В 1990 г. протоиерей Лев был назначен заведующим приходских воскресных школ Тулы и председателем издательского отдела Тульской епархии. Газета «Тульские епархиальные ведомости» читалась прихожанами до последней строчки: проповеди и богословские исследования, церковное краеведение и православная культура, - материалы газеты отвечали самым взыскательным и разнообразным вкусам. «Епархиальные ведомости» 1990-х гг. востребованы и современными читателями.

В 1990 г. епархии был возвращён самый старый в Туле храм Благовещения Пресвятой Богородицы, значительно обветшавший и за десятилетия поруганий и небрежения потерявший своё благолепие. Вступление отца Льва в должность настоятеля храма состоялось в июне 1990 г., а уже через год звон новых колоколов созывал прихожан на службы. В 1992 г., когда храм праздновал своё 300-летие, можно было свидетельствовать о том, что приход живёт полнокровной жизнью, вовлекая в церковную среду всё новых и новых людей. Настоятелем Благовещенского храма отец Лев оставался до 2012 г.

Это был не первый и не последний храм, восстановленный трудами отца Льва. В течение 10 лет, с 1991 по 2002 г. он был настоятелем храма в честь Смоленской иконы Божией Матери, а с 1992 по тот же 2002 г. – настоятелем Успенского собора Тульского Кремля. Собор, переданный в совместное пользование государства и Церкви, после долгих лет наконец-то открыл двери для молящихся. Здесь же совершались богослужения на открытие учебного года для воспитанников православной классической гимназии, созданной протоиереем Львом Махно и возглавляемой им с 1994 г. Как рассказывал отец Лев, идея создать Православную гимназию появилась из простого вопроса: где та школа, в которой не только дают знания, но и несут веру, куда можно было бы отдать сына? Такой школы в Туле не было, но сначала удалось организовать православный класс в одной из светских общеобразовательных школ. В классе обучалось всего семь человек, но желающих прибавлялось с каждым месяцем всё больше. Стремление создать Православную школу не сразу нашло поддержку, так как религиозное обучение считалось «тлетворным влиянием Запада», но епархиальная комиссия приняла положительное решение об организации гимназии, а назначение ректором гимназии отец Лев получил от Святейшего Патриарха Алексия. В течение 20 лет гимназия является одним из лучших учебных заведений России. Блестящие результаты, которые показывают выпускники гимназии, свидетельствуют не только о высоком уровне образования, но и о том, что детям при обучении задаётся нужный вектор формирования их жизненных интересов. В одном из интервью отец Лев подчеркнул, как важно проводить с детьми собеседования о повседневной жизни, помочь формировать картину житейского существования маленького человека, плавно подводя его к тому, что пока получается неправильно и как выйти на нужную дорогу.

Педагогическая деятельность отца Льва не прекращалась и в те годы, когда он был назначен на новую должность коменданта-строителя и председателя комиссии по восстановлению Богородичного Щегловского монастыря. Деятельно исполняя эти обязанности с 1994 по 1997 г., протоиерей Лев Махно в 1994 г. принял под свою настоятельскую ответственность ещё один полуразрушенный храм – Спасо-Преображенский, что на ул. Менделеевской.

Если до 2000-х гг. отцу Льву приходилось заниматься восстановлением старинных тульских храмов, то вступление в новое тысячелетие ознаменовалось созданием совершенно нового храма. Освящение при Тульском государственном университете храма во имя святых Веры, Надежды, Любови и матери их Софии было связано с тем, что за год до этого, в 2001 г. протоиерей Лев Махно предложил открыть на гуманитарном факультете ТулГУ кафедру теологии, заведующим которой он и был утверждён. Как и в случае с открытием Православной гимназии, были и недоверие, и сопротивление. «Я очень старался, - сказал отец Лев в одном из интервью, - чтобы студенты приходили на исповедь, причащались. Я хотел, чтобы у нас со студентами были доверительные отношения». Обучение на кафедре теологии носит светский характер, среди абитуриентов не часто бывают воцерковлённые люди, но, как с глубоким сердечным удовольствием свидетельствует отец Лев, студенты, переходя с курса на курс, меняются, обретая новое, духовное измерение жизни. Общение с преподавателями и студентами университета утвердило отца Льва в необходимости создать на территории ТулГУ университетский храм – и не только для тех, кто изучает теологию, но и для всего профессорско-преподавательского состава и студенчества.

Учитывая богатейший педагогический опыт отца Льва, в 2003 г. архиереем Тульской епархии он был назначен председателем отдела по взаимодействию с департаментом образования.

С 2009 г. протоиерей Лев Махно был назначен настоятелем Свято-Покровского (Пятницкого) храма г. Тулы, находящегося в близком соседстве с Благовещенской церковью.

Не оставлял отец Лев и общецерковного служения. В 2009 г. он был делегатом

Тульской епархии на Поместном Соборе РПЦ и в том же году вошёл в состав Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви. С 2011 г. протоиерей Лев Махно деятельно участвует в работе Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства.

Митрофорный протоиерей, настоятель храма Двенадцати апостолов, ректор Тульской православной классической гимназии, заведующий кафедрой теологии ТулГУ, член Межсоборного присутствия РПЦ, член Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, отец Лев имеет звания Почётного гражданина Тулы, отличника народного просвещения России. Он является лауреатом премии «За большой вклад в возрождение культуры и нравственности города Тулы». Около 20 церковных и светских наград были вручены протоиерею Льву Махно, среди которых – и высшая награда: право ношения Патриаршего креста.

Того, что сделал и делает отец Лев хватило бы на несколько жизней, но и сегодня он продолжает свои труды на благо Русской Православной Церкви и нашего Отечества. Откуда берутся время и силы? «С Божией помощью», - неизменный ответ отца Льва. Своё правило пастырского служения он определил однажды так: «Нужно принять духовное чадо в свое сердце, в свое существо, отождествляясь с ним в молитве — так, чтобы, стоя с Богом, стоя перед Богом в молитве, приносить Богу каждого из тех, кто доверился тебе». Труды отца Льва продолжаются…

Святая блаженная Матрона (Никонова Матрона Дмитриевна)

В предисловии к изданию Московского Свято-Данилова монастыря «О жизни и чудесах блаженной Матроны» (М., 1997) составители пишут : «До революции и в начале 20-х годов верующая крестьянка могла пойти со своими скорбями и житейскими проблемами в монастырь, к старцу… А к кому было обратиться в трудную минуту за духовной помощью простой русской женщине в годы гонений, репрессий, когда монастыри были закрыты, храмы порушены, старцы и духовники умирали в ссылках... Воистину народ был подобен стаду без пастыря...

