Исторические события
тульская областная универсальная научная библиотека
ТУЛЬСКАЯ ОБЛАСТНАЯ
НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА
структурное подразделение ГУК ТО
"Региональный библиотечно-
информационный комплекс"
Режим работы:
пн. - чт. - с 10:00 до 19:00
сб., вс. - с 10:00 до 18:00
пт. - выходной
последняя среда месяца
санитарный день
300 041, г. Тула,
ул. Тургеневская, д. 48
Для корреспонденции:
300 000, г. Тула, а/я 3151
Тел.: +7 (4872) 31-24-81
guk.torbik@tularegion.org
Памятные даты

Тульский край в жизни М.Ю. Лермонтова занимает особое место. В «Формулярном списке Тенгинского пехотного полка» о Лермонтове содержатся следующие сведения: «Из дворян Тульской губернии. За ним состоит родовое имение в Тульской губернии, за бабкой его - имение в Пензенской губернии».
Действительно, дедом М.Ю. Лермонтова П.Ю. Лермонтовым в 1791 г. было приобретено в Ефремовском уезде имение Кропотово (ныне Лермонтово) взамен проданного родового имения Измайлово в Костромской губернии. Приобретая имение в Тульской губернии, дед надеялся покупкой поправить свои дела. Но в семье было 6 детей:5 дочерей и сын Юрий, отец будущего поэта, к сожалению, поправить финансовое положение семьи не удалось, так как Кропотовское имение давало доход только от продажи хлеба, и в дальнейшем (1828 г.) оно было заложено в Опекунский совет. И, некогда прославленный воинской доблестью и пожалованными землями, род Лермонтовых оказался захудалым.
Земли в Кропотово было 1150 десятин, в крестьянских дворах жили 330 человек. Усадьба занимала небольшую территорию. У западной границы на высоком левом берегу реки Любашевки был построен одноэтажный деревянный господский дом, крытый железом. Недалеко от дома, в западной стороне от него, на границе с полем, были расположены обычные хозяйственные постройки: кухня, ткацкая, конюшня, каретный сарай и два амбара, сделанные из дубового леса. Погреб, ледник и скотный сарай сложены из дикого камня. Крыши у всех помещений были соломенные. На выгоне располагалось гумно. Там скирдовали снопы, молотили. Рядом с гумном - два плетневых овина, обмазанных глиной. При Лермонтовых здесь были пруды. В них водилась рыба. Как все усадьбы, кропотовское имение окружала канава, обсаженная акациями и березовыми деревьями. К дому вела широкая аллея серебристых тополей, она разделяла сад на две половины, в одной был старый сад, а в другой, на южной стороне, молодой.
Кропотово сыграло большую роль в сближении отца и матери М.Ю. Лермонтова. Во время визита к соседям Ю.П. заехал к помещику В.В. Арсеньеву в сельцо Васильевское (ныне Васильевка), стоящее в 35 верстах от Кропотова. Здесь произошло его знакомство с 17-летней Марией Михайловной, которая находилась в Васильевском проездом вместе с матерью Е.А. Арсеньевой. Марии Михайловне понравилась привлекательная наружность и светский лоск Юрия Петровича. Ему в это время было 26 лет, он был молод, холост, хорош собой. Современники так характеризовали его: «среднего роста, редкий красавец и прекрасно сложен, в полном смысле изящный мужчина, вполне светский и современный человек, добр, но ужасно вспыльчив».
Симпатия молодых людей была взаимной. В стихах Мария Михайловна признавалась в своей любви к Юрию Петровичу. Юрий Петрович отвечал ей также стихами. В альбоме есть акварельный рисунок: два дерева, разделенные ручьем. На рисунке чернилами рукой Марии Михайловны надпись по-французски:

Склонности объединяют нас,
Судьба разъединяет.
И как ответ на это двустишие, карандашом написано другой рукой:
Ручей два древа разделяет,
Но ветви их сплетясь растут.

