Осада ханом Ахматом крепости Алексин (1472 г.)
тульская областная универсальная научная библиотека
ТУЛЬСКАЯ ОБЛАСТНАЯ
НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА
структурное подразделение ГУК ТО
"Региональный библиотечно-
информационный комплекс"
Режим работы:
пн. - чт. - с 10:00 до 19:00
сб., вс. - с 10:00 до 18:00
пт. - выходной
последняя среда месяца
санитарный день
300 041, г. Тула,
ул. Тургеневская, д. 48
Для корреспонденции:
300 000, г. Тула, а/я 3151
Тел.: +7 (4872) 31-24-81
guk.torbik@tularegion.org
Памятные даты

Под 6980 годом от сотворения мира или под 1472 г. от Рождества Христова наши летописи помещают рассказ о нападении золотоордынского хана Ахмата на город Алексин и о сожжении юрода. До нашего времени дошли два варианта рассказа. Один вариант находится в великокняжеском летописном своде и близких к нему летописях (Воскресенская, Вологодская, Пермская и др.). Второй вариант появился в независимых летописях (Ермолинская, сокращенные летописные своды конца XV в.). Поэтому основная канва событий под Алексиным не может вызывать сом нении в своей достоверности, так как оба варианта сложились сразу же после описываемого события, когда были живы не только знавшие об этом событии, но и его участники.

Из летописного рассказа следует, что хан Ахмат стремился во чтобы то ни стало подойти к московским рубежам неожиданно: «Того же лета безбожный царь Ахмат Кичиахметевич с всею Ордою поиде на Роусь и подошел близ Роуси, и остави оу цариць старых и больных и малых, и поиде с проводники непоутма, и прииде к реце Оце под городок под Алексин с Литовскою роубежа».

Однако несмотря на все предосторожности его продвижение было замечено «Того же месяца (июля - Н.Ф.) в 30 [день], в чеверток, на заговейно, прииде весть к великому князю, что царь с всею ордою идет к Олексину: князь же велики на 2-м часе дня того повеле пети обедню, и отслушав обедню и не вкусив ничтоже поиде вброзе к Коломне». Понятно, что великий князь Московский Иван III был хорошо подготовлен к удару Золотой Орды. Рать была собрана и ее надо было только выдвинуть на особо опасные участки на Оке, где впервые московские войска заняли оборону против татар Ясно, что главной целью похода было добиться от Москвы каких-то значительных уступок.

Если по плану обороны границ княжества на Оке территория государства оказывалась защищенной, то маленький, приграничный Алексин, расположенный к тому же на южном правом берегу Оки, оказывался неприкрытым сколько-нибудь значительным военным отрядом. Великокняжеский летописный свод и восходящие к нему летописи особо подчеркивают слабую защищенность Алексина «в нем людей мало бяше, ни пристроа градного не было, ни пушек, ни пищалей, ни самострелов». Неофициальные независимые летописи вину за неподготовленность или плохую подготовленность Алексина к обороне против татар относят на счет алексинского воеводы Семена Васильевича Беклемишева. Архангелогородский летописец сообщает, что «олексинцы били челом великому князю, доспеху у них мало в юроде. И князь великий вой воде послал грамоту, а велел осаду роспустити, доспеху добывати, чем с татары битися». Сокращенные летописные своды конца XV в указали только, что великий князь Иван III «повеле емоу... осадоу распоустити, поне же не оуспеша доспеха ничего же запасти, чим битися с татары».

Главное же обвинение воеводе независимые летописи сводят к взяточничеству. С.В. Беклемишев потребовал от алексинцев за то, что он будет оборонять город 5 рублей. Горожане согласились, а он потребовал еще один рубль для своей жены. Пока шли эти переговоры к городу подошли татары: «Он же захоте оу них посоула, и гражане олсксинцы даваща емоу 5 роублев; захое оу них еще 6-го роуболя, жене своей, и се глаголющи им, приидоша Татарове; Семен же побеже за рекоу Окоу с женою и с слоугами, и Татарове за ним в рекоу».

Великокняжеский летописный свод и близкие к нему летописи не называют С.В. Беклемишева алексинским воеводой и говорят только о том, что он воспрепятствовал татарам переправиться через Оку, после того, как они сожгли Алексин «По сем же паки Татари поидоша вборзе на берег ко Оце с многою силою, и ринушася вси в реку, хотяще прейти на нашу страну, понеже бо в том месте не было, приведени бо быша нашими же на безлюдное место, но толико стоял туто Петр Феодоровичь да Семен Беклемишев с малыми зело людми, а Татар многое множество побредоша к ним; они же начата с ними стрелятися, и много бишася с ними, уже и стрел мало бяше у них и бежати помышляху».

Поэтому утверждение неофициальных летописей о воеводстве С.В. Беклемишева в Алексине и его лихоимстве не может приниматься за установленный факт. Тем более, что все воеводы в городах до отмены кормлений в 1556 г. являлись наместниками, ползавшими с населения налоги в свою пользу. Не говоря уже о том, что в XV в. размер «корма» не имел ограничений, хотя в основном он сводился к сбору продуктов. В этой связи непонятна характеристика, даваемая независимыми летописями С.В. Беклемишеву, что «человек на рати велми храбр», в общем негативном для него рассказе.