И вот, по милосердию Своему, Господь воздвигает в помощь простым людям святую подвижницу, блаженную - женщину из их крестьянской среды, понимающую все их житейские нужды и печали, говорящую на их языке, им самим близкую и доступную, своей духовностью освящающую их будни» (С. 4).

Родилась Матрона в с. Себено Епифанского уезда в семье Дмитрия и Натальи Никоновых. Точная дата не установлена. В опубликованных источниках прослеживаются две - 1881 и 1885 годы, архивные документы ни одну из них не подтверждают. В Определении Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II о канонизации в лике местночтимых святых блаженной Матроны Московской принят за основу 1881 г. Известно, что ее небесной покровительницей была Матрона Царьградская, день памяти которой совершается 9/22 ноября. Так как при крещении имена новорожденным давались обычно по «святцам», месяцем рождения можно считать ноябрь.

Девочка появилась на свет слепой, с плотно сомкнутыми глазами и с выпуклостью в форме креста на груди. Крестил ее в местной церкви Успения Пресвятой Богородицы священник Василий Иванович Троицкий, любимый своими прихожанами за праведность, прослуживший в этом храме более 40 лет до 1905 г. Когда он окунал младенца в купель, все увидели выходящий из нее легкий благоухающий туман. Так Господь показал свою избранницу.

Девочка с детства росла в окружении святых - она любила домашний Святой угол и церковные службы в храме. Внешне слепая, поражала людей своим видением не только материального, но и духовного мира. Обладая даром пророчества, она предчувствовала пожары и другие бедствия, умела читать тайны человеческой души. Уже с семилетнего возраста потянулись к ней люди из окрестных деревень за молитвенной помощью, за исцелением от телесных недугов.

Однажды во время паломнической поездки с дочерью местного помещика Лидией Яньковой в Кронштадт, после окончания службы в Андреевском соборе к ней во всеуслышание обратился св. прав. Иоанн Кронштадский, назвавший 14-летнюю Матрону «восьмым столпом России». После 16 лет у девушки отнялись ноги. Она видела в этом духовную причину и в последующие 50 лет обречена была только сидеть или лежать.

В с. Себено докатилась волна революции и братья Матроны встретили ее восторженно - вступили в партию, стали местными активистами. Верной Христовой подвижнице пришлось в 1925 г. покинуть родной дом и переехать в Москву. Отныне она становится странницей на земле, переезжая с квартиры на квартиру, преследуемая милицией, причем об их посещении она знала заранее.

Днем Матрона принимала людей, иногда до 40 человек, а ночью молилась. Дремала лежа на боку, иногда тихо постанывая от усталости. К ней шли за помощью не только глубоко верующие люди, но и те, кто столкнулся с «порчей», «сглазом». Она молилась за всех, кто нуждался в ее помощи, зажигая Божии огонечки в душах сомневающихся, призывая к исправлению греховной жизни...

Она учила «не осуждать ближних, а видеть свои грехи». Учила предавать себя в волю Божию. Непрестанно молиться, жить с молитвой. Часто налагать на себя и окружающие предметы крестное знамение, ограждаясь тем самым от злой силы. Часто причащаться Святых Христовых Тайн. Любить и прощать старых и немощных. Учила хранить молитвенное внимание на церковной службе. Не придавать значение снам. Учила не бегать по духовникам в поисках «старцев» или «прозорливцев». Желающих христианского совершенства учила не выделяться внешне среди людей. Учила терпению скорбей...

Рассказывают, что во время демонстраций она не разрешала близким выходить из дома и открывать окна и форточки. Она видела духовную сторону происходящего. Когда возбужденная толпа с красными флагами и портретами вождей, под звуки революционных песен и выкрики партийных лозунгов (словно адская пародия на крестный ход!), двигалась по улицам Москвы - бесы заполняли воздушное пространство улиц и проникали в дома. Что делать христианам, когда мир беснуется, становится одержимым? - Затворяться в жилищах, освященных иконами и молитвой...» (О жизни и чудесах блаженной Матроны. Акафист. М., 2005. С. 17-19).

На вопрос о закрытии и разрушении храмов Матронушка отвечала : «На это воля Божия, сокращено количество храмов потому, что верующих будет мало и служить будет некому... Народ под гипнозом, сам не свой, страшная сила вступила в действие... Эта сила существует в воздухе, проникает везде. Раньше болота и дремучие леса были местом обитания этой силы, потому что люди ходили в храмы, носили крест, и дома были защищены образами, лампадами и освящением. Бесы пролетали мимо таких домов, а теперь бесами заселяются и люди по неверию и отвержению от Бога» (Там же. С. 51-52). Она призывала привести в порядок храм в своей душе, а не переживать о рукотворных зданиях церквей.

О болезнях говорила: «Надо владеть собой, терпеть. Людям лечиться надо обязательно, тело - домик, Богом данный, его надо ремонтировать. Бог создал мир, травы лечебные, и пренебрегать этим нельзя. Матушка говорила: психических заболеваний нет, ест духовные - немощь, расслабление, беснование, одержимость разными духами злобы... После приема святой воды все недомогания и болезни исчезают. Бывают мнимые болезни, их насылают... Боже упаси поднимать на улице что-либо из вещей или денег».

Скончалась блаженная Матрона 2 мая 1952 г. на подмосковной станции Сходня у дальней родственницы. 4 мая в неделю жен-мироносиц была погребена на Даниловском кладбище. Ее могила стала местом паломничества со всех концов России. 8 марта 1998 г. обретены ее останки и перенесены в Данилов монастырь. 1 мая 1998 г. гроб с мощами торжественно перенесен в Свято-Покровский монастырь. 2 мая 1999 г. на праздничном богослужении Матроне в последний раз пропели «Вечная память». В этот день Определением Патриарха Московского и Всея Руси Алексия блаженная Матрона причислена к лику местночтимых московских святых.

К ее мощам в Москве не иссякает поток людей. Одни идут за помощью со своими скорбями, другие - со слезами благодарности. Она любима и почитаема туляками. Почти во всех храмах есть ее образ - Матронушка изображена в белом платочке, с закрытыми глазами и с приподнятой правой ладонью. Она видит, слышит и как бы успокаивающей нас, просителей: «Не волнуйтесь. Все будет хорошо»...

Л.М. Захарова 2005 г.

Литература:

Жизнеописание блаженной старицы Матроны / [авт.-сост. З.В. Жданова]. – М. :Междунар. изд. центр правосл. лит., 1998. – 157 с. : ил. – (Подвижники благочестия XX века).

Житие и чудеса блаженной старицы Матроны : [о М. Д. Никоновой] / авт.-сост. З.В. Жданова. – М.: Букварь, [1999?]. – 319 с. : ил.