И, несмотря на недовольство Елизаветы Алексеевны, которая хотела видеть будущего зятя более состоятельным человеком, молодые люди поженились и поселились в родовом имении невесты - Тарханах (Пензенская губерния). После рождения сына (03.10.14г.) отношения между зятем и тёщей стали натянутыми; здесь сыграли роль и вспыльчивый характер Юрия Петровича, и твёрдый характер тёщи, и возникшее охлаждение к жене. Поэтому вскоре после смерти матери будущего поэта в возрасте 21 года (1817 году) Юрий Петрович решил вернуться в своё родовое имение в Тульскую губернию, оставив пока сына на попечении бабушки в Тарханах по соображениям слабого здоровья ребёнка и более благоприятных условий, созданных для него Елизаветой Алексеевной.
С имением Кропотово связано немало страниц в жизни М.Ю. Лермонтова. Впервые Кропотово Лермонтов посетил в 1827 году, когда ему было 12 лет по пути из Москвы в Тарханы, где он учился в Московском государственном благородном пансионе. Бабушки Анны Васильевны уже не было в живых, она умерла в 1823 году. В Кропотове его встретили отец и тетки. Мальчик был окружен вниманием родни с отцовской стороны.
Благодаря сближению с отцом М.Ю. Лермонтов узнал прошлое своего знатного и богатого рода.
(Истоки шоталандского рода Лермонтовых овеяны легендами. Как сейчас установлено, что предком по отцовской линии был поэт и прорицатель Томас Лермонт Рифмач. На Эрсилдонских холмах изрекал он свои поэтические пророчества, которые были особым лирическим жанром в древней шотландской поэзии. Потомками Томаса Лермонта Рифмача станут английский поэт Д.Г.Н. Байрон и русский поэт М.Ю. Лермонтов.
В XI веке предок Лермонтовых прославился, проявив незаурядную воинскую храбрость, оказывая существенную помощь королю Малькольму III, сыну короля Дункана, в разгроме Макбета. За верность Малькольм наградил своих рыцарей. Согласно шотландской «Генеалогии почётной и древней фамилии Лермонт» появился Лэрд из Ersilmont, который позже превратится в Laisilmont, а потом в Lairmont.
В России род Лермонтовых оказывается благодаря Георгу Лермонту, который поступил на службу русскому царю Михаилу Романову в 1613 году. За хорошую службу в 1621 году получил грамоту на владение землёй в Костромском уезде. Поэт оказался восьмым в колене прибывшего из Шотландии воина).
Он увидел портреты своих предков: прадеда Юрия Петровича и деда Петра Юрьевича, изображенных неизвестным крепостным художником в парадных кафтанах и в париках с буклями. Особенно богат наряд прадеда, на нем нагрудный знак депутата Комиссии по составлению нового уложения (1767); эта Комиссия была создана по велению Екатерины II.
Знакомясь с родословной, Лермонтов мог прикоснуться к истории отношений между отцом и матерью, и смог понять драматизм отношений между отцом и бабушкой. В Кропотове Михаил Юрьевич увидел портреты отца и матери. Он рано лишился матери, и помнил ее очень смутно. С тем большим вниманием относился он ко всему, что напоминало о ней. Так как Юрий Петрович второй раз не женился, то продолжателем рода, и наследником лермонтовских традиций был один только Михаил Юрьевич, «младая ветвь на пне сухом».
В Кропотове Михаил Юрьевич повстречался с девушкой. Чистая детская любовь, посетившая поэта в Кропотове, осветила жизнь Лермонтова и нашла отражение в его творчестве. Это первое чувство нашло выражение в стихотворении «К гению», а также и в других произведениях: «Не привлекай меня красою», «Дерево»; все они тесно связаны с образом любимой девушки.
Так как М.Ю. не назвал её имя, то, как полагает И. Андронников, поэт пережил любовное чувство к Софье Сабуровой, с братьями которой Лермонтов учился в благородном пансионе Московского университета. (Сабуровы пензенские помещики владели землями в Белёвском уезде Тульской губернии). Другие исследователи считают, что это была Анна Григорьевна Столыпина, в замужестве Философова. В пользу этой версии свидетельствует приписка, сделанная поэтом к стихотвоению «К гению». «Напоминание о том, что было в ефремовской деревне в 1827 году - где я во второй раз полюбил 12 лет - поныне люблю». В другом месте он дополняет признание: «Кто хочет узнать имя девушки, пускай спросит у двоюродной сестры». Двоюродными сестрами Лермонтов называл молоденьких двоюродных сестер своей матери. Анна Григорьевна Столыпина как раз и была такой двоюродной сестрой. Ей, вероятно, посвятил Михаил Юрьевич свою юношескую драму «Люди и страсти», где говорится о любви героя к двоюродной сестре. В уста героя Юрия Волина Лермонтов вложил суть семейной драмы и своих юношеских переживаний: «У моей бабки, моей воспитательницы, жестокая распря с отцом моим, и все это на меня упадает».
В память о пребывании в Кропотове на одном из серебристых тополей мальчик вырезал свои инициалы - «М. Ю. Л.», и дерево долго хранило, до своей гибели, память о нем. На листке со стихотворным посвящением к этой драме Лермонтов зарисовал А. Г. Столыпину под сухим деревом. Образ сухого дерева ассоциировался у поэта с погибшей любовью.
Хоть и немного прожил в Кропотове Михаил Юрьевич, но оно оставило свой след в его душе. Он лучше узнал отца, понял причину незадавшейся жизни своих родителей. Вот почему он писал впоследствии:

Я сын страданья. Мой отец
Не знал покоя по конец.
В слезах угасла мать моя;
От них остался только я,
Ненужный член в пиру людском,
Младая ветвь на пне сухом; -
В ней соку нет, хоть зелена, -
Дочь смерти, - смерть ей суждена!
(т. I, стр. 363).
В январе 1831 года, когда здоровье пошатнулось, Ю.П. оформил завещание. По завещанию Кропотовское имение должно было быть разделено пополам: половину Ю.П. завещал сыну, вторую - сёстрам.(143). (После смерти Ю.П. имение приносило мизерный доход, и после уплаты процентов, и М.Ю. присылали долю дохода, которая составляла 300 рублей в год).
В духовном завещании он благодарил сына за его доброту, он писал: «...Хотя ты еще и в юных летах, но я вижу, что ты одарен способностями ума, - не пренебрегай ими и всего более страшись употреблять оные на что-либо вредное или бесполезное: это талант, в котором ты должен будешь некогда дать отчет богу!.. Ты имеешь, любезнейший сын мой, доброе сердце, - не ожесточай его даже и самою несправедливостью и неблагодарностию людей, ибо с ожесточением ты сам впадешь в презираемые тобою пороки...».
Есть предположение, что ещё одно посещение Тульской земли М.Ю. Лермонтовым связано с похоронами отца, скончавшегося 1 октября 1831г. сорока четырех лет от роду, о чём свидетельствует стихотворение «Эпитафия», написанном в 1832 году:

И тот один, когда, рыдая,
Толпа склонялась над тобой,
Стоял, очей не обтирая,
Недвижный, хладный и немой.
И все, не ведая причины,
Винили дерзостно его,
Как будто миг твоей кончины
Был мигом счастья для него.