В виду того, что имеются два варианта об очередности хода событий под Алексиным в 1472 г. не представляется возможным отдать предпочтение какому-либо из них. В великокняжеском своде и связанных с ним летописях сообщается, что татары подошли к Алексину, сожгли город, а затем пытались форсировать Оку. В независимых летописях говорится, что они вначале пытались совершить переправу и только после провала форсирования реки они начали штурм города, гибель которого свершалась на глазах большой русской армии, которая не имела возможности оказать помощь алексинцам.

Во всяком случае в описании боя за переправу и последовательность похода русских отрядов в обоих вариантах рассказа описан практически одинаково, за исключением того, что великокняжеский свод начало боя относит к отрядам Петра Федоровича и С.В. Беклемишева, которые были поддержаны полком Василия Михайловича Верейского. В то время как независимые летописи утверждали, что бой за переправу начал полк князя Верейского: «И в то время приспе на берег князь Василии Михайлович Оудалыи не с многими людьми, и начя с Татары битися, и не поусти их через рекоу». Во всяком случае дружина князя Верейского долго бы не могла сопротивляться всей армии Золотой Орды, но «по мале времени прииде князь Юрьи Васильевич из Серпохова с многими вой». Зачем подошел полк его брата Бориса «с Козлова бродоу с всем своим двором» Только после подхода сил Ивана III угроза переправы татар через Оку в этом месте была ликвидирована: «и чяса того приспе Петр Федорович Челяднин с великим полком великого князя».

Описание гибели Алексина в обоих вариантах дается практически одинаково. В великокняжеском своде сообщается: «А царь Ахмет прииде с многими силами под град Олексин, а в нем людей мало бяше, ни пристроа градного не было, ни пушек, ни пищалей, ни самострелов, но одинако под ним много Татар избиша; в пяток же паки приступиша к граду с многими силами, и тако огнем попалиша его, и что в нем людей было все изгореша, а котории выбегоша от огня тех изнимаша». Независимые летописи говорят, что после провала операции по форсированию Оки, хан «повеле приступи к городкоу. И много тогда и татар побита под Алексиным. и изнемогше, нечим с Татары бит ися, и не бысть оу них запаса, ни поушек, ни тюфяков, ни пищалей и Татарове град зажгоша, гражане же изволиши огорети огнем, не же предатися Татаром. Князи же нашии воеводы видяще христианство погубляемо, и велми плакахоуся, зане не бе поуди им лзе пособити, непроходимыя реки Оки». Как видим городок Алексин не имел значительных укреплений. Он был окружен деревянной стеной, скорее всего не новой, которая быстро загорелась. Тем не менее жители дрались отчаянно, защищая свой юрод в течение двух дней. Однако силы были явно неравны. Русские же войска не могли сами предпринять форсирование реки, что привело бы только к большому числу жертв. Поэтому город Алексин и его жители оказались обречены на гибель или плен.

Архангелогородский летописец к этому рассказу делает интересное добавление: «Ахмут побеже прочь, ведя с собою немного полону. И воспроси, что много у него били олексинцы, полону мало, а згорело мало. И русин запроси живота себе. Царь отпустити его обеща. Он же рече: «Более 1000 голов забегло в таиник з добром». Царь был з 2 версты отошел и воротися к городу на пожарище, и взя тайник и с людьми и з добром, и неизбысть ни един, и прочь поиде. А таиник был выведен к реце, а поведавшаго отпустил».

Поход хана Ахмата закончился полной неудачей. Ему не удалось прорваться в центр великого княжества Московского и восстановить прежние отношения Золотой Орды и русских земель. С этого момента выплата дани Орде должна была прекратиться. Однако общая победа государства, спасение многих от гибели или плена оказалась оплачена жизнями наших земляков. Защитить их против всех сил Золотой Орды могла только собранная воедино армия, которая дала бы битву наподобие Куликовской. Пойти на это Иван III него окружение считали невозможным. Интересы государства явно перевешивали интересы отдельных его членов. Независимые летописи явно подчеркивают, что Алексин и его жители были брошены на произвол судьбы. Из их повествования следует, что и успех в отражении попытки прорыва за Оку принадлежит не великокняжеским войскам, а отрядам удельных князей, Василию Михайловичу Верейскому и младшим братьям великого князя Юрию Васильевичу («понеже бо имени его трепетахоу»), и Борису Васильевичу, с которыми у Ивана III всегда были очень натянутые отношения.

Н К. ФОМИН

ЛИТЕРАТУРА:

ПОЛНОЕ собрание русских летописей. Т.8: VII. Продолжение летописи по Воскресенскому списку. - СПб., 1859.-301 с.

ПОЛНОЕ собрание русских летописей. Т.27. Никаноровская летопись. Сокращенные ле­тописные своды конца XV века. – М. -Л., 1962. - 418 с.

ПОЛНОЕ собрание русских летописей. Т.37. Устюжские и вологодские летописи XVI-XVIII вв. - Л., 1982. -228с.

ЛУРЬЕ Я.С. Общерусские летописи XIV-XV вв. - Л., 1976. - С. 183-185.

АЛЕКСИН: Ист. -экон. очерк. -2-е изд.. доп. - Тула, 1976. - С. 11-12.

ЗОБКОВ Ю. ...Гибли в сече ратной, живыми не сдавались // Знамя Ильича. - 1972. -29 июля.

ЗАЩИЩАЯ древнюю Москву // Знамя Ильича. - 1979. - 7 июля.

РАЧКОВ Л. Год 1472-й // Знамя Ильича. - 1972. - 25, 26 авг.