Житие и чудеса блаженной старицы Матроны / авт.-сост. З.В. Жданова. - Переславль-Залесский : Благотворит. братство св. благовер. вел. князя Александра Невского, 1999. – 319 с. : ил.

Житие и чудеса блаженной старицы Матроны : [о М. Д. Никоновой] / авт.-сост. З.В. Жданова. – [2-е изд., расшир. и доп.]. - М. : Букварь ; Переславль-Залесский : Благотворит. братство св. благовер. Вел. Князя Александра Невского, [1999?]. – 319 с.: ил.

Житие и чудеса блаженной старицы Матроны : [о М. Д. Никоновой] / авт.-сост. З.В. Жданова. – Переславль-Залесский : Букварь, 1998. – 319 с. : ил.

Житие и чудеса святой праведной блаженной Матроны Московской : [сб.]. - М. : Св.-Покров. ставропигиал. жен. монастырь, 1999. – 282 с., [1] л. ил.

Житие и чудеса святой праведной блаженной Матроны Московской : [сб.]. - М. : Св.-Покров. ставропигиал. жен. монастырь, 1999. – 106 с. - (Подвижники благочестия XX века).

Житие и чудеса святой праведной блаженной Матроны Московской : [сб.]. - М. : Покров. ставропигиал. жен. Монастырь : Новая кн., 2000. – 127 с., [8] л. ил. – (Подвижники благочестия XX века).

Житие и чудеса святой праведной блаженной Матроны Московской : [сб.]. - М.: Покров. ставропигиал. жен. Монастырь : Ковчег, [2001?]. - 127 с. : ил. - (Подвижники благочестия XX века).

Житие и чудеса святой праведной блаженной Матроны Московской. Т. 1 / [под общ. ред. игум. Феофании]. - М. : Покров. ставропигиал. жен. монастырь, 2002. – 374 с., [2] ил. – (Подвижники благочестия XX века).

Логунов, А. Святая с Куликова поля : (сказание) [о блаженной Матроне] / А. Логунов // Иван-Озеро : сб. произведений тул. писателей. - Тула, 2002. - Вып. 4. - С. 98-100.

Сухинина, Н.Е. На Таганскую, просить и плакать / Н.Е. Сухинина // Русский Дом. - 2002. - № 5. - С. 8-9 : фото.

Ярошевский, Д. Святая праведная блаженная Матрона Московская / Д. Ярошевский // Наука и религия. - 2004. – № 3. - С. 31-32.

Блаженная Матрона, моли Бога о нас! // Седмица. - 1999. - № 2. - С. 1.

Восьмой столп России / подгот. А. Белоус // Тул. епархиальные ведомости. - 1996. - № 3. - С. 3.

Панфилова, М. Живая водица / М. Панфилова // Тул. известия. - 2004. - 15 янв.

Тюшевская, О. Блаженная Матрона / О. Тюшевская // Коммунар. - 1999. - 8 июля. - С. 12.

Храмайкова, Ю. Ванга земли Тульской / Ю. Храмайкова // Слобода. - 2003. - № 47. - С. 17 : фото.

***

Мощи святой возвращены на родину / подгот. Е. Богатырев // Тул. известия. - 2001. - 19 янв. - С. 1. В новомоск. Свято-Успенский мужской монастырь передан ковчежец с частицами мощей блаженной Матроны (информация).

«По вере вашей да будет Вам!» // Алексинская городская. - 2004. - 30 июня-5 июля. - С. 20. О пребывании мощей блаженной Матроны в алексинском Свято-Никольском храме.
Среди культурных деятелей Тулы второй половины 19 века, изучавших местную историю и писавших на историко-краеведческие и церковно-исторические темы, имя Георгия Ивановича Панова занимает заметное и во всех отношениях достойное место. Исследователь, смело бравшийся за весьма непростые для профессиональной разработки темы и неизменно обнаруживавший при этом прекрасное владение предметом, автор, десятилетиями сохранявший высокую творческую активность и, как следствие, оставивший обширное и за столетие не потерявшее интереса наследие, ученый-гуманитарий, далекий от теоретических рефлексий, но благодаря какой-то корневой, растущей из здравого смысла позитивистской методологии справлявшийся с конкретными сюжетами и темами чаще всего вполне успешно, а подчас и блестяще, Панов принадлежал к тем довольно многочисленным провинциальным русским ученым, чей индивидуальный вклад в общую сокровищницу науки своего времени был, может быть и не особенно велик (в общероссийском, конечно, масштабе - в местном нередко бывало по-другому), но без которых эта сокровищница неизбежно бы оскудела и количественно и качественно.

Написано о Панове не так уж много, поэтому сообщим здесь некоторые биографические сведения о нем, опираясь в рассказе, в основном, на сведения клировой ведомости Староникитской церкви г. Тулы за 1898 г. (ГАТО. Ф. 3. Оп. 4/18. Л. 217-220)[1]. Их дополнит прилагаемая перепечатка статьи из “Тульских епархиальных ведомостей”, посвященная 50-летию его деятельности [2]. Будущий священник, миссионер, педагог и историк-краевед родился 24 ноября 1824 г. в селе Здоровец Ливенского у. Орловской губ. В 1845-1849 годах он учился в Орловской семинарии, по окончании ее - в Киевской духовной академии. Курс в ней закончил в первом разряде. Степень магистра получил в 1851 г. Трудовая биография Г.И. Панова начинается 4 ноября 1849 г. когда он в качестве преподавателя Тульской духовной семинарии пришел в 3-й класс ее среднего отделения вести здесь занятия по логике, психологии и латинскому языку. Позднее он преподавал логику во 2-м классе того же отделения, причем первоначально безвозмездно. Уже в 1861 г. “за усердное и полезное прохождение должности” ему было преподано благословение Святейшего Синода. Начиная с 1863 года Панов работает с семинаристами высшего отделения, обучая их гомилетике и богословию: основному, нравственному, обличительному (и соединенным с ним предметам), догматическому и нравственному. По истечении 25-летнего срока службы в семинарии был оставлен в ней еще на пять лет. Комитет при Святейшем Синоде отметил его при этом как преподавателя “опытного и полезного”. По прошествии пятилетия, в 1879 г., указом Синода “во внимание к полезной и усердной педагогической деятельности, засвидетельствованной местным начальством и ревизовавшим членом учебного Комитета”, он “впредь до усмотрения” снова был оставлен в штате семинарии. Г.И. продолжал преподавание богословия (догматического, нравственного и обличительного) на протяжении еще нескольких лет и покинул преподавательскую кафедру по собственной инициативе, когда стали слабеть силы. Авторитет Панова в семинарии с годами неуклонно возрастал, о чем свидетельствуют не столько почетные, сколько ответственные назначении, которые в ней в дополнение к своей преподавательской работе он время от времени получал. Первое из них состоялось, правда, только в 1860 году (когда Панову было без малого 36 лет): его включили в состав ревизионного комитета семинарии и Тульского духовного училища. По-видимому, около этого времени отношение к нему окончательно и однозначно определяется, и одну за другой он занимает в дальнейшем годами несменяемые должности. 18 лет (с 1863 по 1881 г.) он состоял членом ревизионного комитета по проверке отчетности сумм попечительства семинарии и духовного училища. 15 лет (с 1868 по 1883 год) был членом правления семинарии по педагогической части. 21 год (с 1875 по 1896 год) являлся экзаменатором воспитанников семинарии, поступавших на священнические места. Наряду с этими, постоянными, поручениями - разного рода кратковременные “членства” во временных структурах семинарского управления. В 1872-1873 гг. Панов входил в комитет по пристройке корпуса семинарии, потом во множество ревизионных комитетов: в 1878-м - по проверке семинарской отчетности, в 1883-1884 гг. по содержанию семинарии, в том же 1884 г. - по отчетности сумм, израсходованных на перестройку ее здания. Даже оставив преподавательскую работу, он не оборвал полностью связей с семинарией: еще 12 лет (с 1883 по 1895 год) состоял членом ее педагогического совета.