Согласно завещанию, после смерти Юрия Петровича Кропотово перешло в совместное владение М.Ю. Лермонтова и трех его теток; в 1838 Лермонтов продал свою долю тётке Е. П. Виолевой. После нее имением владела К.М. Цехановская, двоюродная племянница Лермонтова. В настоящее время усадьба не сохранилась; в декабре 1941 г. она была сожжена гитлеровцами.
После смерти отца М.Ю. Лермонтов несколько раз заезжал в Кропотово по пути на Кавказ и обратно. Весной 1841 года он в последний раз навестил родных в Туле и Кропотове.
Об имении Кропотово сохранились воспоминания, сделанные И.А. Буниным. В 1913 году И.А. Бунин жил неподалёку в Огнёвке, и ему приходилось неоднократно проходить мимо Кропотово. И.А.Бунин в известном автобиографическом романе «Жизнь Арсеньева» писал: «Да ужели это правда, что вот в этом самом доме бывал в детстве Лермонтов, что почти всю жизнь прожил тут его родной отец?».

Н.А. Левицкая

Литература:

К столетию со дня рождения М.Ю. Лермонтова 1814 - 2 октября 1914. Документы к родословной Лермонтовых и родственных им семейств Виолевых и Арсеньевых : (из дел Тульского дворянского депутатского собрания и архива В.С. Арсеньева) / подгот. В.С. Арсеньев // Труды Тульской губерн. учен. архивн. комис. - Тула, 1915. - Кн. 1. - С. 79-108.
Романов, Д.М. Загадки биографии Лермонтова / Д.М. Романов. - Щекино, 2006.
Лермонтов Михаил Юрьевич // Энцикл. слов. / Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. - Репр. воспр. изд. 1890 г. - М., 1991. - Т. 34. - С. 959.
Лермонтов Михаил Юрьевич // Русские писатели. 1800-1917 : биографический словарь. - М., 1994. - Т. 3. - С. 329-338.
Кропотово, имение Лермонтовых в Ефремовском уезде / П.А. Вырыпаев // Лермонтовская энцикл. - М., 1999. - С. 234. - Библиогр. в конце ст.
Шипово, село Ефремовского уезда / П.А. Вырыпаев // Лермонтовская энцикл. - М., 1999. - С. 625. - Библиогр. в конце ст.
Лермонтов Михаил Юрьевич // Тульский биогр. слов. - Тула, 1996. - Т. 1 : (А - Л). - С. 318-319. - Лит. в конце ст.
Лермонтов Михаил Юрьевич // Гордость земли Ефремовской : малая энциклопедия Ефремовского района. - Тула, 2010. - С. 109-110 : портр. - Библиогр. в конце ст.
Лермонтов Юрий Петрович // Гордость земли Ефремовской : малая энциклопедия Ефремовского района. - Тула, 2010. - С. 109-110 : портр. - Библиогр. в конце ст.
Петров, В. «В мире круга земного...» : И.А. Бунин : 130 лет / В. Петров. - Липецк : Липецкое изд-во, 2000. - 352 с. : фото.
На с. 72-133, в гл. «Звон бубенца», в т.ч. о связях М.Ю. Лермонтова с Ефремовским краем.
Романов, Д.М. Загадки биографии Лермонтова / Д. М. Романов. - Щекино : [б. и.], 2006. - 306 с.
Романов, Д.М. Тропинки к Пушкину и Лермонтову : краеведческие очерки / Д.М. Романов. - Щекино, 1995. - 248 с.
Зиновьев, И. Туляки - герои Отечественной войны 1812 года / И. Зиновьев ; науч. руководитель Н.А. Антонова // Природа, история и культура: региональный аспект : материалы IV областных краеведческих чтений, посвященных Году российской истории, 300-летию Тульского оружейного завода, 235-летию со дня образования Тульской губернии, 200-летию Победы России в Отечественной войне 1812 года, 23-26 октября 2012 г. - Тула, 2012. - С. 68-75.
На с. 74 - о Ю.П. Лермонтове, отце поэта.
М.Ю. Лермонтов - великий русский поэт : (к 125-летию со дня смерти) // Календарь знаменательных и памятных дат по Тульской области на 1966 год. - Тула, 1966. - С. 64-66 : портр. - Библиогр.: 6 назв.
Милонов, Н. М.Ю. Лермонтов // Милонов, Н. Русские писатели и Тульский край : очерки по литературному краеведению / Н. Милонов. - Тула, 1971. - С. 202-213. - Библиогр. в конце ст.
Милонов, Н.А. М.Ю. Лермонтов // Милонов, Н.А. Русские писатели и Тульский край : очерки по литературному краеведению / Н.А. Милонов. - 3-изд, доп. и перераб. - Тула, 2002. - С. 131-136.
Низовский А.Ю. Кропотово // Низовский А.Ю. Самые знаменитые усадьбы России / А.Ю. Низовский. - М., 2000. - С. 332-337.
Шипово-Новомихайловское. Успенская церковь : (с. Шипово Становлянского р-на Липецкой обл.) // Ефремовский уезд, 1605-2012. - Тула, 2013. - С. 257-263.
Об истории храма с. Шипово Ефремовского у., где находилась родовая усыпальница Лермонтовых.
Милонов, Н. М.Ю. Лермонтов и Тульский край / Н. Милонов // Приокские зори. - 2005. - № 1. - С. 233-237 : портр. - Лит. в конце ст.
Фёдоров, А.К. Лермонтов в Ефремовской деревне / А.К. Фёдоров, Г.В. Любомудров, В.М. Постников // Тульский край. - 1927. - № 1. - С. 55-58 : фото.
Алексеева, С. Поэт, которого выбрал народ / С. Алексеева // Тул. известия. - 2003. - 29 окт.
Андреева, Т. «О том, что было в ефремовской деревне» / Т. Андреева // Мол. коммунар. - 2002. - 15 нояб. - С. 23 : фото.
Ашурков, В. М.Ю. Лермонтов и Тульский край / В. Ашурков // Коммунар. - 1936. - 16 сент. ; 1939. - 15 окт.
Боть, В. М.Ю. Лермонтов и Тульский край : к 190-летию со дня рождения М.Ю. Лермонтова / В. Боть // Тул. литератор. - 2004. - № 4. - С. 10 : фото.
В домике бабушки Лермонтова : [Кропотово] // Литературная газ. - 1937. - 30 июля.
Вепринцев, И. Живая легенда / И. Вепринцев // Коммунар. - 1964. - 15 окт.
Кречет, С. Наш великий земляк : к 190-летию М.Ю. Лермонтова / С. Кречет // Заря (Ефремов). - 2004. - 11 авг.
Петухов, А. У туляков особый интерес / А. Петухов // Мол. коммунар. - 1964. - 13 окт.
Поваляев, Д. М.Ю. Лермонтов и Тульский край / Д. Поваляев // Коммунар. - 1974. - 20 окт.
Сафронов, Е. Лермонтов в Ефремове? / Е. Сафронов // Тул. известия. - 2003. - 13 сент.