Тульской духовной семинарией круг имевших епархиальное подчинение учебных заведений, с которыми сотрудничал Панов, не ограничился. В 1858-1864 годах он был законоучителем в Тульском народном училище. В следующие тридцать лет подобных назначений в его послужном списке нет, что, в общем, понятно: все время отнимала служба в семинарии, при церкви и исполнение поручений по епархии. Но в пожилом возрасте, когда от многих обременительных постов он освободился, освободилось и время: как результат, в 1894 г. 70-летнего Панова встречаем на должности заведующего церковноприходской школой при “своей” (Староникитской) церкви. Параллельно с преподавательской карьерой развивалась карьера священнослужителя. 16 июня 1851 г. Г.И. Панов был рукоположен в священники к Вознесенской города Тулы церкви. Четыре года спустя, в декабре 1855 г., по распоряжению преосвященного Димитрия, епископа тульского, “ради пользы службы при семинарии” был перемещен с Староникитскую церковь. 17 апреля 1871 г. награжден саном протоиерея. Со второй половины 60-х одно за другим Панов получает ответственные назначения епархиального уровня. Важнейшее состояло в определении к миссионерской работе: тридцать лет - с 1866 по 1896 год - он состоял миссионером в Тульской епархии и был освобожден от этой должности только 72-летнем возрасте. Миссионерское служение повлекло специализацию преподавательскую: ему было поручено преподавание обличительного богословия по миссионерскому отделу, в связи с чем в том же 1866 году и состоялось окончательное его перемещение в высшее отделение семинарии. В 1887 и 1891 гг. Панов посылался от епархии на миссионерские съезды в Москву. Закономерным было и введение его в комитет, контролировавший ведение в Тульской епархии вероучительных собеседований. Столь же закономерным по сути, сколь необычным с учетом возраста, было включение Панова в 1897-м году в состав миссионерского отдела Братства св. Иоанна Предтечи. Непосредственно перед этим (в 1894-1897 гг.) он возглавлял местный Комитет по делу духовного назидания народа. Миссионерская работа с сектантами и иноверцами требовала особенно глубокого и точного знаний границ церковной догмы, профессионально отточенного умения различить и обличить отклонения от нее. Наличие их у Панова, а также собственная его склонность к литературному труду (в научной сфере и различных жанрах церковной словесности), определили назначения его на цензорские должности. С 1868 г. на протяжении многих лет он был цензором “Тульских епархиальных ведомостей”. С 1878-го, не менее 20 лет - цензором проповедей тульского городского духовенства. Знаком высокого авторитета, который завоевал Панов в епархии, может рассматриваться назначение его в 1880 г. благочинным тульских городских церквей. Добавим к перечисленному, что он неоднократно включался в различные церковно-административные и ревизионные комиссии, связанные с работой образовательных учреждений. Он являлся председателем Тульского уездного отделения Епархиального училищного совета (1894), членом (от духовенства) Тульского земского училищного совета (1896). На протяжении всего своего жизненного пути Панов неоднократно отмечался и награждался. Помимо названных поощрений (связанных с работой в семинарии), отметим полученные им на протяжении тридцати лет (с 1854 г.): набедренник, фиолетовую скуфью, камилавку, наперстный крест, палицу. За труды в должности председателя Тульского уездного отделения Епархиального училищного совета 74-летнему протоиерею Георгию Панову было назначено единовременное денежное вознаграждение из средств государственной казны. Он был награжден орденами св. Анны 3 (1875) и 2 (1879) степеней, св. Владимира 4 (1883) и 3 степеней (1890), медалями в честь царствования императоров Николая I и Александра III, бронзовым крестом в память о Крымской войне. Семья Георгия Ивановича состояла из супруги Александры Матвеевны, бывшей на 12 лет моложе мужа, и четырех достигших совершеннолетия детей. Сын Владимир преподавал в гимназии. Из трех дочерей одна - Ольга - состояла учительницей в Тульской женской прогимназии. Принадлежавший Г.И. дом в Туле находился на улице Почтовой (ныне Дзержинского). Жизнь протоиерея Георгия Панова - яркий пример неустанного труда в избранных им сферах религиозно-общественной деятельности. Кажется, только смерть, последовавшая в 1907 году, прервала его служение Богу и людям. Помимо окормления паствы в качестве священника, основными составляющими его деятельности являлись преподавательская, научно-литературная, общественная работа. На разных этапах жизненного пути соотношение отдельных ее видов изменялось. Остановимся на его литературном наследии. Панов - автор множества публикаций. Среди них несколько небольших сочинений, изданных монографически в Москве и Туле, но основной их формой были статьи, с конца 1850-х гг. на протяжении сорока с лишним лет публиковавшиеся в тульских газетах (губернских и епархиальных) иногда под полным именем автора, иногда под прозрачными для читателя псевдонимами (Г.П., Г. П-в, Прот. Г. П-в). В 70-х и 80-х он был одним из самых плодовитых сотрудников "Тульских епархиальных ведомостей". Только с возрастом творческая активность его стала слабеть. Работы Панова образуют несколько тематических групп. Первая, хронологически самая ранняя - работы о местной церковной истории и ее памятниках, прежде всего, о приходских храмах городов Тульской епархии: самой Тулы (1862-1868), Крапивны (1867) и Одоева (1868). Публикация цикла была начата в “Тульских губернских ведомостях”, продолжена в епархиальных. Из тульских церквей им были описаны шесть: Вознесенская (1862), Боголюбская (1863), Христорождественская за рекою или Николо-Зарецкая (1863), Богородицерождественская или Пречистенская, что в Гончарах (1864), Староникитская (1859, 1864), Георгиевская, что на Хопре (1866), Владимирская-Ржавская (1868). К тульскому циклу примыкает сочинение о библиотеке Староникитской церкви (1862), к одоевскому - о церковных землях г. Одоева с уездом (1871). Очерки имели приблизительно одинаковую структуру: включали историю храма, описание его внутреннего убранства (иконы, утварь, книги), характеристику земель, доходных статей, капиталов и связанных с ними актов, сведения о священниках и прихожанах. В качестве приложения публиковались представлявшие исторический интерес документы. Вторая и, пожалуй, самая объемная составляющая творчества Панова была связана с его служением на миссионерском поприще. Она вылилась в многочисленные статьи, посвященные истории и современному состоянию раскола и сект. Большинство из них написано на местном материале, печатались они в епархиальных ведомостях с продолжением иногда на протяжении нескольких лет[3]. Публикация в шести газетных номерах первого из них - “О последних событиях в расколе” - относится к 1868 году (6 номеров). Важнейшие были созданы в 80-х годах: это “Современные движения в русском сектантстве” (1882-1883, 1885, не менее 26 номеров), “Материалы для истории сектантства в Тульской губернии” (1882-1885, не менее 30 номеров), “Из современной жизни русского сектантства” (1884-1885, 9 номеров). Позднее к ним присоединилась небольшая монография “Тульские беспоповцы в их подпольных произведениях. Критический очерк” (1893)[4]. В эту же группу можно включить и сочинения полемического плана, издание которых преследовало в первую очередь миссионерские цели. Источником исторических сведений, приводимых в названных работах, являются, как правило, материалы архива Тульской консистории, новейшие данные опираются на наблюдения самого автора, на протяжении нескольких десятилетий имевшего самое непосредственное отношение к событиям и людям, о которых он пишет. Панов, несомненно, наиболее крупная фигура в тульском краеведении второй половины 19 века, работавшая над историей старообрядчества и сектантства в тульском крае.

Третья группа, выделяющаяся в массиве его работ, - статьи и заметки, посвященные проблемам епархиальной жизни. Для своего времени обсуждавшиеся в них вопросы были животрепещущими, остро современными, но, подчеркивал Панов, “нельзя изучить настоящего, не узнавши прошедшего”. Поэтому неудивительно, что интерес к той или иной проблеме - интерес, направленный в первую очередь на этой проблемы разрешение, сопровождался желанием понять ее в историческом развитии. Так, наверно, рождались работы, подобные “Благотворительным заведениям в г. Туле в конце прошедшего столетия” (1875), - сочинению, по теме которого ничего сравнимого с ним по богатству привлеченного и осмысленного фактического материала (преимущественно из документов Приказа общественного призрения) до настоящего времени в тульском краеведении написано не было. Четвертая группа - “слова” (они публикуются, начиная с 1878 г.) и статья “О правильном способе проповедовать с евангельскою простотою” (1864, 3 номера). Поводом для сочинения слов являлись выдающиеся даты в жизни представителей царствующего дома, церковные праздники, заметные события епархиальной жизни (например, освящение приютской церкви). Отметим, что становление Панова в качестве писателя совпало с пребыванием на тульской кафедре (в 1850-1857 гг.) преосвященного Димитрия (Муретова), литературный и богословский талант которого особенно ярко раскрылся в жанре проповеди. Особую группу сочинений Г.И. Панова образуют рецензии и библиографические заметки, подготовкой которых для “Тульских епархиальных ведомостей” он наиболее активно занимался в первые полтора десятка лет существования этого издания. Примечательно, что внимание тульского миссионера привлекали новые книги не только по истории раскола и сект, но, подчас, и весьма далекие от основных его интересов, например, опубликованные в русском переводе сочинения одного из основоположников научной социологии Герберта Спенсера. За пределами этой группировки остается некоторое, сравнительно небольшое, число статей, посвященных, в частности, суевериям и поверьям (рассмотренным автором в религиозно-нравственном отношении), богослужебным текстам, рукописным и печатным книгам и другим темам. Внутренней целостностью их совокупность не обладает, кроме того при некотором содержательном расширении охарактеризованных групп большинство из этих публикаций может быть к ним присоединено.

Обширное творческое наследие Г.И. Панова в советский период оказалось забытым настолько прочно, что таковым остается и по сей день. Для носителей идеологии этой эпохи труды писателей и ученых, деятельность и творчество которых были связаны с церковью и ей посвящены, по большей части не представляли ни научного, ни краеведческого интереса. На полное забвение были обречены полемические сочинения Панова. Ничего созвучного современности новый читатель не находил в его статьях о благотворительности и воспитании - первое слово в официальной печати вообще не жаловали, а последнее понимали совсем не так, как когда-то Панов. Не востребованными оказались работы, посвященные расколу и сектам. Изучением этих феноменов советская наука (как религиоведение, так и история) занималась вообще мало, а в провинции и того меньше. Не понадобились изыскания Панова и краеведению: большая часть тематики, традиционной для краеведения церковного, в него теперь не входила или, в лучшем случае, располагалась на самом краю его обочины[5]. Чуть ближе к основному его потоку находились, как будто, статьи о церквях, сохранявшие известный интерес для памятниковедения. Но, как на грех, конкретные храмы, описанные Пановым, внимания реставраторов и искусствоведов в советского время не привлекали. Пожалуй, единственный пановский текст, время от времени вспоминавшийся - о библиотеке при Староникитской церкви, благодаря новым исследованиям несколько неожиданно получившей приятный шанс оказаться первой публичной библиотеки России. Не берусь оценить ущерб от подобного невнимания для краеведения в целом. Но краеведение - и наука, и деятельность - по своей сути опираются на ведение всякий раз вполне конкретной местности. И ущерб, нанесенный какому-то одному краеведению, сразу отражается на ситуации в целом поскольку искажает его (целого) пропорции. Незнание работ Панова вычеркнуло из тульского краеведения всю тематику, связанную с историей раскола и сект. Даже сегодня последней почти никто занимается в отличие, допустим, от Урала, где она очень популярна и плодотворно разрабатывается как на профессиональном, так и на любительском уровнях. Можно ли написать научную историю раскола в России без Тулы и Белева? А описать эволюцию конфессиональной ситуации в тульском крае без учета старообрядцев? Нет, невозможно. Но в реальности, когда на эти темы пишут, то, не зная работ Панова, без такого материала очень часто обходятся, словно его не существует. Указанные причины во многом объясняют намерения и надежды, обусловившие подготовку публикуемого ниже комплекса материалов, посвященных тульскому автору, по нашему мнению, вполне достойному войти в “золотую обойму” местных историков-краеведов своего времени. Знакомство с малоизвестным именем, принадлежащем весьма примечательному в истории краеведения периоду, для искушенного читателя всегда интересно. А кого-то, может быть, оно еще и побудит к собственным краеведческим изысканиям. Хочется надеяться, что одним из их результатов станет дальнейшее расширение тематических горизонтов тульского краеведения, и одновременно, приращение историографической традиции, без опоры на которую оно не может ни развиваться, ни существовать.