 

 

Рост экономического, политического значения российских городов XVIII в., развитие государственного строя России привели к значительным переменам в их внешнем облике, к утверждению в их архитектуре принципов регулярного градостроительства. По императорскому указу 1763 г. предстояло перепланировать и перестроить почти 400 российских городов. 2 сентября (26 августа) 1779 г. Екатериной II был утвержден план перепланировки Тулы, составленный в губернском городе, затем переработанный в Комиссии о строении Санкт-Петербурга и Москвы. В разработке плана принял участие известный архитектор А.В. Квасов. С небольшими изменениями этот план претворялся в жизнь начиная с 80-х годов XVIII в. Постепенно в Туле создавались новые улицы и площади, строились и заселялись новые районы и кварталы.

Составленный на основе главного принципа классического планировочного искусства - регулярности, план предусматривал красивые, радиальные улицы в центре города и более простые прямоугольные кварталы для окраин, четко выраженный общественный центр с присутственными местами и другими учреждениями. Предстояло также убрать с берега Упы различные хозяйственные и производственные постройки и создать там красивую набережную.

Вместе с тем авторам плана удалось подчеркнуть и преемственность развития города. За окончательно потерявшим свое военное значение Кремлем было оставлено значение архитектурного центра города. Именно от башен Кремля веером расходились центральные улицы Тулы. Это значение старой тульской крепости подчеркивалось и тем, что на колокольне Успенского собора (не сохранилась) сходились главные тогда улицы города: Киевская (ныне пр. Ленина), Калужская (ул. Демонстрации 1903 г.). Воронежская (ныне ул. Оборонная). Колокольня и эти улицы составляли своеобразный "трезубец" - колоритнейшую деталь плана 1779 года.

Исключительно удачным следует признать и использование местного рельефа. Расположенный в низине Кремль и находящийся на склоне холма общественный центр подчеркивали преемственность развития Тулы от города-крепости к "гражданскому городу". Кроме того, такое расположение общественного центра обеспечивало и замечательный вид на Кремль со стороны Киевской улицы.

Генеральный план нес и характерную для русского классицизма идеологическую направленность. Его регулярность выражала идеи мощи российского государства, порядка в нем, "гражданского" общества с четко выраженными обязанностями и правами различных городских сословий. Именно этим и объяснялся различный характер улиц в центре города и на окраинах. Каждому городскому сословию определялся свой район для жительства: Заречье и Чулково - для оружейников, западнее Киевской улицы - для купечества и мещанства, восточнее ее - для государственных служащих. Четыре лучших квартала по самой Киевской улице предназначались для дворянства. В центре города разрешалось строить только каменные дома.

План 1779 г. является великолепным образцом русского классицизма и без преувеличения может быть отнесен к шедеврам планировочного искусства XVIII в. Его реализм и жизненность оказалась настолько важна, что все последующие планы XIX-XX вв. вплоть до 70-х гг. ХХ в. исходили из его принципов. Сохранившиеся сейчас отдельные элементы плана представляют собой замечательные памятники истории и культуры XVIII-XIX веков.

С.И. Демидов

ЛИТЕРАТУРА:

ТУЛА // Энцикл. словарь / Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон.- СПб, 1902.- Т.67 (XXXIV).- С.38-40.

КИПАРИСОВА А. Тула / Под ред. В.А. Веснина. - М.: Изд-во Академии архитектуры СССР, 1948.- 79 с. - Содерж.: Планировка города. - С.12-30.