И.Н. Юркин

Литература

О нем:

Высочайшие награды // Тул. епархиальные ведомости.- 1899.- N 10 (15 мая), ч. офиц.- С.131.

О награждении Наперсным Крестом из Кабинета его величества Г. Панова, протоиерея Староникитской церкви г.Тулы.

Высочайшие награды // Тул. епархиальные ведомости.- 1904.- N 5 (1 июня), ч. офиц.- С.55.

О награждении орденом св. Анны I степ. протоиерея Староникитской церкви Г.И.Панова за 50-летнюю отлично-усердную службу церкви Божьей.

Награды от святейшего Синода // Тул. епархиальные ведомости.- 1894.- N 7 (16-31 мая), ч. офиц.- С.202. О награждении за заслуги по духовному ведомству палицею.

Пятидесятилетний юбилей протоиерея Тульской Староникитской церкви Георгия Ивановича Панова: [50-летний юбилей со дня назначения его на обществен. службу в г.Туле] // Тул. епархиальные ведомости.- 1899.- N 22 (15 нояб.), ч. неофиц.- С.1045-1052.

Приводятся его послужной список и поздравительные адреса от коллег.

Силин Д. Слово при погребении о. протоиерея Георгия Панова // Тул. епархиальные ведомости.- 1907.- N 40 (22 окт.), ч. неофиц.- С.639-642.

Тихвинский Ф. Слово при погребении протоиерея Георгия Ивановича Панова // Тул. епархиальные ведомости.- 1907.- N 39 (16 окт.), ч. неофиц.- С.619-624.

* * *

Юркин И.Н. Панов Георгий Иванович // Тульский биографический словарь Новые имена.- Тула, 2003.- С.171.- Библиогр. в конце ст.

Юркин И.Н. Георгий Панов - историограф тульского старообрядчества //

Старообрядчество: история, культура,

современность. Тезисы 1997.- М., 1997.- С. 108-111.

Юркин И.Н. Историография тульского старообрядчества в трудах протоиерея Георгия Панова // Актуальные вопросы отечественной историографии: Материалы 7-ой Всерос. науч. конф.- СПб.: Нестор, 1997. С. 113-115.

Юркин И.Н. Протоиерей Георгий Панов - историограф и миссионер // Тульские епархиальные ведомости. - 1997. - № 2 (22).

----------------

[1] Автор благодарит И.К. Зарудскую за помощь в поиске биографического материала. [2] Статья выявлена О.А.Амвросьевой, гл. библиографом Сектора краеведения ТОУНБ. [3] В больших циклах по ходу публикации их название иногда несколько изменялось. [4] Брошюра (92 с.) выпущена с указанием, что это выпуск 1-й. Опубликованная в епархиальных ведомостях в 1893 и 1894 гг. серия статей под таким же названием содержит полную версию текста. [5] Что, разумеется, не исключало существования авторов, которые, несмотря ни на что, ей занимались - но они составляли своего рода краеведческий андеграунд, работавший преимущественно “в стол”. В Туле наиболее яркой фигурой среди них в последней трети 20 века был протоиерей Р.Р. Лозинский.

К 335-летию со дня рукоположения в сан епископа и поставления архиепископом Коломенским и Каширским Павла (Моравского)

Павел Моравский – один из весьма почтенных и образованных иерархов своего времени. Биографические данные о нем незначительны: до 1672 года – игумен Крестомаровской пустыни Нижегородской епархии, в 1672 году назначен архимандритом Макарьева Желтоводского монастыря Нижегородской епархии. 2 апреля 1676 года был рукоположен в сан епископа и поставлен архиепископом Коломенским и Каширским. С 6 сентября 1681 года – архиепископ Суздальский и Юрьевский. В ноябре того же года возведен в сан митрополита Рязанского и Муромского. Скончался 5 сентября 1686 года в городе Рязани. В истории русской духовной литературы митрополит Павел оставил о себе память своей замечательной наставительной грамотой к архимандриту Рязанского Иоанно-Богословского монастыря Иосифу и келарю Рязанского Солотченского монастыря Пахомию. Поводом для написания этой грамоты послужили многие нарушения церковных правил и обрядов, замеченные митрополитом Павлом при объезде епархии. Эта грамота характеризует митрополита Павла как прекрасного знатока Священного Писания и церковных правил, понимающего современные нужды паствы. Кроме того, митрополит Павел был хорошим проповедником-оратором, говорил проповеди, как свидетельствовали его современники, обычно без всякой записи, "яко всем дивитися его учению".

В Православной Церкви одной из основных функций деятельности архиепископа являлся надзор за церквями, расположенными на подведомственной территории. В период служения Павла архиепископом Коломенским и Каширским (1676–1681 гг.) в состав Коломенской епархии Московской губернии входили исторические города тульского края: Тула, Алексин, Богородицк, Венев, Дедилов, Епифань, Ефремов, Кашира, Коломна и др.

Назначение на столь высокую церковную должность исходило лично от патриарха и скреплялось его подписью. Церковно-юридическое право на управление епархией было зафиксировано грамотой патриарха Московского и всея России Иоакима о поставлении Павла архиепископом Коломенским и Каширским от 30 апреля 1676 года. В результате проведенной работы, установлено, что грамота выдана в г. Москве, в храме Успения Пресвятой Богородицы и великих иерархов всея России чудотворцев Петра, Алексия, Ионы и Филиппа, игумену [Макарьева Желтоводского] монастыря Павлу на официальную каноническую церковную деятельность его архиепископом Коломенским и Каширским с благословением на достойное служение.

В настоящее время грамота находится на хранении в ГАУ ТО «Государственный архив» (Ф. 2202. Оп. 1. Д. 163). Фонд № 2202 «Коллекция столбцов и грамот» представляет комплекс наиболее древних документов, сохранившихся на территории Тульской области. Они имели распространение в канцелярском делопроизводстве Русского государства в XVI - XVII вв.

Приведенный ниже фрагмент грамоты (передается в современной транскрипции) подчеркивает важность данного документа и великую ответственность лица, назначенного архиепископом Коломенским и Каширским:

«…Настоящаго убо от сотворения мира 7184 году воплощения же божию слова 1676 году априллия в 30 день. Благоволение в Троицы славимаго бога, отца, сына и святаго духа и советом благовенчаннаго великаго государя нашего царя и великаго князя Феодора Алексеевича всея Великия, и Малыя, и Белыя России самодержца. Мы, святейщий кир Иоаким патриарх Московский и всея России и своими с преосвященными митрополиты архиепис[ко]пы обретшимися царствующем граде Москве соборне…обретохом Ни… монастыря [что] на Перерве игумена Павла достоино бытии архиепископом степени приятия и судихом добре ведуща, люди тоя страны во свяком благоустроении соуправити. Сего мерность наша законнаго архиепископа богоспасаемым градовом Коломне и Кошире постави. Сей убо преосвященный архиепископ Павел обещавы и ся во святом духе бытии сын и сослужитель мерности нашея и еже деяти и нам всякое послушание и духовную любовь и отшед в богом порученную архиепископию власть, да имать управлятию своею областию ея и со всеми подданными из начала градами пределы же и весми…» . Грамота написана скорописью XVII века. В нижнем правом углу имеется помета: «В книгу запи [сано]» (книга регистрации выданных грамот).

Грамота уникальна не только по содержанию, но по внешнему оформлению - это одна из самых красивых документов, хранящихся на хранении в архиве. Периметр украшен заставкой в виде прямоугольной рамы и инициалом. Заставка представляет собой травный (растительный) орнамент со сложной разноцветной раскраской ветвей, листьев, трав, цветов, ваз и птиц в черно-бордовых и светло-зеленых тонах с преобладанием золота. Внутри заставки имеется изображение церковного характера в узорном обрамлении. Изображение представляет четырехугольный крест, в верхней части которого написано «IИС ХС», в нижней части – «НИКА», что символизирует имя Спасителя, его жизнь, служение и победу над смертью. Имя патриарха «Иоаким» написано вязью. Размер грамоты – 47х69 см. Исходя из большой исторической значимости документов коллекции столбцового делопроизводства (ф. 2202), сотрудники архива в 2004-2007 гг. провели полный комплекс работ по обеспечению сохранности и улучшению физического состояния дел фонда (реставрация, создание страхового фонда путем микрофильмирования и создание фонда пользования путем оцифровывания документов). Документы были описаны на значительно более высоком научном уровне, включающем, в том числе, транскрипции документов фонда, в результате чего они стали доступны всем пользователям, вне зависимости от уровня исторической подготовки. Обработка фонда осуществлена с применением современных компьютерных технологий, создана полнотекстовая база данных описи, в которой представлены также оцифрованные изображения документов. Данная работа тульских архивистов получила очень высокую оценку в отраслевом конкурсе работ в области архивоведения, документоведения и археографии за 2007–2008 гг. и награждена второй премией в номинации «Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы».

Благодаря стараниям первых тульских архивистов, сохранившим ценные памятники истории и культуры, и современных специалистов, позволивших «открыть» древние документы для широкого круга пользователей, мы можем прикоснуться к поистине неоценимым историческим источникам, свидетельствующим о достоверности событий, канувших в Лету. В этом ряду ставленая грамота архиепископа Коломенского и Каширского Павла занимает одно из самых значимых и почетных мест.

Н.М. Кочеткова

Источники:

ГАУ ТО «Государственный архив». Ф. №2202 «Коллекция столбцов и грамот XVII-XVIII вв.». Оп.1. Д.163. Л.1.

Срезневский, Вс. Павел / Вс. Срезневский // Русский биогр. слов. – Репр. воспр. изд. 1902 г. – – [T] : Павел, преподобный – Петр (Илейка). – М, 2000. – С. 69-70. – Библиогр. в конце ст.
Архиепископ Савва – Раевский Федор Федорович,

уроженец земли Ефремовской

Родился будущий священник 10 февраля 1892 г. в городе Ефремове Тульской губернии в дворянской семье. Отец его был чиновником и управлял несколькими имениями губернии, мать – Александра, урожденная Троицкая, была из духовного сословия, у нее и отец, и дед были священниками. Благочестивая мать, отдала сына на воспитание в семинарию. В 1911 году Федор Раевский окончил Тульскую духовную семинарию.

Через пять лет будущий Владыка окончил юридический факультет Императорского Варшавского университета, который целиком был эвакуирован в Ростов-на-Дону. Когда вспыхнула Гражданская война, состоял секретарем в Министерстве просвещения Правительства Войска Донского в Новочеркасске, и в 1920 году эвакуировался с частями Белой армии на о. Лемнос. Затем переехал в Югославию. Весной 1921 г. Феодор Раевский оказался в Сербии, где в течение 10 лет был преподавателем гимназии в городе Кральево. В этом городе он познакомился со своей будущей женой, 25-летней Персидой. Она была из просвещенной и благочестивой сербской семьи. С помощью и при поддержке матушки, Федор принял сан священника. Брак был счастливым. Единственным огорчением было то, что Господь не дал им детей.

В 1931 году молодая семья переезжает в Белград, где Федор Федорович поступает студентом на Богословский факультет Белградского университета. Одновременно вливается в общественную жизнь русской эмиграции. В 1935 году окончил университет и работал преподавателем Закона Божиего в женской гимназии.

Перед Второй мировой войной Федор Федорович сделал переоценку своей жизни и это побудило его к принятию священного сана. В 1941 году Первоиерарх Русской Православной Заграничной Церкви Высокопреосвященнейший Митрополит Анастасий (Грибановский) рукоположил его в диаконский и иерейский сан. Отец Феодор был приписан сверхштатным священником русской Свято-Троицкой церкви в Белграде.

В апреле 1944 года о. Феодор с матушкой Персидой отправились в Австрию, где находились в положении беженцев. По окончании войны, он был принят в состав Германской Епархии и организовывал помощь русским беженцам в Австрии. В том же году он был назначен временным администратором ново-созданной Австрийской Епархии в Зальцбурге. Будучи администратором о. Феодор горячо берется за благоустройство новой Епархии. Большую помощь он оказывал тем, кто освобождался из немецких лагерей. Для каждого батюшка находил нужное слово, благословлял несчастных беженцев, чувствующих себя потерянными.

Об этом в беседе рассказала жительница Зальцбурга, баронесса Елена Николаевна Мейендорф, она тогда была девочкой и регулярно посещала церковь, где вел службу о. Феодор. Елена Николаевна рассказала, что батюшка вел богослужения вначале в зале протестантской церкви, а затем его приход получил в пользование католический храм Св. Архангела. Вспоминая матушку Персиду, Елена Николаевна говорит, что это была «святая женщина», самоотверженная христианская подвижница, незаменимая помощница и спутница жизни. В 1948 году Благочинный был переведен в США. До 1954 года о. Феодор получает приход во Флориде в Майами, строит храм в честь Святого Владимира и становится его настоятелем.