УКЛЕИН В.Н. Тула - каменная летопись: (О зодчестве и зодчих).- Тула: Приок. кн. изд-во, 1984,-193 с. - Содерж.: Генеральный план Тулы 1779 года - С. 50-55;

ГОРЯЕВ P.M. Из истории перепланировки русских городов во второй половине XYIII века // История СССР.- 1986.- № 6.- С.141-154.

ПОТАПОВ Л.А. К истории застройки г. Тулы // Сов. архивы. - 1986.- № 1.- С.50-53,- Библиогр. в подстроч. примеч.

ДМИТРИЕВА Л., Кулеева Л. Ружье и мастерок // Мол. коммунар. - 1983.-24 дек.
Об истории застройки г. Тулы (XVI-XIX вв.).

ИСТОРИЯ Тульского края: Библиогр. указ. / Тул. обл. б-ка им. Ленина. Тул. гос. пед. ин-т им. Л.Н. Толстого; Сост. А.Д. Афанасова, Л.Н. Букрина. - Тула, 1991.- 116 с. - Геогр. указ.: с. 105-144 [Тула, г.].

Писцовая книга 1588 года чрезвычайно ярко отражает быт Тулы этой эпохи и, анализируя ее данные, мы получаем ценнейшие указания на экономическое и культурное состояние одного из самых типичных городов засечной черты.

Начать с того, что Тула значительно выросла с начала столетия. Ее площадь равнялась теперь почти квадратной версте. Кроме каменного Кремля и дубового острога она получает еще новое земляное укрепление к валу, тянувшемуся вдоль Киевской дороги от угла нынешней Советской улицы и до Малиновой засеки, на протяжении 15 верст. Уже в том же XVI веке был пристроен „земляной город", в районе Хлебной площади и прилегающих улиц.

Часть населения не могла ютиться в городской черте и выселялась за острог, образуя зачатки.

Слобода произошла от слова свободы или льготы, даруемой владетельными князьями пригородным поселенцам. Царь Иоанн Васильевич Грозный в защиту крепостей стал увеличивать слободы военных поселений, и после казанского похода (1552 г.) появились при городах стрелецкая, пушкарская, и казачьи слободы. Стрельцы (пехота) были переименованы из пищальников; пушкари - артиллеристы; казаки - конная стража набирались из вольных, не тяглых людей.

В Туле к 1685 году насчитывалось десять слобод, окружавших город: Донская, Стрелецкая, Петровская, Николо-Ржавская, Флоровская, Павшинская, Ямская, Кузнецкая, Гончарная, Чулкова. Упоминались также слободы Малиновская и Засечных сторожей.

По описанию Тулы 1685 года в каменном, деревянном и земляном городе с десятью окружавшими слободами нашлось только 1147 душ обывателей мужского и женского пола

Центр города занимал Кремль со своими общественными зданиями, "осадными дворами" и "клетями", число их доходило до трех сотен. Теперь даже трудно представить себе, где могли помещаться эти громоздившиеся друг на друга избы, куда в "осадное время" съезжались семьи окрестных помещиков, и где в мирные годы квартировали сторожа — дворники, несшие гарнизонную службу (самих дворян и детей боярских в Туле жило только 14 человек).

В центре Кремля стоял деревянный, на каменном фундаменте, собор, и около него теснились дома духовенства (общая численность его в Туле не превышала трех десятков лиц). В Кремле же стояли дворы воеводы и протопопа — двух высших лиц города. От Пятницких до Никитских ворот (следовательно, параллельно реке и главной оси города) шла "Большая улица", от которой расходились переулки и тупики.

У Кремля, c западной стороны, лежала торговая часть города. Тульский рынок заключал не менее 500 торговых помещении, группировавшихся в Большой, Средний и Передний "ряды" (были также ряды Мясной, Калачный, Железный и т. д.)

Уже в писцовой книге 1587-1589 гг. упомянуты два кузнеца, названные "казенными" - их дворы находились на посаде близ Никитских ворот. Такие кузнецы были в это время и в других городах Тульского края - например, в Дедилове. По мнению В.Н. Ашуркова, сформировавшись позднее в "особую группу служилого люда", происходили они из "посадских кузнецов, которых правительство постепенно привлекало к работе на казну".

В 1595 г. в ответ на челобитную кузнецов, живших до этого на посаде, царем Федором Ивановичем особой грамотой (дошедшей до нас в изложении) было "велено их, кузнецов, устроить в Туле за острогом особую слободою, а никаким людям, опричь их, кузнецов, не жить, и к посаду ни в какие подати и ни в какие земские службы от них, кузнецов, выбирать не велено". В этот период (1594-1595 гг.) в стране проходило так называемое "посадское строение" - устройство ("ссаживание") тяглых слобод из людей "всяких чинов". Уточнение состава этих слобод, сопровождавшееся попытками возвратить в них ушедшее на частновладельческие дворы и в слободы население, преследовало, в частности, цепь упорядочить и облегчить сбор налогов. Ашурков полагал, что в ходе его "для тульских кузнецов было, по-видимому, допущено некоторое исключение": не зачисляя в посад, "им позволили устроиться особой слободой". В строевых книгах осадного головы Семена Ивашкина того же, что и указ, 1595 года, отмечено, что "устроено на Туле кузнецов 30 человек".

Таким образом, царский указ выполнялся. Но как именно? По вопросу о том, что понимать под "устройством" кузнецов, сложились две точки зрения. С.А. Зыбин полагал, что "кузнецы особой слободой не строились, а жили по-прежнему", то есть образуя "смешанное поселение из посадских кузнецов и казенных кузнецов". В устройстве кузнецов особо от посада сомневается и В. Кашин. Напротив, по мнению Ашуркова в их особом устройстве "вряд ли можно сомневаться". Последний считал, что кузнецы, которых затронул указ 1595 г., были устроены "слободой на государевой оброчной земле", и все их привилегии сводились на данном этапе "к замене посадского тягла довольно значительным оброком". Указ, таким образом, положил основание формированию особой группы тульских кузнецов - кузнецов оброчных, которых, согласно Ашуркову, не следует смешивать с жившими на посадской земле самопальными мастерами, привлекавшимися "к выделке оружия на казну". "Они-то, - полагает Ашурков, - и явились ядром, из которого в дальнейшем развилось тульское оружейное сословие". По схеме Ашуркова, две самостоятельные (юридически) группы кузнецов - оброчные и казенные - существовали в Туле почти до конца 1 трети следующего, 18-го, столетия.

Очень скудный документальный материал 16 века позволяет тем не менее утверждать, что уже в это время наметились основные противоречия, порождавшие кон­фликты между оружейниками и посадом в последующее время. Так, в челобитной 1599 г. тульские кузнецы жаловались Борису Годунову на "тесноту великую", которая чинится им от посадских людей, а также на то, что последние "притягивают их... в тягло". Они просили по-прежнему устроить их за острогом "опричь" (то есть отдельно) от посадских. Ссылка их на "прежнее" устройство ясно говорит, что челобитная исходит от тех же кузнецов, которым четырьмя годами раньше было даровано право жить особой слободой. Годунов подтвердил кузнецам права, предоставленные им его предшественником на царском престоле.

И.Н. ЮРКИН

ЛИТЕРАТУРА:

ГАМЕЛЬ И. Описание Тульского оружейного завода в историческом и техническом отношении с планами и изображениями оружия и машин на 42 листах. - М., 1826.-263 с.+72 с. прибавл.+37 с. чертежи.

ЗЫБИН С. История Тульского императора Петра Великого оружейного завода. - М., 1912.- Т.1: 1595. 1712-1834 г.-С.51-71.

САХАРОВ И.П. История общественного образования Тульской губернии. 4.1.- М.: 8 тип. Селивановского, 1832.- 238 с. - Содерж.: Отд. JV. Слободы - С.31-34.

СБОРНИК Императорского Русского Исторического общества . - СПб. - Т.93.- 1894.-744 с. - Содерж.: Депутатские наказы от ...: XVI. Наказ от жителей Туп. оружейной слободы - С.274-296.

МАРТЫНОВ П. М. Оружейная (кузнецкая) слобода в Туле // Тул. губ. ведомос­ти. - 1872.- № 69-71.

АШУРКОВ В.Н. Тульские оружейники и их классовая борьба в XVII первой четверти XIX вв. / Предисл. П.П. Смирнова. - Тупа: Обл. кн. изд-во, 1947.- С. 17-34.

ПАВЛЕНКО Н.И. Развитие металлургической промышленности России в первой половине XVIII века: Пром. политика и управление. - М.: Изд-во АН СССР, 1953.- 540 с. - Геогр. указ.: С.530-538 [Тул. оруж. слобода].

МОРДАШОВ И. Кузнецкая слобода // Мордашов И. Потомки легендарного Левши: Очерки о тульских умельцах. - Тула, 1968.-С.20-44.

РУДАКОВ А. История оружейного дела в Туле // По Тульскому краю. - Тула, 1925.-С.211-221.

ТРУТНЕВА Н.Ф. Тульская оружейная слобода и казенный завод в первой четверти XVIII в. // Из истории Тулы и Тульского края. - Тула, 1983.- С. 113-129.

ЮРКИН И.Н. Старосты Кузнецкой слободы г. Тулы в XVII - начале XVIII вв. // Из истории металлургии и металлообработки в Тульском крае. - Тула, 1994.- С. 44-52.

***

РАССАДНЕВ С. И слобода так называлась... // Тула вечерняя.-1994.- 2 июня.

ШЕСТАКОВ К. Загадка Демидовского "везения"//Мол. коммунар.-1991.- 19февр.
О тяжбе между Н. Демидовым и М.А. Арсеньевым за землю в Кузнецкой слободе в Туле.

ИСТОРИЯ Тульского края: Библиогр. указ. / Тул. обл. б-ка им. Ленина. Тул. гос. пед. ин-т им. Л.Н. Толстого; Сост. А.Д. Афанасова, Л.Н. Букрина.- Тула, 1991.- 116с. - Геогр. указ.: С.105-114 [Тульская оруж. слоб.].

В этом году исполняется 500 лет, как в летописях появилось первое упоминание о строительстве Тульского кремля. Строительство мощной каменной крепости на самой южной окраине Великого княжества Московского должно было иметь очень веские причины. Во всей средневековой истории строительство каменных крепостей на границах княжеств — явление исключительное, да и вообще на Руси каменных крепостей было чрезвычайно мало. Даже такое сильное княжество как Тверское не могло себе позволить выстроить каменную крепость вокруг своей столицы. Дороговизна каменного строительства и большие трудности возведения такой постройки служили непреодолимым препятствием для массового строительства кремлей. К тому же на границах строились, как правило, небольшие деревянные крепости. Даже во время сооружения Белгородской оборонительной линии не было выстроено ни одной каменной крепости. Здесь же Москва явно заявляла о своем контроле над всей прилегающей территорией.