Апрель 1952 года для о. Феодора стал трагическим, внезапно после непродолжительной болезни умерла жена. Это было непереносимо тяжелым ударом. Он потерял не только любимого человека, но и подругу, с которой много лет делил все радости и горести, которой доверял и которая знала его лучше, чем кто-либо.

После смерти Персиды Милановны о.Феодор принял монашество в Свято-Троицком монастыре города Джорданвилль и был рукоположен во Епископа. Позже по распоряжению Архиерейского Синода, отправляется в Австралию на Мельбурнскую кафедру. Владыка Савва прибыл на новое место служения в сентябре 1954 года. С самого начала он занялся юридическим и правовым положением приходов и Епархиального Управления.

В последующие годы, возведенный в сан Архиепископа указом Синода в 1957 году, Владыка Савва неустанно и настойчиво трудился по устроению вверенной ему Епархии.

Одной из главных задач Владыки было создание в Австралии русского православного монастыря во имя всех Святых. Архиепископу удалось осуществить это, благодаря жертвенности соборного протодиакона Петра Гришаева, предоставившего Епархии большой участок земли в районе города Кэмпбелтауна. На этом месте теперь находится Богородице - Казанская женская обитель.

Владыка Савва считал, что монастырь должен стать последним прибежищем, тихой гаванью, где престарелое духовенство, сможет спокойно провести остаток жизни в молитвах, не отвлекаясь на мирскую суету. Владыка считал, что: «Каждому пастырю важно знать, что не только он, но и его супруга, когда придет время немощи и болезни, не останутся без заботы и внимания. Такая уверенность в духовном покое в конце жизни даст каждому священнику возможность спокойного жертвенного служения в период жизни, когда он полон сил и энергии». Еще одной из сторон деятельности монастыря была забота о детях и их воспитании. Монастырь находился в живописном месте, поэтому родители, молодежные и общественные организации могли использовать эту возможность для создания там лагерей в период каникул. Монастырь принимал активное участие в сфере общественно-церковной деятельности. Заботясь о благоустройстве молодежи и паствы вообще, Владыка придавал особое значение проповеди слова Божия.

Читая Его Послания, обращенные к русской православной молодежи в декабре 1966 года, понимаешь, как актуальны слова Владыки сегодня. «Интересно отметить, что с возрождением интереса к национальному и государственному прошлому России растет и интерес к религии, так как люди начинают интересоваться и исторической ролью Церкви, стараются понять, какую роль играла Церковь на протяжении всей истории России уяснить то, как она всегда окрыляла и укрепляла дух народа во все тяжкие моменты его жизни». В начале 1956 года, огромная масса русских беженцев из коммунистического Китая искала политического убежища в разных странах и, особенно в Австралии, правительство которой шло навстречу нуждам беженцев. Министерство Иммиграции предложило Епархии право выдачи гарантии (спонсорство) на въезд в Австралию русским людям. Для этой цели при Епархии был создан Беженский комитет, который возглавил Правящий Архиерей. Были открыты отделы Комитета в Брисбене, Мельбурне и Аделаиде. Переселение русских людей из Китая получило международное значение.

Благодаря успешной работе Беженского комитета, в Австралию прибыло несколько тысяч русских семейств и одиночек. Епархия, частично, оказывала им помощь, размещая некоторых многосемейных на участке монастыря в Кемпбелтауне. Здесь к тому времени были приготовлены бараки для размещения тех, кто не мог сразу найти квартиру и работу. Сегодня это монастырская гостиница.

Одновременно Владыка Савва организовал заботу о престарелых и немощных, используя существовавшее Русское Благотворительное Общество. Уже в 1959 году был освящен построенный первый дом для престарелых на участке Общества в Кабраматте.

На построение таких домов в распоряжение русских было отпущено 100,000 австралийских фунтов. Это дало возможность расширить дом в Стратфильде и построить комфортабельный дом для престарелых на участке Братства Святого Креста в Кентлине.

Созданное при Епархии усилиями Владыки Саввы Братство было создано с целью проведения благотворительной работы среди нуждающихся соотечественников. Это начинание Владыки принесло огромную пользу русской колонии, и позднее на участках Братства было начато создание «Русского поселка», который существует и поныне. Почти 15 лет управлял Владыка Савва Епархией. Трудно привести все его жертвенные труды. Все что он делал, он доводил до конца, вкладывал много личного труда, любил то, что созидал, особенно монастырь, Братство Святого Креста и свою архиерейскую Крестовую церковь в Кройдоне, им созданную и благоустроенную. В Кройдоне был построен прицерковный зал для собраний и библиотеки, в которой Владыка лично собрал большой богословский отдел и пожертвовал его Епархии. Владыка Савва заботился и о духовных кадрах своей Епархии, совершая рукоположения в духовный сан лиц с богословским образованием и преданных Церкви, желающих посвятить свою жизнь делу служения Церкви. Труды Архиепископа были отмечены бриллиантовым крестом на клобуке. В начале 1964 года Архиепископ Савва серьезно заболел и был помещен в госпиталь. Улучшение в его здоровье проходило очень медленно.

В конце 1970 года Владыка Савва, по его настойчивой просьбе, был освобожден от управления Епархией. Последние пять лет Владыка Савва проживал на покое и по состоянию своего здоровья не принимал непосредственного участия в церковной жизни Епархии.

Архиепископ Савва, бывший Правящий Архиепископ Австралийско-Новозеландской Епархии, умер в субботу, 17-го апреля 1976 года в городе Кройдоне и погребен на кладбище Архирейской Крестовой церкви.

Г.А. Борщевцева

Литература: Протопопов, М. Преосвященнейший Савва (Раевский), Архиепископ Сиднейский и Австралийско-Новозеландский (1892-1976) / протоиерей М. Протопопов. – Мельбурн (Австралия), 1999. – 1034 с. : фото. Савва (Раевский Федор Федорович) // Незабытые могилы : Российское зарубежье : некрологи 1917-2001. – М., 2005. – Т. 6, кн. 1. – С. 366. Савва (в миру Раевский Федор Федорович) // Гордость земли Ефремовской : малая энцикл. Ефремовского р-на. – Тула, 2010. – С. 164. – Лит. в конце ст. Савва (Раевский Федор Федорович) // Красивомечье: века и люди. Город Ефремов и округа, 1637-2007. Старинные описания и документы. Биографический справочник. – Тула, 2007. – С. 297. – Лит. в конце ст. Татарникова, И. Савва. Федор Федорович Раевский / И. Татарникова // Заря (Ефремов). – 2007. – 30 июня. – С. 5.