Все историки связывают обычно строительство Тульского кремля с татарской опасностью. Однако первый набег крымских татар был совершен в августе 7015 г. от сотворения мира или в 1507 г., т.е. в самый последний месяц года по принятому тогда сентябрьскому стилю. К тому же до этого времени Крымское ханство было союзным Московскому княжеству государством. Поэтому решение о строительстве крепости, скорее всего, было принято до набега. К тому же место строительства указывает на то, что крепость строилась не для обороны, а для наступления. Для обороны крепость следовало бы разместить или непосредственно на Муравском шляхе, как в 1554 г. был выстроен Дедилов, или значительно севернее, скажем, например, на Торховском городище. Тем более, что для отражения набегов крымских татар войска располагались в первой четверти XVI в. севернее Упы. Новый город возник в местности, прекрасно защищенной естественными препятствиями с запада и юго-запада, а не с юга и юго-востока, откуда как раз и наступали татары. Строителями эти направления видимо признавались менее опасными. В то же время насколько удачно было выбрано место для строительства, показали все осады города. Разместить под Тулой средневековую осадную артиллерию оказалось практически невозможно. Осада Тулы 1607 г., когда против города были двинуты все войска Московского государства, показала, что поставить пушки можно было только на очень большом расстоянии от крепости, что делало их стрельбу малоэффективной. Даже во время Великой Отечественной войны 2-я танковая армия Гудериана смогла совершить только полуокружение Тулы, пробившись севернее ее только с юго-востока. Все попытки продвинуться на западном направлении легко отражались нашими войсками. Татары же не имели собственной осадной артиллерии и применяли ее только в случае самых больших походов, предпринимаемых по указанию турецкого султана, направлявшего им в помощь янычар и пушки.

А.А. Зимин показал, какую большую подготовительную работу провел новый польский король и великий князь литовский Сигизмунд I (1506-1545), чтобы вернуть отошедшие к единому русскому государству в результате войн конца XV — самого начала XVI вв. северские земли, в том числе Белевское, Новосильское и Одоевское княжества [1]. Московское правительство предпринимало, естественно, ответные меры, одной из которых и явилось начало строительства Тульского кремля. Новая крепость изолировала еще независимое Рязанское великое княжество, нависала постоянной угрозой над владениями северских князей и должна была гарантировать их лояльность в отношении Москвы, прикрывала Московские земли от вторжения польско-литовских войск с юго-запада, а также служила плацдармом для ответных действий в этом направлении. К тому же это был первый город Московской короны, появляющийся в Заокской полосе. Остальные принадлежали удельным (Алексин) или служилым князьям (северские городки) или находились в постоянном кормлении у татарских царевичей на русской службе (Кашира и, возможно, Венев). Кроме того, новый город открывал возможности для возвращения населения в Заокскую полосу, которую оно покинуло в конце XIV-XV вв. и начать колонизацию земель, прилегающих к Полю.

Все сказанное показывает, насколько хорошо начало строительства Тульского кремля укладывается в контекст событий предшествующих началу войн с Крымским ханством, что служит пусть косвенным, но обоснованием даты начала строительства в 1507 г.

Эту дату сообщает Краткий Кирилло-Белозерский летописец под 7015 г. «Поставлен город каменной на Туле» [2]. Позднее практически все летописи Вологодско-Пермская, Воскресенская, Никоновская и др. неоднократно говорят о строительстве крепости. Именно эту дату и принял А.А. Зимин. Эти сообщения следуют в них независимо от того, что ранее уже говорилось о ее возведении. Они охватывают весьма длительный отрезок времени, начиная с 1508/09 г. и до 1520 и даже до 1521 и 1522 гг. В настоящее время очень трудно объяснить причину подобных записей. Возможно, что в эти годы шло завершение работ или производились какие-то дополнительные работы по усилению тульской крепости. Последнее весьма вероятно, так в 1593/94 г. в разрядных записях, когда мощная крепость Тула несомненно уже существовала, была сделана запись «На Туле город делает Матвей Игнатьев, и осада ему же приказана; да осадная голова Григорий Никитин сын Писарев». Скорее всего, М. Игнатьевым укрепления Тулы были реконструированы и усилены настолько, что с ними и не смогла справиться армия Василия Шуйского.

Во всяком случае, Тульский кремль и город были выстроены на совершенно новом месте. Все археологические раскопки показали, что в исторической части Тулы отсутствует культурный слой, предшествующий непосредственно времени построения кремля. Следов постройки деревянной крепости в Туле, кроме возведения деревянного города, также не обнаружено. Несомненно одно, что в 1512-1514 гг. Тула как крепость и город уже существовали и в городе и вокруг него располагалась очень значительная армия князя А.В. Ростовского, выдвинутая сюда во время войны за Смоленск. Столь значительных сил, как нам удалось показать в свое время, в первой половине XVI в. в Заокскую полосу не выдвигалось. Поэтому армия могла опираться и базироваться только у города.

Н.К.Фомин

ЛИТЕРАТУРА:

Памятники искусства Тульской губернии. Вып. I (год III).— М.: Синодальная тип., 1914.— 59+30 с: ил.
В изд. представлены фотографии с коммент., в т.ч. Тульский кремль.

Муравьева, А.Ф. Тульский кремль: (краткая справка) / А.Ф. Муравьева.— Тула: Гриф и К, 2002.— 25 с: фото.

Рудаков, А.П. Тульский кремль: (страничка из тульской археологии) / А.П. Рудаков; вступ. ст. В.И. Крутикова; фото В.П. Дворецкого, Е.И. Сускова.— Репр. воспроизв. изд. 1916 г.— Тула, 1995.—62 с: ил.

Ансамбль Тульского кремля // Край наш Тульский: путеводитель.— Тула, 2002.— С. 49-65: фото.

Ашурков, В.Н. Тульский кремль / В.Н. Ашурков // Литературная Тула: лит.-худож. и публицист, альм. / Тул. обл. лит. об-ние.— Тула, 1951.— Кн. 4.— С. 172-178.

[Боть, В.И.] В местах древнего посада // Тула. Памятники истории и культуры: путеводитель.— 2-е изд., испр. и доп.— Тула, 1973.—С. 56-81.

Екимов, Ю.Г. Игрушки и игры обитателей осадных дворов Тульского кремля XVI — XVII вв. / Ю.Г. Екимов // Тульский краевед. альм.— Тула, 2005.— Вып. 3.— С. 12-18: ил.— Библиогр. в конце ст.

Екимов, Ю.Г. К вопросу о принципах крепления фундаментов Тульского кремля (археологический аспект) / Ю.Г. Екимов // Н.И.Троицкий и современные исследования историко-культурного наследия Центральной России.— Тула, 2002.— Т. 1: Археология.— С. 241-254.

Екимов, Ю.Г. Осадные дворы Тульского кремля XVI—XVII вв. / Ю.Г. Екимов // Тульский краевед. альм.— Тула, 2004.— Вып. 2.— С. 15-19.— Библиогр. в конце ст.

Муравьева, А.Ф. Из истории реставрации и благоустройства Тульского кремля // Материалы краеведческих чтений: к 75-летию Тульского областного краеведческого музея.— Тула, 1995.—С. 48-50.

Муравьева, А.Ф. Планировка Тульского кремля в прошлом, в настоящем и в будущем / А.Ф. Муравьева // Тула историческая: прошлое и настоящее: тез. докл. науч.-практ. конф., посвященной 850-летию г. Тулы.— Тула, 1996.— С. 35-36.

Нарциссов, П. Памятники времен татарщины / П. Нарциссов // По   Тульскому   краю:   (пособие   для   экскурсий).— Тула, 1925.—С. 557-578.
О Тульском кремле — с. 561 -567.

Сурмина, И.О. Тула (кремль, острог) / И.О. Сурмина // Сурмина, И.О. Самые знаменитые крепости России.— М., 2002.— С. 296-303 с: ил.— (Самые знаменитые).

Уклеин, В.Н. Тульский кремль / В.Н. Уклеин // Уклеин, В.Н. Тула — каменная летопись: (о зодчестве и зодчих).— Тула, 1984.— С. 5-12.

Фомин, К.Н. Историческая топография города Тулы в XVI веке / К.Н. Фомин // Столица и провинция в отечественной и всемирной истории: материалы Всерос. науч. конф., посвященной 100-летию со дня рождения В.Н. Ашуркова.— Тула, 2004.— Т. 2.— С. 124-130.— Библиогр. в примеч.

Фомин, Н.К. К вопросу о военно-политическом значении Тулы в первой половине XVI века / Н.К. Фомин // Из истории Тулы и Тульского края: сб. науч. тр. (межвуз.) / Тул. гос. пед. ин-т им. Л.Н.Толстого.— Тула, 1983.— С. 131-143.

Шевчук, А. Из жизни Тульского кремля / А. Шевчук // Тульский краевед. альм.— Тула, 2003.— Вып. 1.— С. 33-36.— Библиогр.: 7 назв.

Енишерлов, М. Счастлив тот город, где сохранился кремль / М. Енишерлов, Л. Потапов // Мир и музей.— 2000.— № 1-2.— С. 30-37: фото.

Муравьева, А.Ф. Тульский кремль — памятник оборонного зодчества / А.Ф. Муравьева // Вестн. Тульской православной классической гимназии.— 2001.— №4.— С. 117-128: фото.

Шишкин, Б.Т. Важнейший градостроительный элемент Тулы / Б.Т. Шишкин, В.В. Куликов // Лицей на Пушкинской.— 1999/ 2000.— № 13-14.— С. 4-6: ил.

Муравьева, А. Гербы на башнях Тульского кремля: к 225-летию утверждения герба г. Тулы / А. Муравьева // Тула.— 2003.— 22 авг.— С. 16: фото.

Тимофеева, Л. Кремлевские раскопки / Л. Тимофеева // Слобода.— 1996.—№41.—С. 18.

Библиография:

Калита, СП. 480 лет со времени (1514) начала строительства Тульского кремля / СП. Калита // Тульский край. Памятные даты на 1994 год: указ. лит.— Тула, 1994.— С 47.— Библиогр.: 8 назв.

Тришкина, Н.С. Кремли России: [библиогр. список лит.] / Н.С. Тришкина // Мир библиографии.— 2000.— № 5.— С. 30-37: ил.
На с. 36-37 — о Тульском кремле.


1. Зимин, А. А. Россия на пороге нового времени ; (очерки полит. истории России первой трети XVI в.) / А.А. Зимин.— М.: Мысль, 1972.— 452 с.: ил.


2. Краткий Кирило-Белозерский летописчик // Исторический архив.— М.— Л., 1950.— Т. 5.